Блоггеры против блогеров

Почему время терять второе "г" в этом слове пока не наступило

Гасан Гусейнов

И все-таки, как правильно – блогер или блоггер? Нет бы и в этом вопросе взять пример с англичан и американцев. У одних program, у других programme. По-русски тоже вот "грамматика", но "грамота". Иначе говоря, и в более простых случаях плюрализм торжествует. Но многим хочется однозначности.

У нас дома имелось трехтомное издание "Записок Пиквикского клуба" начала 30-х годов, с комментариями Густава Шпета. Книгу почему-то никому не полагалось показывать. На обложке было напечатано Чарлз Дикенс. В отрочестве я считал эту смешную опечатку единственной причиной хранения книги под замком, но был сурово одернут: Густав Шпет на первых же страницах комментария объяснял русскому читателю, что написание "Диккенс" противоречит правилам русского языка. Русский философ всерьез хотел просветить народ. Но ни в большом, ни в малом желанию Шпета не суждено было сбыться. Предложенное им грамотное написание имени Чарльза Диккенса не прижилось, и правильным осталось не совсем грамотное. Правда, предложи кто-нибудь авторитетный это написание сегодня, его, может быть, приняли бы с распростертыми объятьями. Просто до Диккенса никому дела нету, хотя в Рунете вечная борьба бобра с ослом, который раньше был козлом, идет вполне по Диккенсу. Так вот, условные грамотные ослы требуют писать слово блоггер через два "г", условные грамматичные козлы – через одно.

Грамматично, конечно, максимально приспособить заимствованное слово к правилам родного языка. А поскольку нас учили в школе, что некоторым согласным, в том числе "г" и "к", не положено удваиваться, то и слово "блогер" не должно быть исключением из правила. Если основа слова – "блог", сетевой дневник, то ведущий его человек и должен называться просто "блогером". Вот и "хакер" почти мгновенно вытеснил "хаккера", дав сетевому юношеству поиграть с "хацкером".

Но и у сторонников написания "блоггер" есть аргументы. Во-первых, говорят они, ссылаясь на всезнающий Яндекс, русский язык заимствовал готовое английское слово "блоггер", а вовсе не полуфабрикат для него. Изучая пульс блогосферы, мы увидим, что блоггер явился миру в 2001, а блогер – спустя три-четыре года.

Мало того, если бы сначала появился блог, то из него русский человек изготовил бы, конечно, никакого не "блогера", а, как правильно пишет блоггер Михеев, "бложника". По привычной модели "сапожника" или "бражника". Почему Яндекс на вопрос про "бложника" вежливо переспрашивает, не "бражником" ли я интересуюсь? Потому что тут и в самом деле засада: по сходству звучания, принудительно вызывающему посторонние ассоциации, "бложник" находится в между "блажью" и "ложью". А ведь блог, говорят нам, тем и отличается от СМИ, будь они казенные или независимые, что ведущий его человек предельно искренен. Если блоггер и привирает, то от полноты чувств. А так он субъективно честен. Вот почему "бложник" не пришелся.

Тем временем блоггер, как знают сторонники этого написания, остается родственником вовсе не "хацкера", а двух других иностранных слов, укоренившихся в русском обиходе с сохраненным двойным "г", - диггера и триггера.

Еще несколько лет назад диггеров было в разы больше, чем блоггеров. Подражая своим европейским собратьям, российские диггеры обшаривали подземелья больших и малых городов, искали станции-призраки московского метро или библиотеку Ивана Грозного.

О триггере же и говорить нечего. Хотя не все блоггеры знают о его существовании, но именно этому простейшему кибернетическому устройству люди в конечном счете обязаны тем, что могут заводить блоги и находить свое место в сетевой жизни.

В силу особенностей произношения, над которой часто неловко шутят в России, вторую "г" диггеры и триггеры естественным образом теряют в украинском языке. А вот в русском она вполне на месте.

Не вышло с Диккенсом, не вышло с диггером, не вышло с триггером, не выйдет и с блоггером: в отличие от всяких механических флюгеров и багеров, блоггеры создают новую реальность, а удвоение буквы в слове остается до поры до времени знаком общественного признания. Или самоуважения. Торопиться и проглатывать в блоггере второе "г" преждевременно.

Обсудить  

Другие материалы

00:16 Сегодня
Владимир Путин и Александр Лукашенко

Минск понесет потери от кризиса в России

Белорусский политолог объяснил «Ленте.ру» причину жестких высказываний Лукашенко

Культура

«Исторически Россия — это страна PC-гейминга»
Глава подразделения Xbox в России о локализации игр, региональных ценах и конкуренции с PC
Александр Васильев «Мы еще не родились»
Лидер группы «Сплин» Александр Васильев об альбоме «Резонанс», политике и оздоровительных мантрах
Кадр из фильма «Рука Дьявола»	Кино недели: как изгнать из себя дьявола
Пятничный спойлер от Геннадия Устияна

Ставок больше нет
Смерть ипотеки и другие последствия повышения ставки ЦБ для покупателей недвижимости
Гений места
20 самых популярных мест для чек-инов в Москве
Снимите это медленно
Как будут жить арендаторы квартир после «смерти» ипотеки
Я поведу тебя в музей
Финальная точка в запутанной истории дома Мельникова
Крайние меры
Инвестиционная покупка как повод для общения с коллекторами

Первая мировая

Елка, свечка, два шара...
Как в Первую мировую пленные немцы научили русских выдувать елочные игрушки, в которых отразилась история всей страны
Сто лет после войны
Радикальная демократизация истории: от генералов к рядовым
Ищу кузину
Как Великая война повлияла на мораль, нравственность и отношения между полами
«Шарнхорст» Океанский зигзаг адмирала Шпее
Новое лицо морской войны
Бой русского броненосца «Евстафий» с турецко-германским линейным крейсером «Гебен» «Евстафий» против «Гебена»
Десять минут, изменившие расстановку сил на Черном море в ноябре 1914 года