«Крым почему-то стал русской землей»

«Лента.ру» поговорила с жителями Симферополя, ждущими российских войск

В субботу, 1 марта, президент России Владимир Путин получил от Совета Федерации право на введение войск в Украину. Официально вторжение еще не началось, однако российские военные уже несколько дней охраняют центр Симферополя. Тем временем русские жители крымской столицы маршируют по центру города с российскими флагами, поддерживают военных и ждут, когда им предоставят гражданство РФ. Корреспондент «Ленты.ру» наблюдал за тем, как Симферополь готовится к возможному приходу российских войск.

Неизвестные военные

Намерения Владимира Путина начать военную кампанию никого в Крыму не удивили. В Симферополе давно знают: российские солдаты уже здесь (по словам постпреда Украины в ООН Юрия Сергеева, их не менее 15 тысяч). В ночь на 27 февраля автоматчики в полной боевой экипировке, но без опознавательных знаков захватили здания Верховного совета и Совета министров Крыма. Кто эти таинственные солдаты, стало ясно, когда они подняли над Совмином российский флаг.

Вскоре те же неизвестные автоматчики захватили аэропорт Симферополя и рассредоточились по центру города, взяв под охрану ключевые административные здания.

Патруль расположился в сквере между Крымским русским драматическим театром и отделением «ПриватБанка». Рядом с солдатами стояли симферопольские ополченцы с георгиевскими ленточками на предплечьях. На мой вопрос о том, русские ли это солдаты, ополченцы ответили утвердительными кивками.

— А почему они без шевронов? — спросил я.
— Лишний вес не нужен, — шутили ополченцы в ответ.
— Что дальше-то будет?
— Хочешь мира — готовься к войне, — отвечали они.

Видимо, из-за невысокой важности порученной им миссии автоматчики были разговорчивы и вполне открыты для общения. Осмелевшие девушки, хихикая, подходили к парням в военной форме и просили разрешения с ними сфотографироваться. Автоматчики смущались, но позировать соглашались. «Спасибо вам, ребята, вы таки-и-ие классные», — говорили девушки. Мужчины молча жали военным руки. «Мальчики, вы теперь местная достопримечательность», — обрадовала автоматчиков женщина средних лет.

— Вы надолго у нас? — спрашивали у вставших в кружок людей в форме молодые девушки.
— Сказали — до конца мая, — ответил солдат с ручным пулеметом в руках (референдум о будущем статусе автономии, как объявил в субботу днем новый премьер Крыма Сергей Аксенов, был перенесен с 25 мая на 30 марта, но солдатам, видимо, об этом еще не сказали).
— А где вы живете?
— Ночуем, где придется, — усмехнулся пулеметчик.
— А вы из Москвы? — продолжали допрос девушки.
— Мы из России.
— Оставайтесь! Погреетесь у нас, на море съездите.
— А отсюда до моря далеко?
— 30 километров. Вам надо что-нибудь?
— У нас все есть. Хотя… Тут есть Сбербанк? — спросил солдат.
— Есть, конечно, вон там за углом, — с готовностью показали направление девушки.

Вечером в субботу солдаты покинули центр Симферополя. Но многие местные жители уверены, что они скоро вернутся — уже с шевронами российской армии на форме.

Неожиданные руководители

Захват государственных зданий «неизвестными» для руководства партии «Русское единство» (она, по сути, возглавила антикиевское восстание в Крыму — премьером автономии 27 февраля был избран ее лидер Сергей Аксенов) стал сюрпризом, убеждают меня в партии. «Хотя нам передавали с трасс, что едут вооруженные люди, мы не понимали, кто это», — заявляют там.

Бывший вице-премьер Крыма и зампредседателя «Русского единства» Андрей Козенко признался мне, что «сегодня в Крыму — русская весна, и русские чувствуют праздник, которого еще три дня назад не было».

«Лента.ру»: Ввод российских войск — это позитивно?

Андрей Козенко: Да, это позволит избежать, во-первых, каких-то гражданских столкновений, которые возможны с учетом действий радикалов из «Правого сектора», а во-вторых, межнациональных столкновений, поскольку часть крымских татар настроена радикально. Усиливающиеся пророссийские настроения, конечно, их возбуждают. Решение о введении российского контингента позволит избежать кровопролития.

Но ведь российский контингент уже и так здесь.

На сегодняшний день мы говорим, что Крым контролируют народные дружины, которые сформированы из числа сторонников нашей автономии.

