Мир
 

На радуге зависни

Почему в мире озаботились правами российских геев и лесбиянок

Демонстрация против российского «антигейского закона», Амстердам (Нидерланды), 25 августа 2013 года
Демонстрация против российского «антигейского закона», Амстердам (Нидерланды), 25 августа 2013 года

Международная кампания по противодействию российским антигейским законам продолжается уже несколько месяцев, накал страстей никак не снижается. Каждый день становится известно о новых демаршах защитников прав ЛГБТ. В минувшее воскресенье больше двух тысяч голландцев во главе с мэром Амстердама Эберхардом ван дер Ланом устроили манифестацию перед началом гала-концерта в рамках празднования Года России в Нидерландах. Мэр призвал правительство Нидерландов защитить российских геев и лесбиянок в Европейском суде по правам человека. От поездок в Россию в знак протеста отказываются мировые знаменитости; американские, канадские и европейские бары бойкотируют русскую водку; иностранные правительства пеняют Москве дискриминацией ЛГБТ в России. Идут разговоры и о бойкоте сочинской Олимпиады 2014 года. «Лента.ру» разбиралась, почему борьба за права российских геев и лесбиянок приобрела столь впечатляющий международный масштаб.

Вечерний эфир англоязычного телеканала Russia Today 21 августа 2013 года был посвящен вынесенному в тот день приговору рядовому специалисту Армии США Брэдли Мэннингу, информатору Wikileaks. 25-летний военнослужащий, страдающий от гендерной дисфории (он подумывал об операции по перемене пола и уже после приговора потребовал считать его женщиной по имени Челси), был признан виновным и получил 35 лет тюрьмы за шпионаж. По видеосвязи гостями студии были глава американского Национального центра по защите информаторов Майкл Кон и колумнист The Daily News Джеймс Кирчик. Когда очередь дошла до Кирчика, тот неожиданно натянул радужные подтяжки и выступил с пламенной речью в защиту российских гомосексуалов.

Объявив RT «спонсируемой Кремлем пропагандистской сетью», Кирчик процитировал известного американского драматурга и сценариста Харви Фирштейна, заявившего по поводу российского антигейского законодательства, что «оставаться молчаливым перед лицом зла ― это не то, что мы можем себе позволить».

«Я надену свои подтяжки гейской гордости и буду выступать против чудовищного антигейского закона, подписанного Владимиром Путиным и прошедшего через российскую Думу, который криминализирует гомосексуальную пропаганду и делает незаконным любое публичное обсуждение гомосексуальности», ― объявил Кирчик, сам открытый гей, лауреат премии Национальной ассоциации журналистов-геев и лесбиянок США. На попытки ведущей вернуть его к теме разговора репортер заявил, что «заинтересован говорить о чудовищной атмосфере гомофобии, установившейся в России». Позже в твиттере он признался, что по просьбе телеканала, организовавшего ему поездку на телестудию в Стокгольме, таксист высадил его на обратной дороге на обочине шоссе — на полпути к аэропорту.

Демарш Кирчика никого особо не удивил ― в тот же день на сайте GLAAD, одной из крупнейших американских организаций, занимающихся защитой прав ЛГБТ, появилось открытое письмо актера Вентворта Миллера, известного российской публике главной ролью в сериале «Побег». «Как гей» он решил отказаться от приглашения на Петербургский международный кинофестиваль. «Я глубоко обеспокоен нынешним отношением к гомосексуальным мужчинам и женщинам со стороны российского правительства. Эта ситуация не может быть приемлема ни в чем, и я не могу с чистой совестью принять участие в праздничных мероприятиях, которые устраиваются страной, где такие люди, как я, систематически лишены своих основных прав жить и любить открыто», ― заявил Миллер. Для него это объявление стало каминг-аутом; раньше в интервью он отрицал свою гомосексуальность, намереваясь жениться и завести ребенка.

