«Политическая версия выгодна всем»

Медиасообщество о закрытии OpenSpace

Скриншот openspace.ru
Скриншот openspace.ru

Поздно вечером 8 февраля стало известно о закрытии OpenSpace. Главный редактор Максим Ковальский заявил, что, по его мнению, причины закрытия сайта — политические. Издание прекратило работу буквально в один день, что привело к появлению множества версий того, как и почему это могло произойти. «Лента.ру» попросила представителей медиасообщества поделиться своей точкой зрения по поводу случившегося.

Андрей Горянов, главный редактор Slon.ru

Мне сложно разглядеть в закрытии Openspace какую-то явную политическую подоплеку. Скорее обычный расчет: для текущего акционера, который намерен перейти на новый уровень сделкой с Номос-банком, заниматься общественно-политическим медиа как-то не с руки — на пользу бизнесу точно не пойдет. Это такая стратегическая ошибка для его случая — не надо было менять культурную тематику на общественно-политическую. Не пришлось бы закрывать сайт. Редакция OS просто не успела дать какого-то серьезного повода для этого, не так было много провокационных материалов, чтобы из-за них срочно закрывать сайт.

Максим Ковальский намекает на личное преследование — хотелось бы услышать какие-то подробности на этот счет. Пока их нет, насколько я могу судить, правильнее говорить о том, что проект просто не получился, а также о тупике, в который зашел инвестор в своих отношениях с медиа: «Вот сначала я делал культурный сайт, попались какие-то неуправляемые таланты. Потом попробовал делать политический сайт (какой еще делать, когда улицы бурлят?), но опоздал, тема ушла, не получилось, ну и закроем его», — можно предположить, что логика была примерна такая. Ну а скорость принятия решения, в общем, довольно типичная для инвестбанкира. Решил — сделал. Что ж, если акционер решил нести такие репутационные риски, это его право.

Медиа в принципе сейчас драматически трансформируются. OpenSpace в его новом виде был довольно радикальной экспериментальной площадкой, которая, надо полагать, отвечала взглядам и вкусам тех людей, которые ее делали. Порой это было интересно, но в целом не получилось, цельной картинки не сложилось. Вот и главред Максим Ковальский говорит о том, что задумано было маловато, что цели не были достигнуты, что времени для разгона было мало. Надо понимать, что Максим Ковальский и Вероника Куцылло — очень опытные журнальные редакторы, но интернет-журналистика — это совсем другая среда, в которой они себя не успели найти.

Если делать общественно-политическое издание и быть честным до конца, то рано или поздно оно наступает на чьи-то интересы и должно будет пойти на конфликт: в этом суть профессии. Вопрос тут в том, как далеко редактор готов идти и насколько его издание больше общественно-политическое, бизнес-издание и какое-нибудь еще. И чего больше в этом редакторе — желания быть журналистом или политическим активистом. Идеальный владелец медиа — тот, который не вмешивается в его работу. Например, в издании Slon владелец никак не вмешивается в дела редакции. Очень честная позиция.

Александр Тимофеевский, шеф-редактор интернет-издания «Русская жизнь»

Издание можно закрыть за час, потому что любой банк можно закрыть за час. Видимо, «Открытие», которое финансировало OpenSpace, не захотело переименовываться в «Закрытие» — извините за такой пошлый каламбур. Впрочем, я не исключаю, что у издателя были другие, совсем не политические, мотивы. Политическая версия выгодна всем и прежде всего редакции. Только политическая версия не понижает рыночную стоимость журналистов, не затрудняет их дальнейшие телодвижения в СМИ. Издатель тоже заинтересован в политическом объяснении — при любом ином он жадина и лузер. Политическая версия не выгодна только кр. кр. режиму, но кто ж заботится о бедном крокодиле?

Никаких единых требований к общественно-политическому интернет-изданию нет и быть не может. Мы все разные, аудиторий много. Издание должно быть коммерческим, только это может обезопасить его от гибели. И издатель должен быть коммерческим, это тоже немаловажное обстоятельство. Если издатель сидит на дешевых кредитах, или обслуживает спецзаказы, или имеет какой другой взаимовыгодный роман с государством, то, почитав политический интернет-ресурс, государство вправе изумиться: «Что ж происходит, милый человек? Мы к тебе всей душой, а ты к нам — голой жопой». Коммерческая состоятельность и издания, и издателя — единственная страховка для политического интернет-проекта. Но законы коммерции никак не вписываются в те задачи, которые ставит перед собой редакция, выпускающая политическую интернет-газету.

