К-19 - достойная награда спустя 45 лет

Михаил Горбачев выдвинул экипаж подлодки на Нобелевскую премию мира

Спасение экипажа К-19. Фото с сайта "Российский подводный флот" (submarine.id.ru)

Бывший президент СССР Михаил Сергеевич Горбачев обратился в Нобелевский комитет с предложением номинировать на Премию мира 2006 года экипаж советской атомной подводной лодки К-19. По мнению Горбачева, моряки, ликвидировавшие аварию на борту субмарины 4 июля 1961 года, спасли мир от страшной экологической катастрофы и возможного ядерного конфликта СССР и США, которые могли воспринять взрыв реактора подлодки как попытку напасть на их военно-морскую базу.

История не знает сослагательных наклонений. Как отреагировали бы американцы на ядерный взрыв в ста милях от своей военной базы, сказать сложно. Спустя восемь лет, 15 ноября 1969 года, эта же подлодка столкнулась в Белом море с американской атомной субмариной "Гэтоу". Тогда американцы подумали, что на них совершено нападение, и хотели пустить в К-19 торпеду, однако капитан АПЛ отказался это сделать, несмотря на инструкции. Возможно, ядерного конфликта в 1961 году избежать бы удалось, но даже и предотвращение взрыва реактора и загрязнения океана радиоактивными материалами все равно достойно Премии мира.

История одной из самых громких аварий за всю историю отечественного флота долгое время была засекречена, но после распада СССР ее детали раскрыли, и теперь она известна всем. Не последнюю роль в этом сыграл и голливудский фильм "К-19. Оставляющая вдов", снятый по мотивам тех событий. Фильм, по словам свидетелей аварии и специалистов-подводников, во многом ошибочно трактует ситуацию на подлодке и действия моряков, однако он однозначно рассматривает события 4 июля 1961 года как проявление героизма и мужества советских подводников. Впрочем, иначе трактовать их нельзя.

Авария на подлодке произошла, когда К-19 участвовала в учениях "Полярный круг". К-19 уже находилась неделю в автономном плавании. Обычно такие подлодки возвращались на базу спустя 10-12 дней - некоторые компоненты силовых установок АПЛ первого поколения были не совсем надежными, и срок в 30 суток, которые подлодка могла провести в море согласно "паспортным данным", обычно сокращался в два-три раза.

На этот раз перед АПЛ, которой командовал капитан 1-го ранга Николай Затеев, стояла задача - пройти из Атлантики через Норвежское море в Северный Ледовитый океан и подойти к берегам Советского Союза со стороны Северного полюса. Лодка имитировала действия условного противника.

Однако на выходе из Датского пролива, примерно в 100 милях от американской военно-морской базы, расположенной на норвежском острове Ян-Майен, в 04:15 по местному времени на субмарине сработала аварийная защита реактора левого борта.

Характеристики ПЛАРБ проекта 658 (К-19)
Длина наибольшая - 114,0 м Ширина наибольшая - 9,2 м Осадка средняя - 7,5 м Водоизмещение: нормальное - 4030 м3
полное - 5300 м3
Рабочая глубина погружения - 240 м Предельная глубина погружения - 300 м Полная скорость подводного хода 26 уз. Надводная скорость - 18 уз. Автономность - 30 суток

В результате течи, образовавшейся в трубке одного из датчиков давления, в компенсаторах первого контура системы охлаждения реактора резко упало давление воды. Из-за снижения давления заклинило два насоса, которые обеспечивали циркуляцию теплоносителя, реактор остался без охлаждения. Температура в активной зоне повысилась до критической величины, грозящей разрушением тепловыделяющих элементов.

Как утверждают специалисты, если бы это произошло, расплавленный уран скопился бы в поддоне реактора и после превышения критической массы произошел бы атомный взрыв. Правда, по мнению других экспертов, ни о каком взрыве речи быть не могло - главной опасностью в этой ситуации был расплавленный уран, который мог попасть в воду, если бы не выдержал поддон реактора. Существует также версия, согласно которой уран все-таки оказался в поддоне, который выдержал, но официально ее никто не поддерживает, так как это могло произойти в том случае, когда все попытки экипажа ликвидировать повреждение контура охлаждения оказались тщетными.

Согласно официальной версии, которую также подтверждают свидетели и участники операции по спасению К-19, командир принял решение силами экипажа из подручных материалов смонтировать трубопровод, дублирующий поврежденный участок системы охлаждения. На помощь с "большой земли" рассчитывать не приходилось - в результате аварии оказалась поврежденной антенна главного передатчика. В течении двух часов подводники во главе с лейтенантом Борисом Корчиловым (командиром аварийной команды), находясь в зоне воздействия радиации, смонтировали систему охлаждения и спасли подлодку. В будущем такие дублирующие контуры появились на всех АПЛ.

Через несколько часов у 32 подводников начали проявляться симптомы лучевой болезни, причем у 15 из них - в тяжелой форме. Всего различные дозы облучения получили 42 члена экипажа К-19. В результате распространения газов и аэрозолей радиационная обстановка в обитаемых отсеках лодки серьезно осложнилась. В конце концов экипажу удалось связаться по радио с другими подлодками, участвовавшими в учениях. Они сообщили командованию об аварии на АПЛ.

К терпящей бедствие подлодке направились корабли с медиками и спасателями. К вечеру 4 июля с подлодки были эвакуированы 65 моряков, а еще через день подлодку оставили все члены экипажа - находиться в ней было опасно для жизни из-за радиации. Еще через несколько дней, когда к месту аварии подошли надводные корабли с медицинскими группами, К-19 взяли на буксир и перевели на базу. Все эти дни две дизельные подлодки, на которые были эвакуированы члены экипажа АПЛ, держали К-19 под прицелом торпедных аппаратов - если бы на нее попытались проникнуть иностранные военные, то ее потопили бы.