От поездок в Россию отказались также открытый гей Энди Коэн, ведущий конкурса Мисс Вселенная (он должен состояться в ноябре в Москве), и немецкий драматург Мариус фон Майенбург (его спектакль запланирован в рамках столичного фестиваля «Территория» в начале октября). Таким образом они поддержали полноценную международную кампанию против нового российского законодательства, запрещающего «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». К осуждению дискриминационного законодательства подключились среди прочих актеры Иэн Маккеллен, Стивен Фрай, Тильда Суинтон, амстердамский мэр, канадская сборная по хоккею и министр иностранных дел этой страны, его немецкий коллега, поддержанный своим шефом, федеральным канцлером Ангелой Меркель, правозащитники из Human Rights Watch, а также американский президент Барак Обама.

Отвечая на вопрос о возможности бойкота американцами Олимпиады в Сочи (защитники прав ЛГБТ призывают бойкотировать ее наравне с русской водкой), Обама заявил, что очень хотел бы, чтобы «кто-то из атлетов-геев или лесбиянок привез домой золото, серебро или бронзу, что сделает многое для того, чтобы опровергнуть такие оценки, какие мы видим» в России. «Если у России нет атлетов-геев и лесбиянок, возможно, это сделает их команду слабее», ― заявил он.

From Russia with no love

Рассуждая о российском антигейском законодательстве, западные общественники исходят из нескольких постулатов.

Во-первых, запрет «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений» означает тотальное запрещение любого публичного обсуждения гомо- и бисексуальности, будь то в режиме ток-шоу по телевидению, в прессе, на научных семинарах или в рамках публичной деятельности, если до этой информации окажутся допущены несовершеннолетние.

Во-вторых, новый закон напрямую бьет по иностранцам. Туристов-иностранцев, публично продемонстрировавших свою сексуальную идентичность, будут штрафовать, арестовывать на 15 суток, а после отбытия срока депортировать из страны. Опасения за судьбу туристов-гомосексуалов в России высказал 84-летний автор всемирно известных путеводителей Артур Фроммер. Он предостерег своих читателей насчет возможного ареста и депортации в случае, если они будут признаны «гей-пропагандистами», призвав мировую тур-индустрию сделать «соответствующие выводы».

Об аресте как о реальной перспективе говорил на чемпионате мира по легкой атлетике Ник Симмондс, посвятивший свою серебряную медаль в беге на 800 метров своим «друзьям-геям и лесбиянкам». Вовсю балагурит в твиттере и поп-звезда Леди Гага, на весенних концертах в Петербурге и Москве уже призывавшая российскую полицию немедленно арестовать ее за призывы любить геев. В западной прессе, которую российские власти вроде бы (но не до конца) успокоили по поводу Олимпийских игр, вовсю обсуждается вопрос, а не будет ли грозить антигейский закон чересчур красноречивым спортсменам, которые приедут в Россию на Чемпионат мира по плаванию (в 2015-м) и по футболу (в 2018-м).

Пока есть только один пример возбуждения административного производства на иностранцев по «антигейскому» законодательству. В конце июля из страны были выдворены четверо подданных Нидерландов, отправившихся в Мурманск на конференцию Молодежного правозащитного лагеря ― у представителей организации LGBT Groningen среди изъятых видеоматериалов было обнаружено интервью о проблемах ЛГБТ с подростком. Голландцев задержали сотрудники УФМС, допросили и оформили протокол о правонарушении по статье 6.21.3 КоАП (пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних). Суд по скандальной статье так и не состоялся. Иностранцам, уже оштрафованным за нарушение режима въезда (три тысячи рублей с каждого; УФМС придралась к тому, что в качестве цели пребывания они указали съемку документального фильма, а на самом деле участвовали в конференции), разрешили покинуть страну, запретив приезжать в Россию в течение двух лет. Суд «из-за нарушений протокола» рассматривать их дела не стал.

Принять укоренившуюся в сознании россиян максиму о «жесткости законов и необязательности их исполнения» законопослушные жители Запада никак не могут, хотя российские власти на это им не раз красноречиво намекали.

