Смех в темноте

Почему приговор Навальному не способен ничего изменить

Юрий Сапрыкин главный редактор интернет-издания «Афиша-Воздух»

Каким бы ни был приговор Алексею Навальному, он уже ничего не изменит.

Признаюсь честно — я давно придумал эту фразу. Первая фраза вообще очень важна, особенно в такой ответственный день. Я собирался написать короткий грустный текст о том, что вне зависимости от исхода процесса в Кировском суде, власть уже подложила соломку везде, где можно поскользнуться, и даже самый жесткий приговор, увы, лишь укрепит равновесие системы. И вправду, чего им опасаться — окажись Навальный в тюрьме, революционные матросы не побегут штурмовать Зимний, и разъяренные (бывшие рассерженные) горожане не выйдут на площадь Революции (и даже на Болотную), и вице-премьер Дворкович не хлопнет дверью на заседании правительства, и Обама не скажет Путину при встрече: «А вам-то руки я не подам». Зато от разоблачений «Роспила» не упадет больше ни единый волос, и некому будет спрашивать на площади «Да или нет?» В общем, боль, тлен, безысходность.

У меня уже вполне сложился в голове этот текст — но тут началась предвыборная кампания, я заехал в штаб Навального (и несколько опешил от увиденного), потом немного поговорил по заданию редакции с самим кандидатом, потом обнаружил собственного сына раздающим листовки в агитационном кубе, потом кандидат написал великий текст про жабу на вентиле — и я понял, что был не прав во всем, кроме первой фразы. Повторю ее вновь.

Каким бы ни был приговор Алексею Навальному, он уже ничего не изменит.

Из-за Навального окружающий ландшафт уже сейчас выглядит совсем по-другому. За несколько лет он перевел разговор о «преступном режиме» из области неправдоподобной риторики в плоскость вещественных доказательств. Смотрите, как эта машина работает — вот имена, пароли, явки. Вот сюда уходят бюджетные деньги, вот так работают офшорные схемы, вот такие особняки и яхты покупаются на средства, что были выведены и спрятаны, вот здесь идут передаточные ремни от тех, кто выводит и прячет, к следователям и судам, и вот так потом все эти люди рассказывают, как они бескорыстно любят Россию. Про эти хитросплетения никогда не расскажет Первый канал, Навальный сам стал Первым каналом, расставил в Сети свои вышки и передатчики и разложил все по полкам так лихо и доступно, что позавидует любая Екатерина Андреева. Благодаря Навальному вот эту зловещую гору, что выросла на горизонте, сложно считать естественной частью ландшафта — и думать, что она была тут всегда; Навальный с наглядными пособиями и указкой в руке показал, что эта гора на самом деле — гигантское чудовище кайдзю, которое потихоньку ест свою страну, и это знание никуда уже не денется.

Навальный показал, как действовать в условиях, когда действовать практически невозможно. Не регистрируют партию — пес с ней, с партией, пусть будет фонд, штаб, кружок по интересам, что угодно, лишь бы работало. Причем все эти структуры работают не только благодаря удачно найденному формату, они используют крайне редкое в наше время топливо — люди готовы работать в них не за страх, а за совесть, они ничего на этом не зарабатывают, а наоборот, готовы даже приплачивать. С точки зрения соотношения затрат и результата (а также цены и качества) это самая эффективная схема, которую можно придумать. Мне сложно представить себе, чтобы в штабе Собянина собирались толпы людей с горящими глазами, готовые искренне работать на своего кандидата 24 часа в сутки, ничего не получая взамен; штаб Навального ровно из таких людей и состоит. И от того, что Навальный перейдет из ранга обвиняемых в разряд осужденных — энергия этих людей только вырастет.

Да, это тоже важный момент: Навальный теперь не просто человек, который орет со сцены на митингах, это зарегистрированный кандидат в мэры, есть программа — вот она, написана на бумаге, есть команда, есть план действий, есть агиткампания, которая ведется с какой-то звериной энергией, есть рейтинг, который растет на четыре процента в неделю. Все претензии к оппозиции — что это бессмысленные крикуны, которые не могут организовать даже самих себя — к конкретному кандидату Навальному больше неприменимы. Очень жаль, что этого не случилось в декабре 2011-го — но и сейчас этот переход из статуса не пойми кого в ранг избираемого политика уже неотменим.