Но люди с автоматами на улицах — это не просто ваши сторонники.

Это члены народной дружины.

Такова официальная позиция, я правильно понимаю?

Да.

Не боитесь, что после ввода войск начнется полноценная война?

Мы должны понимать, что речь идет о серьезной политике на высшем уровне. Это геополитика, тут серьезные интересы у России и США. Если здесь начнется война, то это будет уже Третья мировая. Я думаю, что этого никто не допустит. Я исключаю возможность силовых операций со стороны США, а Украина не способна дать системный силовой отпор.

Когда российские войска входили в Грузию, у них был формальный повод — гибель российских миротворцев. Но ведь в Крыму повода нет, вас разве здесь ущемляют?

Все 23 года независимости Украины русское население ущемляют в Крыму. К нам всегда относились как к пасынкам. Существовала система, когда мы все больше и больше средств выделяли на обустройство крымских татар. Уступки накаляли атмосферу в обществе. Мы с одной стороны их успокаиваем, а с другой стороны показываем, что татарам можно делать все. Такая вот особая национальность. Мы должны им сказать, что русские имеют с ними равные права.

Несмотря на то, что нас большинство, к сожалению, крымской власти мало удавалось сделать в плане противостояния киевской власти. Все силовые структуры и суды подчиняются Киеву, и мы не могли даже заставить прокуратуру или суды перейти в переписке на русский язык. Сегодня у нас уникальная возможность защитить русских. Крым — это маленькая Россия, и здесь преобладает русский социокультурный стандарт.

А что сейчас изменилось-то в сравнении со временем президентства Януковича, ведь все осталось, как было? Почему русские восстали?

И слава богу. Если бы что-то изменилось, то говорить о национальном подъеме было бы уже поздно. С каждым годом в Крыму подрастало новое поколение, которое родилось в новой Украине. Молодые люди подверглись воспитанию с точки зрения украинской государственности, им [преподавали] соответствующую националистическую идеологию. То, что сегодня происходит в Крыму, — попытка предотвратить националистическое вторжение в Крым. Если бы мы упустили этот момент, то Крым для России был бы потерян. А сейчас мы шутим, что Крым — это призовой фонд к победе России на Олимпиаде.

А вы за самостоятельный Крым выступаете или за вхождение в Россию?

Мы выступаем за Крым в составе Украины с широкими полномочиями автономии. Крым должен сам распоряжаться своим бюджетом, должен строить внешнеполитические отношения самостоятельно, должен сам решать, кого назначать на ключевые должности, сам определять все жизнеобеспечение и функционирование автономии. Тогда мы готовы остаться в составе Украины.

Лично мое мнение, что было бы справедливо, если бы Крым был в составе России. Думаю, что Россия могла бы объединить [в своем составе] и всю Украину.

Кроме Галичины, я думаю.

Если там не будет наших геополитических интересов, то, может, Галичина нас интересовать и не будет. Хотя там тоже живут русские люди, ветераны, которым там тяжело. Их тоже нужно защищать.

С новыми властями можно было как-то договориться?

Они не шли нам навстречу ранее, когда для этого имелись все возможности, когда можно было дать российскому языку статус второго государственного. Теперь для нас пойти на компромиссы с властью, которую мы считаем незаконной, значит показать свою слабость.

Если Путин с собой на танке привезет [бежавшего с Украины в Россию президента Виктора] Януковича, вы будете ему рады?

Очень многие разочаровались в нем, но он как минимум действующий президент. Нам это дает определенные механизмы выстраивания отношений с киевской как бы властью. Янукович — это фактор противодействия националистической политике. Широкой поддержки Януковича как национального лидера не будет, ведь у наших людей есть запрос на молодых лидеров с жесткой позицией и без прогибов. Януковича можно уважать за системный экономический подход, хорошую команду, но революция подпортила ему имидж. Теперь ему можно по-человечески посочувствовать, но он должен [еще] выполнить свою функцию и сохранить мир в регионах востока.

Назначение лидера вашей партии Сергея Аксенова стало неожиданным, ведь на выборах в парламент Крыма вы набрали около пяти процентов, а теперь он вдруг премьер.

