Неординарный человек с неординарной карьерой

Иван Охлобыстин как объективная реальность

Иван Охлобыстин
Иван Охлобыстин

В твиттере актера, режиссера и православного священника Ивана Охлобыстина 7 января 2014 года появилось открытое письмо к президенту Владимиру Путину. В письме автор требовал скорейшего возвращения в российское законодательство уголовного наказания за мужеложество (оно было отменено в 1993-м). Текст вызвал возмущение со стороны многих пользователей соцсетей. Зато эту идею актера, известного экстравагантными выходками, всерьез поддержали некоторые высокопоставленные чиновники.

Ссылку на письмо Охлобыстин разместил в обоих своих твиттер-аккаунтах (@IvanOhlobistin и @PsykerO1477). Сам текст, выложенный с помощью сервиса Twitlonger, впоследствии был удален — причем, по утверждению автора, это произошло без его участия. Так или иначе, в интернете все ходы записаны: письмо зафиксировали в виде скриншота, а по состоянию на 8 января исчезнувший документ все еще был доступен в кэше Google.

В тексте Иван Охлобыстин, апеллируя к Путину как к верующему человеку, сетует на неэффективность действующего запрета «пропаганды гомосексуализма»: по его словам, наличие «официально зарегистрированных сообществ гомосексуалистов само по себе является прямой рекламой». Кроме того, существование на законных основаниях «очагов содомии», утверждает Охлобыстин, противоречит действующему закону о защите чувств верующих; их чувства существованием этих «очагов» «несомненно оскорблены». Затягивать с преодолением «законодательного противоречия» нельзя, уверен актер. В противном случае оно «грозит неминуемым и довольно быстрым получением содомитами статуса „социальной группы“, а значит — конституционной возможностью растлевать подрастающее поколение».

Иван Охлобыстин — «неординарный человек с неординарной карьерой». Титул почти официальный: именно так Охлобыстин охарактеризован на сайте предвыборной «Доктрины 77» — им же самим и разработанной. В качестве мастера провокации и любителя эпатажа он зарекомендовал себя значительно раньше. Прославившись на рубеже девяностых и нулевых как автор сценария, режиссер или исполнитель главных ролей сразу в нескольких независимых российских фильмах («8 1/2 $», «ДМБ», «Даун Хаус»), в 2001 году он неожиданно объявил о рукоположении в священники — в ташкентской епархии РПЦ.

С тех пор Охлобыстин известен не только как деятель кинематографа, но и как православный пастырь. После непродолжительной карьеры в Узбекистане он служил в нескольких московских храмах. Эксцентричному отцу Иоанну не всегда удавалось жить православно (о некоторых эпизодах его службы можно почитать здесь), однако по мере сил он пытался следить за тем, чтобы в явное противоречие с законами церкви его светская деятельность не вступала. К примеру, в 2011 году он собирался участвовать в президентских выборах, но от выдвижения кандидатуры пришлось отказаться — из-за неодобрения РПЦ. В 2012-м Охлобыстин возглавил высший совет «Правого дела», но оставил эту должность после постановления Священного Синода, запретившего священникам состоять в партиях и занимать партийные должности. С тех пор Охлобыстин именовался духовным наставником и консультантом «Правого дела».

Еще раньше, ссылаясь на «внутренние противоречия», Охлобыстин попросил патриарха Кирилла освободить его от священнослужения. В итоге с 2010 года отец Иоанн остается священником РПЦ, временно запрещенным в служении. Примерно в это же время Охлобыстин вернулся к съемкам (сериал «Интерны», экранизация романа Пелевина «Generation П» и другие работы), а также устроился творческим директором в компанию «Евросеть». Возвращение в кинематограф Охлобыстин объяснял финансовыми соображениями, а работу в «Евросети» — возможностью принести пользу обществу.

При этом никакие внутренние противоречия никогда не мешали Ивану Охлобыстину делать заявления, которые многим могут показаться резкими, неуместными или попросту неприличными. Кстати, ни от одного из них он впоследствии не отказался. Из последних примеров — радиопередача на РСН, в которой Охлобыстин признался в расистских взглядах. Признался, как водится, не стесняясь в выражениях: в ответ на вопрос, как бы он поступил, если бы его дочь вышла замуж за африканца, священник, не задумываясь, заявил в прямом эфире, что вывез бы обоих на 30-й километр и расстрелял бы из ружья к чертовой матери.

Впоследствии в колонке на сайте проекта «Сноб» Охлобыстин объяснил, что христианину полагается говорить только правду, даже если она навредит ему. Кстати, от сотрудничества со «Снобом» Охлобыстин вскоре отказался, заявив, что не может работать с Машей Гессен, которая, возглавив проект, «приложила кучу мелких, дурацких усилий, интриг, чтобы активно навязать нам проповедование гомосексуализма и лесбийскую любовь».

Так что гомофобия Охлобыстина, мнимая или реальная, тоже ни для кого не секрет. Более того, в октябре 2013 года священник сравнивал однополые браки с «женитьбой на морской свинке». А пару месяцев спустя во время «духовных бесед» в Новосибирске он и вовсе предложил «запихивать гомосексуалистов живьем в печку».

