Успокойтесь, граждане!

Гуманитарная акция России возбудила прибалтийских чиновников

"Негражданин Латвии". Фото с сайта russkie.org

Указ президента Дмитрия Медведева о безвизовом въезде в Россию для лиц без гражданства, проживающих в Латвии и Эстонии, прибалтийские чиновники расценили как неопознанную провокацию. Версий, как водится, появилось много.

Андрис Берзиньш, председатель комиссии латвийского Сейма по иностранным делам, в разговоре с корреспондентом латвийской газеты "Час" заявил: "Мне непонятна цель этого решения российского президента. А цель есть наверняка. Теперь получается, что быть негражданином выгоднее, чем гражданином. Во всяком случае, можно ездить без виз в большее количество стран".

В свою очередь министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт заявил: "Теперь мы получаем ситуацию, когда неграждане, живущие в Эстонии, смогут без виз путешествовать по всему Евросоюзу и в Россию. То есть в практическом смысле людям теперь выгоднее быть негражданами Эстонии, чем ее гражданами. Если у нас будет возможность обсудить эту проблему с российской стороной, мы обязательно это сделаем".

"Это решение подтверждает двуличность российской политики, - резюмировал Урмас Паэт по эстонскому телевидению. - Приходится констатировать, что дела России противоположны ее словам".

Вот таким незатейливым образом родственные чувства, выраженные, например, в желании навестить бабушку под Ярославлем, практически приравниваются к туристической алчности. Пассажи министра - классический пример подмены исходного посыла. Извините за страшное слово: это пропаганда. Дальше будут слова пострашнее.

Если отказаться от всякого рода эвфемизмов и не всегда уместной политкорректности, то ситуацию, при которой бывшие граждане СССР в Латвии и Эстонии под давлением властей проходят "добровольно-принудительную" натурализацию, весьма непростую, и при этом существенно поражены в гражданских правах, иначе как апартеид охарактеризовать нельзя. А как еще можно определить политический режим, когда в стране официально (подчеркнем - официально) есть люди "первого" и "второго" сорта? Паспорта разных цветов, и прав, соответственно, у одних побольше, у других поменьше.

Для справки: паспорт негражданина Латвии автоматически получают лица, приехавшие Латвию на постоянное место жительства после 1940 года, когда республика находилась в составе СССР. Паспорт негражданина получают его дети, родившиеся на территории или за пределами Латвии до 1991 года. Неграждане не могут работать на государственной службе, избирать и быть избранными в органы власти. Резерваций, конечно, нет, все-таки и Эстония, и Латвия - члены ЕС. "Старший брат" не позволит.

Сейчас число неграждан в Эстонии, население которой насчитывает почти полтора миллиона человек, составляет более 115 тысяч человек. В 2,3-миллионной Латвии проживают около 400 тысяч неграждан - бывших граждан СССР, которые не получили латвийские паспорта.

Аналогия с апартеидом - отнюдь не перебор, как может показаться. "Негры", а именно так в обиходе полноправные латыши называют неграждан, безусловно, решением президента Дмитрия Медведева об отмене виз довольны.

По-человечески людей понять можно: наболело. И даже "дарованное" в январе 2006 года для неграждан Латвии и Эстонии право перемещаться без виз по территории Евросоюза не улучшило ситуации. По простой причине: родственники, как правило, живут в России, а не в Швейцарии или в княжестве Монако.

"Уважаемый президент. Неужели Россия не может сделать безвизовый режим для неграждан Латвии и Эстонии, показав на деле свое недовольство положением русских в этих странах? С 1 июля Латвия ввела безвизовый режим с Турцией только для граждан, но нам - негражданам - туда и не надо. А вот лишний раз без препон посетить своих престарелых родителей, живущих в России, было бы двойной радостью и для них, и для нас! Спасибо! Алла, 54 года, Рига, 04.07.2006 г."

На этот вопрос Владимир Путин на интернет-конференции, состоявшейся 6 июля 2006 года, к сожалению, ответить не успел. Между тем вопрос рижанки Аллы типичен и возник не вчера, и даже не позавчера, а 17 лет назад, в 1991 году, когда, собственно, и началась сегрегация населения Латвии на "своих" и "чужих".