Аксенов стал наиболее ярким и узнаваемым депутатом в составе Верховного совета Крыма, так как почти все законопроекты в поддержку русских и патриотического воспитания были приняты по его или его коллег по фракции инициативе. Сергей Валерьевич является достаточно известным и влиятельным в Крыму бизнесменом, его связи по всему Крыму позволяют решать любые вопросы. Это человек, который может не спать несколько дней, он рано встает и поздно ложится, он доводит любое дело до конца, имеет хорошую команду и жесткую правильную позицию, отражающую мнение крымчан. Это и позволило Аксенову стать узнаваемым лидером, с этим приходится считаться. Большинство членов Партии регионов признают Аксенова безоговорочным лидером с точки зрения идеологии. Также он является еще и президентом федерации греко-римской борьбы и дает пример молодым.

* * *

В конце интервью Козенко получает смс от соратника и зачитывает мне его текст: «В Макдаке сидит девочка в куртке с надписью "Галичина". Что делать?» Козенко оказывается неожиданно милостив, он отвечает так: «Может, это вообще реклама йогурта. Ничего не делай».


Видео предоставлено участником проекта «Реальность»

Счастливые русские

С тех пор как в Симферополе появились военные и стало понятно, что к местному населению они настроены дружелюбно, на улицы вышли толпы людей с огромными русскими полотнищами. Горожане постоянно скандировали «Ро-сси-я!» и «Пу-тин!» А когда 27 февраля объявили о референдуме, который определит новый статус Крыма, возле Верховного совета автономной республики устроили митинг-концерт. Помимо гимна Российской Федерации исполняли и песни Олега Газманова, в том числе «Москву» и «Единую Россию» (гимн одноименной российской партии).

В субботу, 1 марта, на площади у правительства дежурили сотни людей. На одном из плакатов было написано: «Пришло время вернуть мое имя. Я Русь, а не Украина»; хозяйка транспаранта привязала к руке воздушные шарики в цветах российского триколора. На шее у нее висел еще один плакат — большой герб России с надписью «С нами Бог». Ее соседка по толпе держала лист бумаги — «Я больше не хочу быть хрущевским подарком» (Крым стал административной частью Украины при Никите Хрущеве). Многие размахивали российскими флагами, желающим его рисовали краской на щеках.

Вечером — после известий о том, что Путин получил от российского парламента добро на военную кампанию — на площади под памятником Ленину выстроились роты народного ополчения с выкрашенными в цвета крымского флага спецназовскими щитами. «Украина будет теперь российской! Будет свобода, потому что бендеровцы, твари, теперь не заставят меня учить украинский язык, что я делать не желаю», — объясняла женщина в черной шляпке. В толпе кричали «Ур-р-ра! Молодцы!», «Это прекрасно», «Слава "Беркуту"! Слава ВДВ!»

Если в Киеве протестующие лозунгами «Милиция с народом!» только пытались убедить себя, что силовики вот-вот перейдут на сторону оппозиционеров, то в Симферополе между народом и милицией — трогательное единение. Бойцов разгонявшего киевский Майдан спецподразделения МВД, которых в столице страны ненавидят, в Крыму чествуют как героев. В субботу первые шесть бойцов «Беркута» получили в симферопольском консульстве РФ российские паспорта. Московская полиция уже пообещала трудоустроить украинских коллег.

На площади в разгар гуляний в преддверии ввода российских войск я встретил милиционера Никиту Николашкина. Предыдущие три дня он провел в оцеплении у Верховного совета, теперь у него был выходной, и он пришел в штатском. «Я русский националист, это русская земля — и будет русской», — сказал Николашкин. По его словам, он обеими руками поддерживает ввод российских войск. «Правда, русская армия уже давно здесь», — кивнул он на автоматчиков за своей спиной.

Митинг все больше походил на масленичные гуляния. К крикам «Россия!» и «Бер-кут!» в какой-то момент добавились пьяные возгласы «Наша Раша!», «Краса-а-ава, мужики!» и совсем уж невпопад «Твою ма-а-ать!» «Нацизм не пройдет!» — проорал подвыпивший парень и стукнул раскрытой ладонью по кулаку.

«Это какая-то борьба с ветряными мельницами», — прокомментировал стоявший рядом молодой парень. Игорь — украинец, работает на российскую компанию. Он не поддерживает выступления под чужим государственным флагом и желание сограждан вступить в Россию. «Можно расширить полномочия, но говорить о присоединении — это дико. Я родился и вырос в этой стране», — объяснил Игорь. Свои эмоции от появления на улицах города «вооруженных людей без опознавательных знаков» он описал так: «Идешь-гуляешь, а тут ** **** **** [откуда ни возьмись] автоматчики, а рядом еще и свадьба гуляет».