Публичные выступления Ивана Охлобыстина — вообще отдельный жанр, в котором удивительным образом переплетается любовь актера к православию и одновременно — к мистике и спецэффектам. А еще — к детям и государству. Свои резкие гомофобные высказывания Охлобыстин неизменно оправдывает заботой о детях: дескать, своих у гомосексуалов быть не может, и пополнять ряды они станут за счет наших. Нетрудно заметить, что эта же риторика давно принята на вооружение значительной частью российских чиновников и депутатов.

При этом каждое новое заявление Охлобыстина провоцирует общественность будто в первый раз. Вот и рождественское письмо Путину, в котором автор довольно цинично оправдывает необходимость возвращения уголовного наказания за гомосексуальность досадной бюрократической неувязкой, вызвало шквал негодования. Пользователи фейсбука предсказуемо устроили Охлобыстину обструкцию.

К примеру, медиаменеджер Антон Носик сравнивает Охлобыстина с юродивым Николкой из пушкинского «Бориса Годунова»: «Николку маленькие дети обижают... Вели их зарезать, как зарезал ты маленького царевича». Обозреватель «Эха Москвы» Ксения Ларина видит в Охлобыстине не юродивого, а фашиста: «Такой милый Ваня, который пишет сценарии, снимает фильмы, приходит на вечеринки, смеется вашим шуткам. Господа артисты и режиссеры, вам не стыдно умиляться этому фашизоиду?» С Лариной солидарен театральный продюсер Эдуард Бояков: «Хотел написать что Охлобыстин, написавший письмо Президенту про возвращение статьи „мужеложество“, придурок ... Но прочел в комментах у друзей что он фашист. И задумался. Конечно не придурок. Конечно фашист. Настоящий. Требующий репрессий, а не просто отстаивающий мнение».


Реакция в твиттере оказалась схожей: те, кто не успел отфолловить Охлобыстина после одной из его предыдущих выходок, сделали это теперь.

Как видно, никто из критиков Ивана Охлобыстина всерьез не задается вопросом, что стоит за его выходкой — ущемленные чувства верующего или желание устроить очередную провокацию. Оно и понятно: пытаться понять мотивацию скандалиста — занятие неблагодарное; да, наверное, это и неважно — в сегодняшней России 2010-х такие заявления общественных деятелей стали частью объективной реальности.

Кстати, именно так письмо Охлобыстина восприняли и те, кто в целом солидарен с изложенной в тексте позицией. Более того, к обычному в таких случаях хору убежденных гомофобов и троллей в этот раз примкнули некоторые официальные лица. Заместитель председателя правительства Московской области, единорос Андрей Ильницкий считает, что Охлобыстин нашел в себе мужество «открыто сказать то, что большинство произнести боится». И если об искренности отца Иоанна можно гадать, то высказывание чиновника, очевидно, действительно отражает его убеждения.

Иван Охлобыстин — не чиновник и волен будоражить публику, как ему заблагорассудится. Если бы не одно но: постмодернизм хорош до тех пор, пока он не конъюнктурен. А облюбованная Охлобыстиным риторика в последнее время уж слишком явно резонирует с государственным курсом на духовность, «скрепы» и «двушечки». И пока отдельные депутаты Госдумы успокаивают общественность, называя заявления Охлобыстина пиаром, других речи отца Иоанна нет-нет да и натолкнут на идею для очередного законопроекта.

Обсудить  

Другие материалы рубрики

18:05 10 декабря 2014

План антивирусной обороны

Компании, занимающиеся информационной безопасностью, подвели итоги боев 2014 года и сделали прогноз на следующий

Культура

Световая скульптура Северин Фонтен на Фестивале света в Лионе Картинки недели: Ленин в косухе и корабль-призрак
Самые яркие новости мира в картинках
Александр Васильев «Мы еще не родились»
Лидер группы «Сплин» Александр Васильев об альбоме «Резонанс», политике и оздоровительных мантрах
«Исторически Россия — это страна PC-гейминга»
Глава подразделения Xbox в России о локализации игр, региональных ценах и конкуренции с PC
Кадр из фильма «Рука Дьявола»	Кино недели: как изгнать из себя дьявола
Пятничный спойлер от Геннадия Устияна

Ставок больше нет
Смерть ипотеки и другие последствия повышения ставки ЦБ для покупателей недвижимости
Гений места
20 самых популярных мест для чек-инов в Москве
Снимите это медленно
Как будут жить арендаторы квартир после «смерти» ипотеки
Я поведу тебя в музей
Финальная точка в запутанной истории дома Мельникова
Крайние меры
Инвестиционная покупка как повод для общения с коллекторами

Первая мировая

Елка, свечка, два шара...
Как в Первую мировую пленные немцы научили русских выдувать елочные игрушки, в которых отразилась история всей страны
Сто лет после войны
Радикальная демократизация истории: от генералов к рядовым
Ищу кузину
Как Великая война повлияла на мораль, нравственность и отношения между полами
«Шарнхорст» Океанский зигзаг адмирала Шпее
Новое лицо морской войны
Бой русского броненосца «Евстафий» с турецко-германским линейным крейсером «Гебен» «Евстафий» против «Гебена»
Десять минут, изменившие расстановку сил на Черном море в ноябре 1914 года