Через 87 часов после аварии весь экипаж К-19 был госпитализирован. Восемь человек, получивших максимальные дозы радиации, скончались в течении недели. Правительственная комиссия признала действия экипажа правильными. Многих из них наградили орденами и медалями. Горбачев, правда, утверждает, что правительство забыло о подводниках и скрыло информацию об аварии:

Благодаря личному мужеству этих героев-моряков были фактически предотвращены тепловой взрыв реактора и последующая экологическая катастрофа акватории океана... Взрыв на АПЛ К-19 мог быть расценен как военная провокация со стороны СССР, как попытка нанести ядерный удар по побережью Северной Америки... Ответ со стороны Америки и НАТО мог последовать незамедлительно, что в результате могло привести к началу Третьей мировой войны.

Михаил Горбачев. Из письма в Нобелевский комитет

"О ней не знали даже те, кто сменил экипаж Затеева на К-19, никто из "затеевских" моряков не был награжден государством, и, как выяснилось позже, умерших в страшных муках моряков тайно хоронили ночью в специальных свинцовых гробах, не оповещая даже родственников о месте захоронения". Между тем в настоящее время из 139 моряков, бывших тогда в составе экипажа АПЛ К-19, в живых осталось 56 человек. Командир подлодки скончался 1998 году.

Мог ли произойти взрыв, или дело ограничилось бы "простым" попаданием урана в океан, сейчас уже неважно. В любом случае мир стоял на пороге ужасной катастрофы, от которой его спасли ценой своей жизни несколько человек.

На К-19 были и другие аварии. Одна из них, произошедшая 24 февраля 1972 года, может быть, и не грозила столь масштабными последствиями, но привела к большему числу жертв. В этот день лодка, которой командовал уже капитан 1-го ранга Виктор Кулибаба, возвращалась на базу из Северной Атлантики.

Рано утром в 9-м отсеке субмарины начался пожар. В результате образовавшейся течи в одном из трубопроводов высокого давления масло попало на раскаленный фильтр и загорелось. Огонь пережег силовые кабели и трубопровод воздуха высокого давления - образовался пожар, который практически невозможно было потушить. Из прожженного трубопровода воздух продолжал поступать в отсек, создавая в нем избыточное давление. В результате огонь проник в соседний, 8-й отсек. В результате действий экипажа пожар удалось потушить, однако при этом погибли 28 человек. Еще 12 членов экипажа оказались отрезанными в 10-м отсеке, где они провели без света 23 дня.

Члены экипажа К-19, погибшие в результате аварии 4 июля 1961 года
  • главный старшина Борис Рыжиков,
  • старшина 1 статьи Юрий Ордочкин,
  • старшина 2 статьи Евгений Кашенков,
  • матрос Семен Пеньков,
  • матрос Николай Савкин,
  • матрос Валерий Харитонов,
  • матрос Геннадий Старков.
  • командир БЧ-5 инженер-механик капитан 3 ранга Анатолий Козырев
  • командир дивизиона движения капитан-лейтенант Юрий Повстьев
  • Была еще одна авария, о которой мы говорили выше. 15 ноября 1969 года К-19 столкнулась с американской атомной подлодкой "Гетоу" (SSN-615). "Гетоу" находилась в Баренцевом море со шпионским заданием - она следила за советскими подлодками, осуществляла радиоперехват. У командира была четкая инструкция - в случае преследования применять оружие (торпеды). К-19 столкнулась с американской субмариной случайно, не подозревая о ее присутствии в советских территориальных водах.

    После удара советская подлодка смогла всплыть, а американская легла на дно - "Гетоу" получила удар в районе реакторного отсека. Считается, что командир боевой части американской лодки решил применить против К-19 ракетоторпеду с ядерным зарядом, но капитан приказал отменить атаку. В результате этой аварии никто не пострадал. Были и другие, более мелкие аварии, включая пожар, произошедший после ремонта.

    Американцы, снимая кино, дали К-19 название Widowmaker - "оставляющая вдов". На самом деле у лодки было другое, более точное прозвище - "Хиросима". Возможно, это была одна из самых несчастливых лодок за всю историю отечественного подводного флота - на ее долю выпало три крупных аварии и несколько более мелких. Говорят, что при "крещении" лодки бутылка с шампанским не разбилась о ее нос, а отскочила от корпуса. Может быть, это правда, а может, и нет - такая невезучая субмарина не могла не обрасти легендами. Однако какой бы невезучей ни была К-19, ее экипаж оказался сильнее злого рока - именно благодаря действиям подводников однажды ее несчастливая судьба не распространилась на весь мир. Возможно, это стоит Нобелевской премии мира.

    "Все, кто находился в то утро на борту лодки, кто выполнял, согласно штатному расписанию, свою работу, достойны быть признаны человеческим сообществом как люди, сделавшие каждый на своем месте все возможное для спасения мира на Земле. Присуждение экипажу подлодки К-19 Нобелевской премии мира стало бы достойной оценкой их уникального подвига, значимость которого с течением времени только возрастает... Подобный акт станет еще одним достойным символом бесповоротного окончания "холодной войны", - заявил в своем письме Горбачев.

    Павел Аксенов

    Обсудить  

    Другие материалы рубрики

    13:43 9 апреля 2014
    Ан-72 ВВС России

    Лететь с одним крылом

    Украина пригрозила России разрывом военно-технического сотрудничества

    Кони в яблоках
    Главные премьеры автосалона в Нью-Йорке
    Медаль за отвагу
    Необычные концепт-кары, которые встали на конвейер почти без изменений
    Ничего личного
    Тест-драйв минивэна Mercedes-Benz V-Class, который мечтает стать «эс-классом»