Российская кампания против геев вовсю высмеивается в американских юмористических шоу Стивена Кольбера и Джона Стюарта, при этом именно вечерний эфир Стюарта в прошлом году был признан главным источником общественно-политической информации для американцев младше 25 лет. Активно новости из России освещаются CNN и MSNBC, где работают множество репортеров, не скрывающих своей сексуальной идентичности: Андерсон Купер и Дон Лемон на CNN, Томас Робертс, Рейчел Мэддоу, Стив Корнаки и Джонатан Кейпхерт на MSNBC. «Если бы [российский телеведущий, открытый гей] Антон Красовский работал на MSNBC, он никак не потерял бы работу», — иронизирует в разговоре с «Лентой.ру» американский ЛГБТ-активист Марк Комли. Историю с увольнением в январе 2013 года Красовского с прокремлевского телеканала KontrTV за то, что он признался в прямом эфире в своей гомосексуальности и объявил, что он «такой же человек, как Владимир Путин и Дмитрий Медведев», американские СМИ реанимировали семь месяцев спустя — именно в контексте законов о пропаганде. Сам Красовский и объявившая о скорой эмиграции из России журналистка и ЛГБТ-активистка Маша Гессен — частые гости в студиях американских телеканалов.

В своем последнем интервью MSNBC Гессен рассказала, что покинула Россию вместе с семьей, поскольку опасается, что российские власти не ограничатся полным запретом на усыновление для однополых пар внутри страны и граждан государств, в которых разрешены гей-браки, и примут законодательство, лишающее родительских прав российских ЛГБТ-родителей, уже имеющих детей. У самой Гессен их двое.

Признания Гессен, по словам ведущего ток-шоу All In Криса Хейза, заставили его пересмотреть свою точку зрения на призывы к бойкоту сочинской Олимпиады ― прежде он был убежден, что «бойкот, во главе которого стоят США, вызовет ответную реакцию в виде роста [в России] национализма».

Иногда российские законы критикуют очень прямолинейно, сравнивая Олимпиаду в Сочи в 2014 году с Олимпиадой в Берлине в 1936 году, а Владимира Путина ― с Адольфом Гитлером. Разница только в том, что почти 80 лет назад в Германии преследовали евреев, а в сегодняшней России ― геев. В пользу этого натянутого сравнения играет и реакция нацистских властей на предъявлявшиеся им тогда международным сообществом претензии. «Канцлер Адольф Гитлер обещал графу Анри Байе-Латуру, председателю Международного олимпийского комитета, что в ходе Олимпийских игр следующего года антисемитские плакаты будут сняты в Гармиш-Партенкирхене, где пройдет зимняя Олимпиада, и в Берлине, где состоятся летние игры», ― эту цитату из The New York Times от 6 ноября 1935 года вспомнили в связи с сочинской Олимпиадой американские СМИ.

Для западного общества любая смысловая увязка с нацистским режимом, его идеологией или практикой, выступает как дополнительный раздражитель. В отличие от России, подобными сравнениями в европейской и американской культуре не принято разбрасываться, и когда их употребляют, их употребляют всерьез. «Неожиданно гомосексуальность оказывается противозаконна, ― недоумевал в своем вечернем шоу американский телеведущий Джей Лено; его гостем как раз был Обама. ― Ну то есть это выглядит как Германия. Давайте загоним всех евреев. Давайте загоним всех геев… Я имею в виду, так оно и начинается».

«Убийство в Волгограде. Издевательства на улицах. Допросы голландских туристов. Плюс еще частые реплики разных официальных лиц, которые средним американцам кажутся изречениями неандертальцев. Никакой нормальный американец не может воспринимать всерьез фразу "стать геем". Никакая пропаганда не может на это повлиять. Как об этом шутил [американский политик, открытый гей] Харви Милк ― уже в 1970-х, ― если бы на него влияла пропаганда, он бы стал монахиней, поскольку учился в католических школах», ― рассуждает профессор Колледжа Мидлберри Кевин Мосс.

