Первый приговор по делу "ЮКОСа"

Присяжные признали Алексея Пичугина виновным в двойном убийстве

24 марта в Мосгорсуде коллегия присяжных заседателей, посовещавшись четыре часа, вынесла вердикт по делу бышего начальника службы безопасности "ЮКОСа" Алексея Пичугина. Он признан виновным в двойном убийстве и покушении на убийство. По мнению присяжных, Пичугин не заслуживает снисхождения. Конкретная мера наказания будет определена 30 марта. Этот приговор станет первым по одному из многочисленных дел "ЮКОСа", которые рассматриваются судебными инстанциями на территории России. Каким он будет, предположить нетрудно - обвинение уже ходатайствовало о пожизненном заключении Пичугина под стражу.

Злодеяния Пичугина

Начальник 4-го отдела службы внутренней и экономической безопасности нефтяной компании "ЮКОС", некогда курсант военного училища и слушатель курсов контрразведки Алексей Пичугин был арестован 19 июня 2003 года по подозрению в организации убийства тамбовского бизнесмена Сергея Горина и его жены Ольги, которое было совершено в ноябре 2002 года.

В августе 2003 года следствие предъявило Пичугину еще три обвинения: покушение на советника мэра Москвы по общественным связям Ольгу Костину, покушение на сотрудника "Роспрома" Сергея Колесова, совершенные в ноябре 1998 года, а также угроза убийством столичному предпринимателю, арендатору МДМ Сергею Лобикову в марте 2002 года.

Чем Костина не угодила Пичугину, до сих пор непонятно. Знали ли они друг друга лично, неизвестно. Зато известно, что некоторое время оба работали в одном учреждении - банке "Менатеп". Затем перешли в "ЮКОС", откуда Костина и ушла в московскую мэрию. Как бы там ни было, по версии обвинения, Пичугин обратился к своему другу по родному Тамбову и отцу крестника - предпринимателю Сергею Горину, чтобы тот помог организовать "акцию устрашения" в отношении женщины. Горин, в свою очередь, нашел исполнителей заказа в лице Игоря Коровникова и трех "вечных студентов" - Павла Попова, Владимира Кабанца и Дениса Эрбеса, которых позже СМИ окрестили "тамбовской группировкой" за многочисленные совершенные ими убийства и изнасилования.

Исполнители приехали в Москву, изготовили бомбу и взорвали ее у входа в квартиру родителей Костиной 28 ноября 1998 года. Но бандиты старались сэкономить - взрывчатка оказалась некачественной, и в результате взрыва никто не пострадал. Горе-взрывников по горячим следам установить тогда не удалось.

В 1999 году члены банды стали фигурантами по совершенно другому, тамбовскому делу, и Кабанец признался в совершенном ими московском взрыве. Расследование привело к посреднику - Сергею Горину, и именно тогда появились предположения о причастности к этому делу Алексея Пичугина. Но ход следствия замедлился, и арестован Горин не был. Зато в 2002 году предприниматель и его жена были похищены, а в их гараже найдены следы крови.

Сотрудники прокуратуры выдвинули предположение, что Горин попросил Пичугина устроить его жену на работу в "ЮКОС", а когда получил отказ - пригрозил рассказать всем об истинном заказчике взрыва у квартиры Костиной. Пичугин якобы испугался и решил убрать своего друга.

Именно это убийство и покушение на Костину и стали основными в многочисленных обвинениях, предъявленных сотруднику службы безопасности "ЮКОСа". И именно в них коллегия присяжных признала вину Пичугина. Что касается покушения на Колесова, то Пичугин признан виновным лишь в его избиении, а производство по эпизоду с Лобиковым было прекращено Мосгорсудом еще в 2004 году в связи с истечением срока давности.

Тяжкий процесс

По делу Пичугина в качестве соучастника проходит и еще один тамбовец - Алексей Пешкун. Сначала он был основным свидетелем по делу об убийстве Гориных. Но впоследствии прокуратура заявила, что Пешкун выступал в роли посредника между Пичугиным и членами тамбовской банды, которые и устранили предпринимателя и его жену, а ранее пытались "напугать" Костину. Пешкуну инкриминировали подстрекательство и покушение на убийство. Присяжные признали виновным и его, отметив правда, что по эпизоду с Костиной он "заслуживает снисхождения".

Кроме того, в организации вышеперечисленных преступлений Генеральная прокуратура обвинила одного из акционеров "ЮКОСа" Леонида Невзлина, который якобы был в курсе происходящего. В настоящее время, по некоторым данным, он находится в Израиле. При этом Пичугин отвергает причастность Невзлина, подчеркивая, что между ними нет никаких взаимоотношений: "Какие у меня могут быть с ним отношения, если он - крупный акционер, а я всего лишь наемный работник".

Однако процесс по делу Пичугина интересен не только из-за несколько спорных обвинений или косвенной связи с "ЮКОСом". Хотя, справедливости ради стоит отметить, что в самом "ЮКОСе" неоднократно называли дело в отношении своего сотрудника "от начала и до конца сфабрикованным" и непосредственно связанным с процессом против Михаила Ходорковского. Защита же постоянно привлекала внимание общественности к делу в связи с незаконными, по мнению адвокатов, действиями Генпрокуратуры.

.title ДОСЬЕ VIP.LENTA.RU
Война за НК "ЮКОС" "ЮКОС" и Генпрокуратура

Основной претензией защиты к следствию являлось якобы имевшее место использование на допросах психотропных веществ. В июле 2003 года работники прокуратуры в течение восьми часов допрашивали Пичугина. При этом адвокаты не были предупреждены о допросе и не присутствовали на нем. Через три дня после этого жена Пичугина организовала пресс-конференцию, на которой заявила, что ее муж подвергался воздействию неизвестных препаратов. На его руках она якобы обнаружила следы от уколов, а сам он находился "в состоянии измененного сознания" и не мог вспомнить, что говорил на допросе.

