Сделаны в России

В Петербурге осуждена банда неонацистов

Лидер неонацистов Алексей Воеводин, приговоренный к пожизненному заключению. Кадр телеканала "Россия 24"

Городской суд Санкт-Петербурга вынес приговор участникам очередной неонацистской группировки. На счету банды - семь убийств, в том числе ученого Николая Гиренко, который выступал в качестве эксперта по экстремистским преступлениям. Двух подсудимых, включая лидера группировки, приговорили к пожизненному заключению.

Судебный процесс над неонацистами продолжался более двух лет. На скамье подсудимых оказались 14 человек. 19 мая 2011 года присяжные вынесли вердикт. Два участника группировки были полностью оправданы, а остальных признали виновными и не заслуживающими снисхождения. Помимо двоих, получивших пожизненный срок, шестерым было назначено наказание в виде заключения в колонии строгого режима на максимальный срок до 18 лет. Еще четверо отделались условными сроками.

Следствие считает, что у истоков группировки стояли Алексей Воеводин - именно его приговорили к пожизненному сроку - и Дмитрий Боровиков, застреленный при задержании в 2006 году. Оба молодых человека уже имели опыт экстремистской деятельности в составе группировки Mad Crowd, большинство участников которой были осуждены в 2005 году.

В 2003 году Воеводин и Боровиков решили сколотить собственную банду, которая могла бы действовать скрытно и эффективно. В целях конспирации ей не стали давать никакого названия, поэтому в материалах дела она фигурировала просто как "банда Воеводина-Боровикова". Чтобы не привлекать к себе лишнее внимание, борцы за расовую чистоту отказались от традиционных атрибутов неонацистов - не носили высокие ботинки-берцы, куртки без воротника - бомберы и не стриглись наголо, как бонхеды.

В качестве главной цели организаторы группировки избрали нападения на людей неевропейской внешности. Жертвами неонацистов стали граждане Сенегала, Узбекистана, Китая и Северной Кореи. Эта же группировка оказалась причастна к убийству ученого-этнографа Николая Гиренко. Он был убит в июне 2004 года выстрелом из обреза антикварной винтовки через входную дверь собственной квартиры.

Гиренко работал ведущим научным сотрудником в Музее антропологии и этнографии. В свободное время он оказывал экспертную поддержку при расследовании преступлений, связанных с межнациональной рознью. В его задачи входило определение наличия экстремистских мотивов в публикациях, а также при совершении насильственных преступлений.

Незадолго до гибели Гиренко принимал участие в экспертизе по делу участников неонацистской группировки "Шульц-88". Ему стали поступать угрозы от бритоголовых, которые требовали прекратить защищать расово неполноценных, по их мнению, людей. За убийство Гиренко был приговорен к пожизненному заключению соратник Воеводина Артем Прохоренко: он, как установило следствие, произвел смертельный выстрел в ученого.

Вскоре после убийства на интернет-форуме петербургского издания "Фонтанка.ру" появился смертный приговор, утвержденный неким Владимиром Поповым, который именовал себя Верховным правителем Русской республики. Приговор был вынесен "Трибуналом по фактам геноцида русского народа", и согласно вердикту Гиренко был признан "убежденным и неисправимым врагом русского народа". Вместе с тем губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко утверждала, что в возглавляемом ею городе нет места ксенофобии, а громкие убийства, в том числе и Гиренко, совершены по бытовым и хулиганским мотивам, а не неонацистами.

В том же июне 2004 года, когда был убит Гиренко, произошли еще два убийства, которые фактически и привели к провалу тщательно законспирированной банды. Ее лидеры Воеводин и Боровиков заподозрили своих соратников Ростислава Гофмана и Алексея Головченко в сотрудничестве с милицией и решили их убить. Причем казнь была показательной - при участии всех членов группировки. Жертв выманили за город под предлогом подготовки нападения на цыган, а затем застрелили из карабина и добили ножами.