Глава Управления натурализации Латвии Эйжения Алдермане в среду рассказала РИА Новости о том, что значит быть латвийским гражданином: "Быть гражданином - дело чести. Люди натурализуются не только из прагматических соображений. Если для человека главное, что он сможет ездить в Россию или куда-то еще без виз, то, может, он еще не готов стать гражданином".

По словам Алдермане, те люди, которые хотят получить латвийское гражданство, "о каких-то льготах" думают в последнюю очередь. "Если человек хочет жить в стране, участвовать в выборах, быть гражданином ЕС, если он думает о стране, хочет что-то изменить в ней, он станет гражданином", - резюмировала Эйжения Алдермане.

Позиция латвийской чиновницы, мягко говоря, не безупречна, потому как за скобки выносится вопрос о том, кто в 1991 году лишил русскоязычное население Латвии "чести" иметь полноценные гражданские права. Наверное, все-таки не Россия.

В указе президента Медведева, с гуманитарной точки зрения, нет ничего дурного. Доказательств не требуется. Интересно другое: почему решение состоялось только сейчас?

Российский закон о поддержке соотечественников действует аж с 1999 года, а госпрограмма по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом, была утверждена указом Путина в 2006 году. Таким образом, целенаправленная политика в данном гуманитарном направлении ведется, причем давно. Так что же мешало российским властям ввести безвизовый режим раньше?

Ответ лежит, возможно, в области имиджа. О том, что президент Медведев выступает в медиапространстве в роли ярко выраженного либерала (помните ставшее крылатым: "Свобода лучше, чем несвобода"?) писали СМИ всего мира, за исключением разве что северокорейских. Политика судят по делам, а не по декларациям. Вот президент и подписал указ. Как говорится, совпало. Но, разумеется, это тоже всего лишь версия.

подписаться Обсудить  
01:15 Сегодня
Председатель Государственного Совета Республики Крым Владимир Константинов, депутат Национального собрания Франции Николя Дюик, депутат Национального собрания Франции и сопредседатель ассоциации «Франко-российский диалог» Тьерри Мариани в Севастополе

Крымские каникулы

Может ли Украина запретить иностранным гражданам поездки на полуостров
07:30 20 июля 2015
Площадь Независимости в Киеве, 2013 год

«Хотелось бы попросить прощения у Путина»

Активист Евромайдана об изнасиловании в СБУ и обвинениях в сепаратизме
Никто, кроме них
Российской «крылатой гвардии» — 85 лет
Подводная лодка «Сом», 1904 год Последнее погружение «Сома»
Старая российская лодка найдена в шведских водах
Игры патриотов
В России открылись армейские соревнования
Сто лет заветам дедушки Дурова
Боевые тюлени и дельфины — российское ноу-хау
Инициатива, как известно...
За что арестовали журналиста РБК Александра Соколова
Без обмана
Как не пострадать при покупке квартиры на кризисном рынке
Сдавайтесь, вы окружены
Десять российских городов с самой доступной арендой жилья
У кого нет миллиарда — могут... остаться
История о домохозяйке, которая создала рай на земле за 15 тысяч долларов
Может быть — в Питер, и все образуется
Сколько стоит арендный роман с Северной столицей
С небес на землю
Стоит ли покупать квартиру в малоэтажном жилом комплексе?
Присяга воинов-иудеев Путь Трумпельдора
О русском офицере, ставшем национальным героем Израиля
Успех — у государств с национальным «ромбом»
Книга Майкла Портера «Международная конкуренция: конкурентные преимущества стран»
Отряды шиитской милиции в иракском городе Басра, на митинге протеста против ИГ «ИГ занял нишу левой идеологии»
Политологи о причинах появления «Исламского государства» и способах борьбы с ним
Город-нора против хипстерского урбанизма
Социолог Виктор Вахштайн о том, почему Москва — это мегаполис для приезжих
Креативный человек против пещерного
Бизнес-стратеги о мире-2035, работе будущего и эволюции человеческих ценностей
Крепость Осовец
Конкурс читательских рассказов «Ленты.ру»
«Мы живем в момент перехода к полицентричному миру»
Директор Института Европы РАН Алексей Громыко о проекте «Большая Европа»