Адвокаты потребовали немедленного медицинского освидетельствования, однако прокуратура согласилась провести его лишь через десять дней после допроса. Врачи осмотрели Пичугина в отсутствие адвокатов и заявили, что никаких следов психотропного воздействия обнаружено не было. Еще через неделю Пичугин опубликовал заявление, в котором просил признать любые признания, приписанные ему, недействительными.

Адвокаты обращались в Генпрокуратуру с просьбой об отводе руководителя следственной группы и дважды получали отказ. В ноябре 2003 года защита пожаловалась в Европейский суд по правам человека на то, что Пичугину не оказывается необходимая медицинская помощь и он подвергается незаконным методам дознания. Эта жалоба пока не рассмотрена. Одновременно с судебными методами воздействия на прокуратуру юристы использовали и общественные. Так, в августе того же года российский "Комитет за гражданские права" направил в Комитет ООН против пыток просьбу о защите прав сотрудника "ЮКОСа".

Делом заинтересовались даже в Европе. В мае и октябре 2004 года Россию посетила член ПАСЕ, бывший министр юстиции ФРГ Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер. Целью визита этой европейской чиновницы было личное ознакомление с ходом судебных процессов над Ходорковсим, Лебедевым и Пичугиным. По ее впечатлениям была подготовлена целая резолюция, которая однозначно принимала сторону адвокатов юкосовцев и содержала жесткую оценку действий российских властей в отношении всей нефтяной компании и ее сотрудников в частности.

Несмотря на все это, в январе 2004 года предварительное следствие было завершено. Еще через полгода дело было передано в Мосгорсуд. Адвокаты заявили ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных, отбор которых завершился в октябре 2004 года, после чего начались слушания по существу.

Однако уже в декабре суд распустил коллегию присяжных, по официальной версии, из-за частых неявок ее членов на судебные заседания. Причем, по мнению защиты, тот состав жюри был готов оправдать их подзащитного. Отбор новых присяжных состоялся в январе 2005 года.

10 февраля председатель Мосгорсуда Ольга Егорова потребовала лишить адвокатского статуса защитников Пичугина - Георгия Каганера, Ксению Костромину и Михаила Жидкова, поставив им в вину недостойное поведение, то бишь неявку на судебные заседания без уважительных на то причин и их срыв. Вопрос о статусе адвокатов решится в пятницу.

15 марта обвинение закончило представление доказательств виновности Пичугина, а 23 числа состоялись прения сторон. При этом все заседания суда были объявлены закрытыми, и СМИ узнавали о ходе процесса, лишь общаясь с адвокатами после слушаний. Они же утверждали, что на заседаниях не было оглашено ни одного секретного документа, а процесс якобы закрыли с одной целью - чтобы не допустить на слушания журналистов.

Вердикт и приговор

Даже вынесение вердикта присяжными не обошлось без скандала. Судья Наталья Олихвер предложила заседателям ответить на 18 вопросов. Многие из них были составлены с нарушением УПК и содержали обвинения по нескольким эпизодам, считают адвокаты Пичугина.

"Такое впечатление, что вопросы составлял очень опытный психолог", - заявил Георгий Каганер. По мнению защиты, судья использовала такие формулировки, которые поставили присяжных в затруднительное положение и способствовали вынесению ими обвинительного вердикта. Практически на все вопросы адвокаты подготовили свои предложения, но ни одна из этих поправок не была принята.

Более двух часов судья читала коллегии присяжных обвинительное заключение. По словам защиты, именно так выглядело ее напутственное слово к членам жюри. Закончила Олихвер свою речь тем, что попросила присяжных не обращать внимание на противоречия между показаниями, данными на суде и во время следствия, подчеркнула защита.

Адвокаты были уверены, что Пичугина оправдают по эпизодам с Гориными и Костиной, так как "никаких доказательств его виновности нет". Сам Пичугин, выступая ранее с последним словом, в очередной раз заявил, что не совершал инкриминируемых ему преступлений. Так, обвинение в убийстве Гориных подсудимый назвал абсурдным, подчеркнув, что те были его близкими друзьями, и поэтому он пытался самостоятельно найти их после исчезновения. В то же время Алексей Пешкун свою вину частично признал.

После вынесения вердикта присяжными в Мосгорсуде прошли повторные прения сторон. В их ходе прокурор потребовал назначить Пичугину в качестве меры наказания пожизненное заключение, а Пешкуна лишить свободы на три года и два месяца. В свою очередь, защита просила полностью оправдать своих подопечных. Суд начал совещаться, а приговор пообещал вынести 30 марта.

Но о намерении обжаловать его адвокаты заявляют уже сейчас. По их словам, одним из оснований для этого станут, в том числе, заданные присяжным вопросы. Причем если Верховный суд отклонит жалобу, то защита намерена обратиться в Страсбург. Таким образом, объявленный 30 марта первый приговор по одному из многочисленных дел "ЮКОСа" может стать совсем не окончательным, и ставить точку в деле Пичугина пока рано. Но с большой долей уверенности можно предположить, что признание экс-шефа службы безопасности "ЮКОСа" виновным так или иначе ускорит вынесение обвинительных вердиктов в отношении других представителей компании.

Алексей Гапеев

Другие материалы
Спорт00:53Сегодня

Пока не элита

Россия проиграла Швеции в Лиге наций. Зато никуда не вылетела