В Германии тоже часто проводят параллели между положением евреев при нацистском режиме и гомосексуалов в современной России. «Многих повергла в шок принятая формулировка закона о "социальной неравноценности" [однополых отношений]. Пока в законе фигурировала пропаганда гомосексуализма, лесбиянства, трансгендерности ― это было еще смешно, шутили о том, что вообще означают эти термины и как в судебном порядке можно доказать, что то или иное действие ― это именно пропаганда. Теперь в законе фигурирует установка о социальной неравноценности людей, и эта формулировка не укладывается в голове среднестатистического немца. Тут все помнят, как в 1930-е годы говорили о социальной неравноценности евреев, и немцы реагируют на эту формулировку как бык на красную тряпку, в обществе пошли разговоры на тему "надо что-то делать"», ― рассказывает «Ленте.ру» активист ЛГБТ-организации русскоязычных немцев Quarteera Артем Успенский.

Вопрос об ЛГБТ имеет дополнительный вес, если учитывать, что отношение к геям используется и для прояснения позиций во внутриполитической борьбе, во всяком случае в США. Там весьма сильными позициями пользуется правое крыло христианских консерваторов, не желающее ничего слышать о правах ЛГБТ. Еще с середины восьмидесятых, указывает американский исследователь Томас Линнерман, ЛГБТ-проблематика выступила на первый план в риторике христианско-консервативного лагеря в США, оттеснив на задний план доминировавший прежде вопрос об абортах. В настоящее время американские социологи и политологи ведут дискуссию, насколько «политическая гомофобия» вообще может считаться неотъемлемой частью консервативного проекта. Некоторые авторы усматривают в ней ценностное основание Республиканской партии как таковой.

Однако и в этом бастионе правозащитники начинают пробивать бреши. В поддержку гей-браков выступил всесильный вице-президент при Джордже Буше-младшем Дик Чейни (его младшая дочь Мэри ― лесбиянка, и, как он признался, лишь политика удерживала его от того, чтобы поддержать идею брачного равноправия, когда он работал в Белом доме), совсем недавно запретил в своем штате «коррекцию гомосексуалов» популярный республиканский губернатор Нью-Джерси Крис Кристи, а группа Exodus International, в течение 37 лет занимавшаяся «лечением» геев и лесбиянок, прекратила свою деятельность, извинившись перед гей-сообществом.

«Все мы американцы и заслуживаем равного обращения», ― говорит теперь и ведущий консервативного телеканала Fox Билл О'Рейли, чье вечернее шоу остается самой популярной программой на американском кабельном телевидении. Еще восемь лет назад он утверждал, что легализация гей-браков приведет к тому, что люди получат право жениться на черепахах и на утках («Кряк-кряк?» ― переспросила тогда его ведущая) и вообще смогут заключать «полиаморфный брак или как, черт его дери, они это называют».

Демократы в США включили защиту прав ЛГБТ в платформу своей партии еще в 1980 году, а в 2012-м добавили к этому и требование легализации однополых браков на территории всей страны. В поддержку этого высказался в прошлом году и президент Обама. «Он и вообще все демократы не хотят остаться "позади истории". Последние пять лет многие республиканцы тоже стали поддерживать права геев, например, в штате Нью-Йорк в 2011 году голосовали за однополые браки даже в сенате, где республиканцы в большинстве. Все понимают, что это волна будущего. Да, еще есть противники, но больше и больше это какие-то крайние религиозные фанатики или старики. Они вымирают. Их мало. Они проигрывают, поэтому кричат громче», ― рассказывает «Ленте.ру» профессор Колледжа Мидлберри Кевин Мосс.

Но лагерь консерваторов еще есть кому оборонять. Его выдающийся представитель, американский политик и публицист Пэт Бьюкенен в одной из своих колонок выступил в поддержку Владимира Путина и его инициатив: «Только вчера гомосексуальная содомия, к которой, как считал Томас Джефферсон, нужно относиться как к изнасилованию, была вне закона во многих штатах, а однополый брак рассматривался как чистый абсурд. Что же, та Америка, в которой мы выросли, действительно была похожа на нацистскую Германию?» Многие консервативные спикеры в США вторят ему, хотя и без явных отсылок к Путину.

