Мир
 

Американцы разуверились в беспристрастности Верховного суда

Акция протеста против отмены реформы здравоохранения. Фото (c)AFP

Большинство американцев не верят в то, что решение Верховного суда о конституционности реформы здравоохранения будет беспристрастным. Таковы данные опроса, результаты которого публикует The Hill. Он проводился среди американцев, которые намерены принять участие в выборах.

Лишь 27 процентов опрошенных заявили, что суд, по их мнению, вынесет беспристрастный вердикт на основании своего понимания конституции. 56 процентов полагают, что судьи примут решение под влиянием собственных политических убеждений.

При этом 50 процентов избирателей хотели бы, чтобы Верховный суд отменил реформу здравоохранения, принятия которой добился Барак Обама. Лишь 42 процента опрошенных заявили, что суд должен поддержать реформу.

Отмены реформы хотят 52 процента женщин и 48 процентов мужчин. Твердой поддержкой реформа пользуется у афроамериканцев (74 процента), демократов (71 процент) и либералов (75 процентов).

Предыдущие опросы также показывали, что всеобъемлющей поддержки в стране реформа не имеет.

Слушания по поводу конституционности реформы здравоохранения начинаются в Верховном суде США 26 марта. Наиболее спорным положением реформы является пункт, обязывающий всех американцев покупать медицинскую страховку (часть жителей страны получат для этого государственные субсидии). Эта реформа вызывает резкое недовольство республиканцев, которые считают, что государство неправомерно вторгается в ту сферу жизни, где граждане должны принимать решение самостоятельно.

Обсудить  
08:01 Сегодня
Мигранты в гавани Поццалло (Италия), 20 апреля 2015

Море мертвых

Устав от жизни в африканских странах, они тратят все свои сбережения на «билет в один конец»
Безнадежный секонд-хэнд
Вторичное жилье оставили без шансов на продажу
Заберите ее обратно!
Квартиры-бумеранги: как и в чьих интересах работают программы обратного выкупа новостроек
Открытое море
Что происходит на рынке недвижимости Сочи в ожидании летнего сезона
Нет, не индусы мы
Почему в России не будет жилья, построенного из контейнеров
Я приду сюда в субботу
Самые необычные номинанты премии Best Office Awards 2015
Всех снесут, а я останусь
Маленькие дома, которые выстояли против больших микрорайонов
Хмельное довольствие войны
Часы продажи алкоголя, танки на кальвадосе и сухое шампанское как вкус победы — этим мы тоже обязаны Первой мировой
Царь-танк Плоды сумрачных гениев
Пулеход, эпициклоид, голубь-бомба, клеевая пушка и другие курьезные изобретения Первой мировой войны
Химия и смерть
22 апреля исполнилось 100 лет со дня газовой атаки под Ипром
Трофеи, взятые германскими войсками после разгрома армии Самсонова в Мазурских болотах  Ни шагу назад!
Первые заградотряды Первой мировой войны
Фон Гинденбург наблюдает за колонной военнопленных армии Самсонова. Мазурские озера, август 1914 года Записки полкового врача. Окончание
Армия Самсонова, немецкий плен, у белых, у красных, мирная жизнь…
Вернуть потерянное лицо
Как Первая мировая война повлияла на пластическую хирургию
Русские военные медики в немецком плену (1914-1918). Криворотов К.В. — в центре, спиной к березе. Записки полкового врача
Материалы переданы для публикации правнучкой участника Русско-японской и Первой мировой войн
«Один без одного ни шагу»
Книга историка Йохена Хельбекка «Сталинградская битва: свидетельства участников и очевидцев»
Леонид Брежнев на охоте в Залесье Личная трагедия Брежнева
Историки Виктор Деннингхаус и Андрей Савин о работоспособности и здоровье Леонида Ильича
«Европе нужна революция»
Философы и политологи о закате глобализации и месте России в новом мире
Алан Чумак Банка Чумака и взгляд Кашпировского
Символы перестройки в лекции филолога Константина Богданова
«Против России ведет войну англосаксонская олигархия»
Новые национальные идеи от участников «Бердяевских чтений»
Палестинский мальчик машет флагом движения джихада во время митинга в Газе «Халифата не будет»
Алексей Малашенко об эффективных способах борьбы с «Исламским государством»
Нескончаемая армия мертвецов
Книга историка Моники Блэк о немецкой «культуре смерти»