Парень в камуфляже и с пластиковым стаканчиком, в котором плещется коньяк, объяснил мне, в чем позитив от ввода российских войск в Крым. «Емелин моя фамилия, я русский. Прикинь, у меня три месяца сыну, а жене только сейчас дали 600 гривен (около 2500 рублей) подъемных. Как так можно? Поэтому я хочу стать гражданином России», — признался парень и отхлебнул из стаканчика.

— А это хорошо, что сюда придут русские войска? — поинтересовался я у стоявших неподалеку.
— Пусть вводят, конечно. Это прекрасно, — ответили мне с таким видом, что я сразу почувствовал, какой идиотский вопрос задал.
— Ну, а если война начнется?
— Воевать с нами никто не будет.
— С вами-то понятно, а с Украиной?
— Что-о-о?! — и тут я понял, что пора уходить; многие коллеги жаловались мне, что за неуместные вопросы в Симферополе могут и побить.
— Таких провокаторов надо гнать на Украину! — неслось мне в спину.

И все-таки ответ на свой вопрос я услышал. «Ты что думаешь, украинская армия пойдет против российской?» — сказал кто-то, и вся компания принялась долго и громко хохотать. «Завтра уже Янукович приедет сюда», — сказал один из мужчин, отсмеявшись. «Не надо нам здесь его», — посерьезнели друзья.

Запуганные татары

Однако в Симферополе помимо русских живут еще и крымские татары — и они отнюдь не радуются российской военной экспансии. Правда, после массовой драки у Верховного совета, случившейся 26 февраля (погибли двое русских: мужчина умер от сердечного приступа, а пожилая женщина скончалась от травм, полученных в давке), встретить татар в центре Симферополя стало трудно. Председатель Меджлиса крымско-татарского народа Рефат Чубаров попросил сородичей отсидеться дома. Те просьбу исполняют. Сам Чубаров в субботу дал пресс-конференцию, на которой не позволил себе ни одного неосторожного слова.

«Мы прилагаем все усилия, чтобы исключить провокации, направленные на эскалацию ситуации в Крыму», «Главная задача — чтобы люди сохраняли спокойствие и не допускали действий, которые могут быть расценены как агрессия», «Все должны сохранять спокойствие и быть внимательнее друг к другу», — отвечал он на совершенно разные вопросы. Руководитель отдела Меджлиса по внешним связям Али Хамзин в разговоре со мной был куда более откровенен.

«Лента.ру»: Вы не боитесь татарских погромов? Что русские придут мстить за погибших в столкновениях у Рады 26 февраля?

Али Хамзин: Вы знаете, я хотел бы иметь независимую экспертизу. Я не исключаю, что те люди были специально умерщвлены на операционном столе. Там не было ни поножовщины, ни стрельбы, хотя мы видели у казаков достаточно стволов. Хвала им, что они не использовали их, так как понимали, что иначе их бы всех там разорвали. Прошло мирно, нормально.

Зачем татары начали столкновения у Верховного совета?

Не-е-ет! Я там сам был, и толкались там все.

Что вы думаете об объявленном референдуме?

И референдум, и Аксенов назначены с нарушением законов Украины. Аксенов — это Лжедмитрий, провокатор.

Татары создают отряды самообороны?

Хотите называть их так — называйте. Конечно, в местах компактного проживания татар у нас есть группы, контролирующие поселения и отслеживающие появление людей и [военной] техники.

Что вообще делать татарам в условиях, когда русские имеют большинство в парламенте и Совмине?

На протяжении 23 лет независимости Украины крымские татары всегда были в дискриминируемом положении. Мы даже по некоторым направлениям в Советском Союзе не были так дискриминированы, как сейчас. У нас остается один шанс — бороться за свои права. Уверен, что если Крым вдруг станет частью России, то у нас борьба как была демократическая с ее формами ненасилия, так и останется. В горы никто не собирается уходить воевать, это для нас неприемлемо. Рано или поздно демократия победит и во всей России. Путин, который себя мнит неким самодержцем, потерпит фиаско.

Киев вам как-то помогает или он устранился от проблемы в Крыму?