Больной человек Европы

До поры до времени ситуация в России с правами геев и лесбиянок не тревожила Запад, хотя Москву и трудно было причислить к пионерам ЛГБТ-эмансипации. Российские власти в 1993 году ограничились отменой статьи 121 УК РСФСР, каравшей за мужеложство, а в 1999 году исключили «гомосексуализм» из списка сексуальных расстройств; соответственно, тогда же российские геи получили право на службу в армии. На протяжении следующих лет власти не предпринимали никаких попыток как-то регулировать сексуальную жизнь своих граждан или препятствовать им в выражении своих чувств. И только с мая 2006 года маятник качнулся в другую сторону: сначала в частном порядке российские регионы стали принимать местные законы о запрете пропаганды «мужеложства» и «лесбиянства» (застрельщиком выступила Рязанская область), иногда к ним добавлялись «бисексуализм» и трансгендерность. Кое-где через запятую местные законодатели ставили еще и педофилию.

Публичного внимания на Западе инициативы с мест не привлекли: их сочли досадными казусами. Принятие аналогичного закона в Петербурге в 2012 году оказалось уже резонансным: работа над ним затянулась на три месяца, а через парламент он прошел голосами только «Единой России»: КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР воздержались, фракция «Яблоко», за исключением своего лидера Григория Явлинского, голосовала против (Явлинский воздержался). Тогда же забеспокоились и дипломаты Европейского союза ― в разговоре со мной весной прошлого года глава российского департамента Европейской службы внешнедипломатической деятельности Михаэль Пульш подтверждал, что проблематика ЛГБТ выставлена на стол переговоров между ЕС и Россией.

Но тон разговора был уже не тот: если раньше, когда речь заходила о защите геев и лесбиянок от дискриминации, российские дипломаты на переговорах буквально «краснели» (об этом мне рассказывали их европейские коллеги), то с 2012 года Москва стала чувствовать себя увереннее. Позиция российского МИДа была сформулирована так: Россия четко соблюдает все международные соглашения в области прав человека, следуя духу и букве тех договоров, которые она подписывала. Проблема прав ЛГБТ — надуманная: любые формы дискриминации в России и так преследуются по закону. Особенно активно стал защищать такие формулировки уполномоченный по правам человека при российском МИДе Константин Долгов, но пару раз с таких же позиций выступал и глава ведомства Сергей Лавров.

Нынешнюю волну критики Россия спровоцировала сама. Одно дело ― отказ российских властей бороться с дискриминацией ЛГБТ-граждан, другое ― юридическое закрепление неполноценного статуса «нетрадиционных сексуальных отношений», а следовательно, и людей, их практикующих, которое стало следствием одобренной Путиным инициативы Госдумы.

В России превалирует мнение, что гомосексуальность «выбирают», а гомосексуалом «можно стать» и против своей воли, подвергшись «гей-пропаганде»; для очень большого числа людей на Западе (а в некоторых странах — даже и для большинства) такая точка зрения представляется дремучей. Ученые до сих пор спорят, всегда ли можно считать гомосексуальность генетически детерминированной. Однако в сфере публичных дискуссий этот вопрос уже давно выносится за скобки, что исключает и рассуждения о возможности «нейтрализации» гомосексуальности посредством генетической терапии.

Признание врожденного характера гомосексуальности на Западе за последние два десятилетия стало общим местом. Признание прав ЛГБТ вообще стало «тесно ассоциироваться с понятием "модернити", политическим и сексуальным, особенно в Западной Европе, где [защита прав ЛГБТ] стала одним из требований для вступления в Евросоюз», ― поясняет в разговоре с «Лентой.ру» профессор Тринити-колледжа в штате Коннектикут Роб Корбер, ведущий программу исследований гендера и сексуальности.