После этого рядовые члены группировки стали опасаться за свою жизнь и рассказали о банде сотрудникам Агентства журналистских расследований (АЖУР). Те в свою очередь передали собранную информацию в правоохранительные органы, и в мае 2006 года остававшиеся на свободе неонацисты были арестованы. При обысках на квартирах у задержанных были найдено огнестрельное оружие и три килограмма тротила. По некоторым сведениям, члены группировки готовились совершить теракты во время проведения в Петербурге саммита "Большой восьмерки".

Оказавшись под стражей, неонацисты стали брать на себя все громкие преступления, совершенные на национальной почве, в том числе и убийство 9-летней таджички, которое вызвало большой резонанс и привлекло внимание властей к проблеме экстремизма. Однако, как выяснилось впоследствии, часть признательных показаний оказались пустым бахвальством, и в обвинительное заключение вошли семь доказанных убийств, включая убийства двух соратников.

Воеводин был известен среди соратников под кличкой СВР, что означало "Сделан в России". Его арестовали раньше остальных. Уже в декабре 2005 года он был осужден по делу группировки Mad Crowd. С разгромом руководимой им банды регулярные уличные акции неонацистов в Петербурге пошли на спад.

В начале 2000-х годов, по данным городского ГУВД, в Петербурге насчитывалось более 20 экстремистских группировок, в которых состояли около 18 тысяч человек. В основном это были школьники и студенты. Кто-то из них оказался за решеткой, но многие, повзрослев, перестали бегать по улицам и избивать людей с иным цветом кожи и разрезом глаз. Но вряд ли изменилось их мировоззрение, которое они передадут своим детям. Да и подрастает новое поколение. Не случайно оглашение приговора Воеводину и его подельникам завершилось выкриками их сторонников: "Слава России! Слава героям!" - и руками, вскинутыми в нацистском салюте.

подписаться Обсудить  
09:02 29 мая 2015
Виктор Садовничий

«Есть настроение, что мы самые-самые»

Виктор Садовничий о рейтингах, российской технологической долине и будущем МГУ
Столичный потоп
Москвичи затопили Instagram фотографиями и видеозаписями пятничного дождя
Интернет-тренды от королевы
Индия, дроны в массы и перспективы мессенджеров в отчете одного из влиятельнейших аналитиков Кремниевой долины
Это изумительно, Google!
Как посетители и зрители конференции Google I/O 2015 комментировали презентацию и новинки
Ватикан своими руками
Английский пенсионер превратил свой дом в копию Сикстинской капеллы
Здравствуй, дерево
Что, где, когда: гид по деревянной Москве
Не все включено
Россияне готовятся отдыхать за границей по новой схеме
У собаки Бали
Падение ставок аренды квартир в Москве усложнило жизнь дауншифтерам
Все дороги ведут на Три вокзала
Сколько стоит жилье в самом неоднозначном районе центра Москвы
Школьники собирают пулеметы на заводе «Линотип», 1 сентября 1942 года Радио как советский воспитатель
Книга Владимира Сомова «Первое советское поколение: испытание войной»
Как Ким Ильсон стал Ким Чен Иром
Андрей Ланьков о том, как правильно читать и произносить корейские имена и фамилии
Российский президент Владимир Путин и сербский президент Томишлав Николич на параде в честь 70-летия освобождения Белграда, октябрь 2014 года Союзники, которых вспомнили
Чем помогли СССР во время Второй мировой войны Монголия, Китай и Сербия
Почему Россия не Бразилия
Бразильский экономист Педро Росси и российский политолог Татьяна Ворожейкина о сходстве и различиях между нашими странами
Лохани, ударники, асы и каша со шрапнелью...
Слова и выражения Первой мировой войны, вошедшие в обиходную речь, да там и оставшиеся
«Приезд Екатерины II в Казань», художник Ильяс Файзуллин. 2005 год «Невозможно дать общего воспитания многочисленному народу»
Книга историка Клауса Шарфа «Екатерина II, Германия и немцы»
«Везде деградировавший ландшафт»
Урбанист Святослав Мурунов о том, почему в России нет позитивных примеров развития городов