Нет, ну сама киевская власть и в стабильные времена была слаба, поэтому, отдав свой ядерный потенциал, ей нужно было укреплять территориальную целостность. Но они только недавно вспомнили про Будапештский меморандум 1994 года (согласно этому документу Россия, США и Великобритания в обмен на отказ Киева от размещенного на территории Украины советского ядерного арсенала гарантировали суверенитет и территориальную целостность страны, но бумага так и не была ратифицирована парламентами этих стран — прим. «Ленты.ру»).

Украина слаба сама по себе, это лоскутная страна, честно скажу. Крым дали Киеву в 1954 году, Восточную Украину нарезали ему при Сталине. Это сейчас они говорят, что Крым исконно был территорией Украины, не замечая государственность крымских татар, хотя еще в 1648 году в битве под Желтыми Водами мы фактически начали процесс становления украинской нации. Они демонстрируют высокую форму неблагодарности.

То есть и Киев вам не друг?

Нет, мы в любом случае поддерживаем Киев. Но лишь потому, что пришедшие к власти силы ориентированы на Запад, на Европейский союз. А ЕС — это все-таки самая лучшая модель сосуществования. Я уверен, что мы там получим и поддержку, и солидарность. Евросоюз для нас — это стратегия, ведь там надо жить по закону. Янукович отказался от него, потому что великолепно понимал, что он уподобится рыбе, выброшенной на берег, и не сможет там жить. Вот воровать и грабить — это был его конек.

Чего вы требуете?

Мы требуем остановить агрессию, оккупацию Крыма, вывести российские войска, которые здесь не дислоцируются, а остальные вернуть на их базы. Надо также начать политический диалог, который должен идти при посредничестве международных игроков. 26 февраля Чубаров сделал первую попытку диалога, сказав, что правительство должно на 33 процента состоять из крымских татар, на 33 процента из русских и на 33 процента из украинцев. Никто не отрицает интересов России, но никто не должен отрицать и наши интересы! Мы маленький народ, пострадавший от геноцида в советские времена, и ущемлены наши права.

Какие?

В Украине не было принято ни одного законодательного акта, который бы как-то реанимировал нас после того, как мы пострадали от советской депортации. Есть проблемы ассимиляции, нам необходимо содействие нашей культуре и языку. Мы хотим восстановить додепортационный статус своего развития. Не вижу ничего плохого в том, чтобы Крым объявили национальной автономией крымских татар. После нашей депортации Крым почему-то стал русской землей, с чем я категорически не согласен.

Аксенов сам попросил [российской] оккупации, и под охраной автоматчиков принял бездарное, однозначно неприемлемое решение по референдуму. Его по украинским законам нельзя провести, так как местные референдумы им не предусмотрены. А Аксенова сделали премьером, хотя он не соответствует этой должности по своей грамотности, только для того, чтобы он попросил Путина ввести войска. Мавр сделал свое дело, мавр может уходить. И вообще, события в Крыму могут стать предвестником глобальной войны.

Когда начнется война, татары будут в ней участвовать?

Мы платили налоги государству, думая, что оно держит в необходимой боеспособности части. Но если они не могут защитить Крым, тогда нужно, чтобы оно объявило всеобщую мобилизацию. Но надо учесть, что крымские татары не едят свинину, а значит, нам, наверное, придется создавать свою национальную гвардию.

* * *

В ночь на воскресенье, 2 марта, российские войска так официально и не вторглись на территорию соседнего государства — пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков объявил журналистам, что решения об интервенции президент пока не принял. В Нью-Йорке на экстренное заседание собрался Совет безопасности ООН, на котором западные страны потребовали от Москвы «положить конец интервенции»; на том же настаивал в телефонном разговоре с президентом Путиным и Барак Обама. Но международное сообщество до сих пор не смогло сформулировать ответ на вероятную российскую интервенцию.

Киев тем временем объявил о мобилизации резервистов на всей территории страны — об этом заявил секретарь Совета национальной безопасности Украины Андрей Парубий. Военнообязанным направлены повестки, призывающие явиться в военкоматы утром в воскресенье.

Обсудить  

Другие материалы рубрики

11:19 28 августа 2014
Колонна пленных украинских военнослужащих проходит по Донецку.

Цена государства

Продолжение войны может поставить под вопрос существование Украины

Снаружи и внутри
Самые маленькие дома в мире гораздо просторнее, чем кажутся
Samsung Navibot Silencio Сознательная десятка
Устройства для умного дома
В черном списке
Москва — город мечты для миллионов россиян, но и здесь есть районы, где люди отказываются жить
Седьмое пекло
Какие варианты для отдыха в жару предлагает нам Подмосковье?