В июне 2013 года высший орган ЕС, Совет Европейского союза, принял директиву в защиту прав лесбиянок, геев, бисексуалов, транссексуалов и интерсексуалов. Тогда же Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия), консультативный орган при Парламентской ассамблее Совета Европы, подвергла жесткой критике российский закон о «гей-пропаганде» и рекомендовала отменить его. Одновременно те же рекомендации были сформулированы к Молдавии.

В Молдавии схожий закон вступил в силу в конце июля 2013 года, хотя еще в мае прошлого года в рекордные сроки был разработан и принят закон «О недискриминации», запрещающей в том числе и дискриминацию по признаку сексуальной ориентации. Поэтому формулировка молдавского закона даже более расплывчата, чем российская: отныне в стране запрещена пропаганда «проституции, педофилии, порнографии или иных отношений помимо связанных с браком и семьей». На Украине подобный законопроект только обсуждается, но под давлением Евросоюза Киев зеленого света ему не дает. Более того, в июньском послании президента Виктора Януковича украинские ЛГБТ-организации были перечислены среди правозащитных организаций, чья деятельность имеет «организованный» и «долгосрочный» характер.

В глазах европейцев и американцев Россия является хоть и периферийной, но неотъемлемой частью европейского и шире — христианского — мира. «Общественный протест против российских антигейских законов может быть вызван их уникальностью [для европейского ареала], ― рассуждает профессор Корбер. ― Их принятие является нарушением нарождающейся нормативности политической и сексуальной модернити ― нормативности, которая во все большей степени отличает современные общества от традиционных».

В 2012-2013 годах западный мир достиг значительного прогресса в деле защиты прав ЛГБТ. В США были выиграны сразу четыре референдума по вопросу о легализации гей-браков или отмены поправок, их запрещающих, а Верховный суд признал «Закон о защите брака», не позволявший федеральному правительству распространять льготы на однополые семьи, неконституционным. Гей-браки были узаконены в Англии и Уэльсе, Дании, Новой Зеландии, Франции и Уругвае, а также на федеральном уровне в Бразилии. На очереди ― Люксембург, Непал и Шотландия. «И на этом фоне Россия как-то ну очень перпендикулярна планете», ― замечает в беседе с «Лентой.ру» социолог Алек Эпштейн из Открытого университета Израиля, посвятивший «антигейскому закону» одну из своих последних статей.

В мировую новостную повестку этот «мировоззренческий конфликт» попал благодаря тому вниманию, которое уделялось подготовке к Олимпиаде в Сочи. Международные и российские ЛГБТ-организации очень удачно сумели связать проведение глобальных спортивных соревнований и нарушение прав человека, считает исследователь Корнелльского университета Филип Аюб. Они почти полностью воспроизвели ситуацию 2007-2008 годов, когда международные правозащитные группы развернули массовую кампанию по осуждению коммунистического режима в Китае в преддверии Олимпиады в Пекине.

За последние годы российские ЛГБТ-организации наладили весьма прочные связи с зонтичной правозащитной группой ILGA-Europe, рассказывает активист проекта GayRussia.Ru Николай Баев. «ЛГБТ-сообщество России стало открытым, иначе на него просто никто не обратил бы внимания. А тут ― публичные акции, запрещенные прайды, разгоны, аресты; все это видел весь мир, и не будь этой открытости, не было бы такого взрывного эффекта от этого закона», ― уверен он.

Однако инициатива вынести обсуждение проблем гомосексуалов в России на политический уровень исходила в первую очередь от национальных ЛГБТ-организаций. Причем этот процесс шел уже давно. «Когда началась эта шумиха из-за закона [о «запрете гей-пропаганды» в Петербурге], где-то в августе-сентябре 2011-го, люди, политики, организации начали этим интересоваться. Нас звали и зовут прочитать доклады, поучаствовать в дискуссиях и прочих мероприятиях, посвященных этой теме. Мероприятия проходят по всей стране, вплоть до самых крохотных деревень, и организовываем их не мы, не приезжающие ЛГБТ-организации из России, а местные активисты, местные маленькие организации, которые обеспокоены ситуацией», ― рассказывает Успенский из немецкой ЛГБТ-группы Quarteera. При этом, говорит он, в то время активисты были уверены, что «на федеральном уровне России такую дурь не примут никогда».