Фейсбучная публика любит говорить по любому поводу про то, что «мы перешли точку невозврата» — так вот, Навальный действительно перешел точку невозврата. Он показал, в чем проблема, объяснил, что и как можно делать, он стал точкой, на которой сходятся надежды людей, которая собирает на себя их энергию. Он объяснил на собственном примере, что политика — это не поляна, где пасутся только члены кооператива «Озеро», отставные вице-премьеры и безбашенные активисты; на этой поляне есть место и работа для каждого. Он является все более сложной и болезненной проблемой для чудовища кайдзю — и эта проблема станет еще болезненнее, если он окажется за колючей проволокой. Навальный — это не гигантский человекоподобный робот, который выходит сражаться с чудовищем, и если его устранить, проблемы для чудовища снимаются; как известно из недавнего фильма про кайдзю, с монстром способны сражаться все, чьи сознания входят в резонанс друг с другом, и все, что делает и пишет в последнее время Навальный — именно для этого и об этом.

И, может быть, самое главное. В этом огромном жестком мире так называемой российской политики, чуть более чем полностью состоящем из кислых, постных, не вызывающих никакого доверия рож, Навальный — единственный, кто умеет смеяться. Он смеется даже заходя в суд. А с тем, кто смеется, сам черт не сладит.

Обсудить  
Сдача ЕГЭ по русскому языку в Москве Новая волна
Что ждет выпускников на ЕГЭ-2015
Черная дыра
Перспективы региональных метрополитенов
«Сегодня на работку будем лететь»
Пользователи рунета об урагане, обрушившемся на центральную Россию
Оксана Дмитриева и Сергей Миронов Прощай, «Справедливая Россия»!
Вместе с Оксаной Дмитриевой эсеров покинут еще четыре депутата Госдумы
Пятое чувство
Как протестировать один из самых быстрых внедорожников мира в Техасе и не схлопотать пулю в лоб
Закон и семья
Лучшая автомобильная реклама марта
Снова на коне
Себастьян Феттель и Ferrari одержали первую победу вместе
Призрак недостроя
Как вовремя распознать проблемную строительную компанию
Европа против Бутово
Что сегодня можно купить за рубежом, продав квартиру на окраине Москвы
Лучше страны не найдешь
Топ-20 стран мира с реактивно дорожающим жильем
Редкий вид
Ипотека по приемлемым ставкам — где ее искать?
Рай для хакера
Топ-10 лучших городов мира с точки зрения IT-специалистов
Ловушки времени
Как в годы Первой мировой Германия, Англия, Россия и США перестали транжирить дневной свет
Царь-танк Плоды сумрачных гениев
Пулеход, эпициклоид, голубь-бомба, клеевая пушка и другие курьезные изобретения Первой мировой войны
an official and four railway workers(?)riding on a railroad handcar.

Дороги империи
Российские железные дороги в Первой мировой
Трофеи, взятые германскими войсками после разгрома армии Самсонова в Мазурских болотах  Ни шагу назад!
Первые заградотряды Первой мировой войны
Группа офицеров 2-го Дагестанского конного полка у стен Петроградской мечети, 1917 год Дикая доблесть Кавказа
Путь гордых джигитов по полям сражений Первой мировой войны
Вернуть потерянное лицо
Как Первая мировая война повлияла на пластическую хирургию
Мария Бочкарева Женская рать
Первая в мире военная летчица, командир батальона смерти, крестница генерала Брусилова…
Михаил Зощенко «От хорошей жизни писателями не становятся»
Биография Михаила Зощенко, написанная Валерием Поповым
«Борису Годунову незачем было убивать царевича Дмитрия»
Историк Владислав Назаров о личности и эпохе первого выборного царя России
«ИГ создали все»
Представитель Демпартии Курдистана Хошави Бабакр об истоках «Исламского государства» и перспективах курдов обрести независимость
«Наука противостоит возврату в Средневековье»
Книга современных британских марксистов Алана Вудса и Теда Гранта «Бунтующий разум: Марксистская философия и современная наука»
«Миграционной политики у нас нет»
Политолог Владимир Малахов о просчетах в европейской и российской миграционных политиках и беспочвенной озабоченности нашествием мигрантов
Участница «Царского Русского Марша» в честь 400-летия царственного Дома Романовых в Москве «Мы же русские люди, мы другие»
Директор РИСИ Леонид Решетников о противостоянии с США, повороте на Восток и возвращении традиций
Активисты национал-большевистской партии (НБП) Русские придут
Директор ИАЦ «Сова» о прошлом, настоящем и будущем русского национализма