Редакция хочет делать газету влияния, а значит, умную, спокойную, взвешенную, респектабельную, скучную — будем называть вещи своими именами. Респектабельность всегда скучна и коммерции противопоказана. На Западе умеют извлекать из скуки деньги, у них это тоже тяжкий процесс, но как-то он еще идет, все ж этот газон триста лет поливали и стригли. А в России нет такой традиции, и она вряд ли уже возникнет. Зато в России возникает вилка между коммерческими и редакционными задачами. К чему она приводит, мы видим.

Наталья Синдеева, генеральный директор телеканала «Дождь»

Я не знаю, почему сайт закрыли за час. Это решение владельца, и прокомментировать это я никак не могу. Я, честно, последнее время практически их не читала и редко заходила. Но я мало что читаю в Сети, поэтому это не очень показательно. Но там попадались хорошие материалы, периодически я видела в ленте друзей ссылки на эти материалы. Мое мнение, что он как сайт выглядел немножко странно, необычно для СМИ. Внешне было не очень похоже на общественно-политическое издание. Но если бы это дало свой результат — цифры, показатели, бизнес и деньги, то, наверное, тогда было бы дело правильное. Но если он закрылся, то, может, и в этом была ошибка.

Прибыль — сложное дело за такой короткий срок. Мы прекрасно это все понимаем, рынок перенасыщен. Я так думаю, что владельцы это прекрасно понимали, и вопрос стоял не в быстром получении прибыли. Как минимум в изменении показателей, росте аудитории, росте просмотров, уникальных посетителей. Динамику показывать важно, и за шесть месяцев показать ее возможно. Но как справился с этим OpenSpace, я не знаю. А по поводу давления властей и так далее, мне кажется, это больше очередной журналистский миф. И я очень сомневаюсь, что на OpenSpace было какое-либо политическое давление.

Михаил Котов, главный редактор «Газеты.ру»

Конечно же, не каждое издание можно закрыть за час — все зависит от того, насколько это крупное издание и как юридически оформлены отношения с владельцем. Почему удалось так быстро закрыть OpenSpace, сказать трудно — я не видел документов. Возможно, такая форма рабочих отношений была между редакцией и владельцем.

В законе о СМИ, насколько я знаю, нет такого понятия, как «общественно-политическое интернет-издание». Если говорить о редакционной политике, то, конечно, OpenSpace был таким ресурсом. В том смысле, что он освещал именно общественную и политическую проблематику. А «требования» к такому изданию — это скорее общность интересов читателей и журналистов. Чем больше эта общность, тем более успешным можно считать такое издание.

Каждое издание само определяет круг тем и те материалы, которые пишут журналисты. Они бывают «важными» и «интересными», но «важность» и «интересность» каждое издание определяет само. Идеально, когда эти два понятия совпадают, да к тому же еще совпадают и с востребованностью у читателя. Я не очень хорошо знал OpenSpace, но, на мой взгляд, у этого издания добиться совпадения не получилось. Материалы были профессиональными с точки зрения написания. Но они были интересны и важны для определенного, на мой взгляд, не очень широкого круга читателей.

Что касается рентабельности и безопасности от давления извне, то над этим вопросом бьются многие. У кого-то получается, у кого-то — нет. А если серьезно, мне кажется, здесь могут быть три вещи: форма владения должна быть такой, чтобы ресурс был максимально независим от влияния владельца, например, принятие решений по редакционной политике через независимый общественный совет или, как вариант, регистрация в иностранной юрисдикции. Второе — его нужно постараться как можно быстрее вывести на прибыльность (как — это отдельный большой вопрос), это еще одна степень защиты. Третье — он должен стать по-настоящему востребованным у читателей, чтобы закрытие такого ресурса стало общественно значимой проблемой. Хотя, конечно, мы знаем, что и нынешний закон о СМИ запрещает владельцу вмешиваться в работу редакции.

Михаил Ратгауз, заместитель главного редактора Colta.ru

Максим Ковальский выступил с политической версией закрытия OpenSpace, но мне кажется, что возможны и другие варианты такого молниеносного развития событий: экономические причины или причины какого-то совершенно внутреннего характера. Потому что в данном случае мы имеем дело с необычным, удивительно поспешным сценарием. Мы вспоминали с коллегами, были ли такие прецеденты в СМИ. И сходу вспомнить не смогли. Все-таки разгон разных медиа был всегда достаточно долгим, с предысторией. Да, были увольнения в медийных кругах, которые происходили за ночь, но чтобы целое издание закрывалось по щелчку — это все-таки удивительный факт. Факт, скажем так, поразительного волюнтаризма — со стороны того или тех, кто отдал эту команду или принял это решение.