Гей-эмансипация

И для либералов, и для консерваторов на Западе дискуссия о российских антигейских законах ― повод продолжить идеологическую борьбу внутри страны. Однако некоторые зарубежные эксперты говорят о нынешней кампании как о новом этапе ЛГБТ-эмансипации, в то время как консервативный лагерь (причем не только европейский) ― как о спланированном наступлении на традиционные ценности.

«Привлечение ЛГБТ внимания к своим проблемам на международном уровне [благодаря скандалу с Россией] будет иметь позитивный эффект для эмансипации ЛГБТ как в России, так и за ее пределами», ― уверен исследователь из Корнелльского университета Филип Аюб. Этот процесс стоит отсчитывать от 1993 года. На Международной конференции по правам человека в Вене сексуальные права впервые были обозначены как «новшество в международных дебатах», писала профессор Городского университета Нью-Йорка Розалинд Печецки. До этого, считает она, «не существовало относящегося к правам человека инструмента, который имел предметом сексуальность или сексуальные права ― идея сексуальных прав просто не существовала внутри международного правозащитного дискурса». Уже на следующий год Международная конференция по народонаселению и развитию в Каире и Комитет ООН по правам человека объявили, что сексуальная ориентация должна быть включена в понятие о праве на защиту частной жизни. В дальнейшем развитие тематики защиты прав ЛГБТ шло только поступательно.

В 2006 году ведущие мировые эксперты по правам человека собрались на конгресс в индонезийской Джокьякарте, в ходе которого сформулировали «Джокьякартские принципы», определившие стандарты реализации права человека на гендерную идентичность. 17 июня 2011 года они легли в основу резолюции Совета ООН по правам человека и принятого в декабре того же года на ее основе заявления в Генассамблее ООН «О сексуальной ориентации и гендерной идентичности», подписанного более чем 90 странами мира. В это же время блок из 57 стран, преимущественно мусульманских, с подачи Сирии выступил против этого документа. Они подтвердили, что «в жесткой форме выступают против всех форм стереотипизации, исключения, стигматизации, предрассудков, нетолерантности, дискриминации и насилия, направленных против народов, общин или индивидуумов на любой почве», но не могут поддержать документ, не способствующий «общественной нормализации» и грозящий «возможной легитимизацией достойных осуждения актов, таких, как педофилия». Россия тогда не присоединилась ни к одной из деклараций, но ее представитель в ООН Виталий Чуркин заявил, что хоть его страна и отрицает дискриминацию ЛГБТ, но национальным правительствам должно быть позволено ограничивать права в целях поддержания общественной нравственности. Чуркину приписывают слова о том, что «эти люди» не заслуживают «специальных прав».

Положение с правами ЛГБТ в ряде стран Африки или Ближнего Востока не лучше, а зачастую куда хуже, чем в России ― смертная казнь за сексуальную связь между мужчинами положена в пяти странах: Иране, Йемене, Мавритании, Саудовской Аравии, Судане, а также на некоторых территориях Нигерии и Сомали. Всего же гомосексуальные акты криминализированы в 76 странах, причем нельзя сказать, что ситуация с правами ЛГБТ в них улучшается ― однополый секс в Бурунди стал нелегальным только в 2009 году, а в мае 2013 года в Иране противозаконной (помимо сексуального акта между двумя мужчинами) стала сама гомосексуальность. За платоническую приверженность своему полу, правда, там не вешают, а наказывают ударами плетью.

В Уганде совсем недавно обсуждался закон, не только вводивший смертную казнь за «гомосексуальное поведение с отягчающими обстоятельствами» (т.е. за секс), но и устанавливавший трехлетнее тюремное заключение за недоносительство в течение 24 часов на лиц, чья гомосексуальность становилась бы известна (эти положения касались и членов семей). Однако после ряда резких заявлений со стороны стран-доноров Уганды и правозащитных институтов ООН этот законопроект лег в долгий ящик.

В этой африканской стране, объясняет профессор вермонтского Колледжа святой Марии Майкл Босиа, за законом стояла «разветвленная сеть официальных лиц, [протестантских] пасторов, евангелических групп из США». Последние, рассказывает он, собирали множество пожертвований на свою деятельность в США и «распределяли средства среди сторонников президента [Йовери] Мусевени, который одаривал своих любимых пасторов внедорожниками». Тема ЛГБТ была поднята как раз в период, когда в связи с экспроприацией земель и новым законодательством о разработке нефтяных месторождений стало расти недовольство местного населения.

Такая «политическая гомофобия» используется ― и осуждается Западом ― во многих странах. Другой пример ― постреволюционный Египет, где одним из обвинений набиравших вес исламистов в адрес прозападных либералов стало якобы приписываемое им желание «разрешить мужчинам жениться друг на друге». Рост гомофобии во Франции в связи с принятием закона «О браке для всех» (уравнивание однополых и разнополых пар в правах было одним из предвыборных обещаний Франсуа Олланда, победившего на выборах весной 2012 года) Босиа также связывает с инструментализацией ЛГБТ-вопроса ради политических целей. После проигрыша Николя Саркози его партия «Союз в поддержку народного движения» переживала раздрай, и одна из противоборствующих фракций «начала борьбу за контроль над правым крылом партийцев, посчитав, что вопрос гей-браков […] может помочь мотивировать их сторонников и заклеймить оппонентов», ― рассказывает американский профессор.

Официальная гомофобия в Африке и Азии встречала критику западных общественников на протяжении всего последнего десятилетия. «Если привести всего несколько примеров, критику вызывали и сделанные несколько лет замечания иранского президента Махмуда Ахмадинежада в Колумбийском университете (он сказал, что "в его стране гомосексуалов не существует"), были протесты против публичных казней в Иране нескольких молодых людей, обвиненных в содомии, оказывалось давление на американских политиков с тем, чтобы они дистанцировались от христианских организаций в Уганде, которые поддерживали антигейское законодательство», ― рассказывает «Ленте.ру» профессор Корбер.

Так что, приходит к выводу Корбер, «ЛГБТ-движение получило глобальный масштаб уже какое-то время назад». С ним согласен и профессор Мосс: «Это не новый тренд, но он достиг критической массы». Однако Корбер, например, не верит в то, что давление изнутри западных обществ заставит западные правительства пересмотреть свою осторожную политику в отношении продвижения прав ЛГБТ за рубежом. «В ближайшем будущем инициативы, касающиеся международного признания прав ЛГБТ, будут исходить от профессиональных НКО, а не от США или других стран, поскольку они столкнутся с огромным сопротивлением других стран-членов [ООН], как это случалось ранее», ― уверен он.

Нельзя сказать, что администрация Барака Обамы не зондирует почву для продвижения этих правозащитных инициатив. Осенью 2011 года тогдашний госсекретарь Хиллари Клинтон выступила с очень четкой и жесткой речью, посвященной необходимости защиты прав геев и лесбиянок. «Заголовки всех статей тогда были: права геев ― это права человека, а права человека ― это права геев», ― заключает профессор Мосс.

Обсудить  

Другие материалы рубрики

Построить за два часа
Загородный дом — это не так долго и дорого, как вы думаете
Снаружи и внутри
Самые маленькие дома в мире гораздо просторнее, чем кажутся
А в цеху его нет...
Московские промзоны, которые расстались со своим заводским прошлым
Отымущество
Все, что вы хотели знать о новом налоге на недвижимость, но боялись спросить
На районе
15 столичных достопримечательностей рядом с вашим домом