Мне кажется, что OpenSpace в его новой реинкарнации в полевых условиях пытался нащупать собственную нишу. Сайт делался буквально за две недели. Это, конечно, сценарий, который нельзя назвать здоровым. Зато можно — опять-таки волюнтаристским. Разогнаться и придумать за такие короткие сроки полноценную концепцию довольно сложно. Очертания нового OpenSpace поначалу сильно напоминали созданную Ковальским «Власть». Но потом стало ясно, что сайт начинает модифицироваться в более экспериментальную сторону, отчасти напоминающую родственный W-O-S. Эксперименты эти на внешний взгляд носили тоже несколько нервный характер. Впрочем, я солидарен с мнением коллег, которые считают, что тон на сайте все-таки задавал старый добрый формат колонок: Кашин, Быков, Долин. Отдельные удачи в журналистских форматах, например, тексты Ксении Леоновой, все-таки не могли изменить эту общую картину. Одним словом, профиль нового OpenSpace только налаживался, но наладиться, к сожалению, так и не успел. Хотя я верю, что в условиях более спокойной работы такая мощная команда нашла бы свое ровное дыхание.

Вилка OpenSpace заключалась в том, что издание, по-моему, не могло решить, на кого оно должно работать. «Власть», как и весь «Коммерсант», была рассчитана, условно говоря, на бизнес-аудиторию: серьезных людей с хорошим экономическим бэкграундом. Но у OpenSpace, бренда, который унаследовал Ковальский, было прошлое с другой аудиторией, гораздо более демократичной, которую мы так или иначе накопили. Ее желания и законы только еще предстояло исследовать. Что касается отношений медиа и власти, то сейчас очевидно, что обезопасить общественно-политическое СМИ от давления сверху малореально. Хотя, с другой стороны, у нас есть вполне вдохновляющие примеры «Дождя» и «Слона». Что касается прибыльности СМИ, то, как это ни банально, она, в общем, связана, в первую очередь, с ощущением своей аудитории. И умением учитывать и обслуживать ее интересы. Опять-таки в этом смысле, насколько мне известно, вполне оптимистичный опыт накоплен у команды «Слона».

Александр Копейка, секретарь Союза журналистов России

Я о закрытии OpenSpace прочитал в Facebook. Сегодня понедельник, и мы, честно говоря, занимались выступлением господина Волина на факультете журналистики. Мы еще не выяснили тонкостей этого процесса (закрытия OpenSpace — прим. «Ленты.ру»), но обязательно будем разбираться. Владелец-то может закрыть СМИ, но существуют определенные нормы, правила, этика. Если уж закрывать средство массовой информации, то нужно было сотрудников предупредить заранее, провести все соответствующие процедуры, сказать причину закрытия.

Раньше заходить на портал не доводилось, но теперь у меня появился к нему интерес, а его закрыли. Не хочу показаться человеком, который не читал, но осуждает. Это случай, достойный рассмотрения, но надо разобраться: вдруг у них какой-то финансовый крах был и никакой политической подоплеки нет, а мы будем раздувать щеки. Но вообще, так дела не делаются. Не бывает так, чтобы одномоментно вчера были деньги, а сегодня — нет. Значит, плохие владельцы, плохие руководители. Это нехорошо. Я помню, в свое время закрыли «Свободу», но там, по-моему, людей собрали, и хотя был скандал, но им что-то выплатили. А вот прийти на работу и уткнуться в закрытую дверь — это, конечно, плохо, это мое личное мнение. Но от OpenSpace к нам никаких заявлений и жалоб не поступало. Обычно мы реагируем моментально, если кто-то пожалуется.

Обсудить  

Другие материалы рубрики

12:50 22 июля 2014

«За неучтенных блогеров ответят интернет-компании»

Замглавы Роскомнадзора Максим Ксензов рассказал «Ленте.ру», как ведомство будет выполнять закон о блогерах

Где жить хорошо
Смотрим с высоты птичьего полета на лучшие и худшие для жизни города мира
Отдохнуть культурно
Сравниться с Петербургом по количеству состоятельных туристов Москве поможет только отмена виз
Время подумать о себе
Проснуться утром от пения птиц и легкого летнего ветерка… Мечта? Реальность!
Пожить в легенде
Сколько стоит аренда квартир в знаменитых домах Москвы