Русский и бессмысленный

Последний день «народного губернатора» Донецкой области: репортаж «Ленты.ру»

Pro-Russian demonstrators storm the regional government building in Donetsk March 5, 2014. Pro-Moscow youths recaptured the administrative headquarters of the eastern city of Donetsk and flew the Russian flag from its roof on Wednesday, hours after Kiev's authorities managed to fly their own flag there for the first time since Saturday. REUTERS/Stringer (UKRAINE - Tags: POLITICS CIVIL UNREST)
Фото: Reuters

Самым неспокойным городом Украины в последние дни неожиданно стал Донецк. «Народное ополчение Донбасса» с требованиями как минимум провести референдум об автономии, а как максимум ― сразу отделиться от «бандеровцев», еще 3 марта взяло штурмом областную администрацию. В среду милиция хитростью отбила здание, но провозглашенный «народным губернатором» рекламщик Павел Губарев в течение дня силой вернул его обратно и объявил, что уже на следующий день власть в Донецке «станет народной». Корреспондент «Ленты.ру» вместе с Губаревым и его сторонниками два часа искал по городу здание казначейства, где «народный губернатор» намеревался заблокировать трансфер донецких денег в Киев.

В первый раз Донецкая областная администрация была захвачена еще в понедельник, 3 марта. Осадившие здание пророссийски настроенные митингующие (они называют себя «Народным ополчением Донбасса») разломали ограду и проникли в здание, пройдя мимо расступившейся милиции. При штурме досталось депутатам областного совета, заседавшего в здании администрации, и экс-губернатору Донецкой области Андрею Шишацкому, которого как раз в этот день избрали спикером.

«Народное ополчение» заняло очищенный от депутатов сессионный зал и еще несколько помещений на первых двух этажах здания. Висевший на крыше флаг Украины заменили на российский триколор. Проходы на верхние этажи перегородили сотрудники милиции, с которыми «народное ополчение» сосуществовало мирно. Так что получилось, что на Донбассе, как, собственно, и во Львове, популярный лозунг «милиция с народом» оказался реальностью.

В президиум сел молодой человек с загипсованной рукой. Перелом он получил, когда его, владельца рекламного агентства Patison Павла Губарева, со сцены митинга «Русская весна» скинули организаторы акции, сторонники свергнутого президента Виктора Януковича из Партии регионов, а «ополченцы» ― провозгласили «народным губернатором» Донецкой области. О том, как стать лидером народного ополчения с помощью социальной сети Facebook, Губарев рассказывал «Ленте.ру» во вторник в интервью. Он признавался, что пока ничего в области не контролирует, но утверждал, что очень скоро власть в Донецкой области неминуемо станет народной ― и немножко его собственной.

Губарев быстро освоился в новой роли освободителя Донетчины от киевско-львовского ига, хотя еще несколько дней назад о нем, кроме донецких политизированных интернет-пользователей, никто не знал. На площади перед администрацией всем желающим раздавали листок с текстом «Кто такой Губарев?» Из него можно было узнать, что 10 марта «народному губернатору» исполнится 31 год, в юности он серьезно занимался боксом, любит историю и поэтому рано распознал «искаженность украинских учебников». «Достаточно рано я понял, что мы живем в олигархическом государстве, где для простого народа не существует социальной справедливости», ― сообщал в листовке Губарев.

Бороться с неравенством Губарев начал в ультраправом «Русском национальном единстве», потом примкнул к Прогрессивной социалистической партии (ПСПУ) одиозного просоветского политика Натальи Витренко. От ПСПУ он избрался депутатом Куйбышевского района Донецка, но, «увидев факты чиновничьего беспредела», тотчас сложил мандат и с 2007 года занимается бизнесом, гласит листовка молодого политика. На сайте учрежденной им компании Patison (продает рекламу на бигбордах и билбордах) говорится, что Губарев «отличается высокой степенью ответственности и самомотивации», «ориентирован на результат» и является «наследником эллинских традиций, стимулирующих гармоничное развитие души, ума и тела».

Бомба для революции

В среду утром, когда «народный губернатор» отлучился из своей новой резиденции по делам, в нее зашли дополнительные силы милиции и «вероломно», как потом напишет в Facebook Губарев, вывели людей на улицу из-за якобы заложенной внутри бомбы. Перед входом в здание обладминистрации встала сотня спецназовцев со щитами, а на крыше снова подняли украинский флаг.

― Отойдите от оцепления на 50 метров, это в целях вашей же безопасности, ― убеждал возмущенных людей капитан милиции.
― Что ты тут командуешь, почему нельзя войти? ― кричали ему.
― Мы там нашли мину!
― Это не мина, а провокация. Кто и зачем тогда обратно украинский флаг повесил? ― этот вопрос остался без ответа.
― Небось, авиабомбу времен войны нашли, ― иронизировали в толпе.
― Да, нет же, новая боевая мина, ― немного обиженно говорил милиционер.

Наконец, к обладминистрации приехал сам Губарев, его встретили около ста сторонников. «Это провокация, и никакой мины там не было. Приказ отдал Сергей Тарута», ― заявил «народный губернатор». «У-у-у-у, сволочь!» ― завопила публика при упоминании назначенного 2 марта из Киева губернатора области. Тарута ― миллиардер, совладелец корпорации ИСД, президент футбольного клуба «Металлург»; из Киева в Донецк он вернулся только накануне, провел встречу с «демократическим активом», а в среду начал действовать ― местные журналисты не исключают, что «заминирование» действительно могли устроить по его указанию.

«Народный губернатор» проявлял решительность, он объявил всеобщий сбор своих сторонников на 16:00. «Здесь должно быть пятьдесят тысяч человек, мы уберем милицию и зайдем обратно», ― кричал Губарев. После этого он провозгласил, что «не позволит установить в области прямое олигархическое правление». Главное предложение Губарева и «Народного ополчения» ― провести референдум, чтобы дончане сами решили, становиться ли им независимым государством, входить в состав России, быть частью будущей Украинской Федерации или оставить все, как есть. «Голоса разобьются, нужно два простых варианта ― в Россию нам или в Украину», ― тихо возражал в толпе молодой парень. То, что на Украине, в том числе и в Крыму, где референдум о статусе уже назначен на 30 марта, проводить плебисциты нельзя из-за отсутствия соответствующего закона, не смущало и его.

Губарев объявил, что рядовой состав милиции на стороне народа и дело только за начальниками, которые все еще хранят верность «бандеровской» власти в Киеве, как и все остальные донецкие чиновники. Пока «народный губернатор» общался с прессой, его сторонники пикировались с милицией.

― Как вам ваш новый начальник, [глава МВД Украины Арсен] Аваков? Знаете же, какой он ориентации? ― спрашивал у старшего лейтенанта ополченец. Тот упорно молчал, но позволил себе ухмылку.
― Что ты, сука, лыбишься? ― злобно сказал ему другой протестующий.
― Ты мне не тыкай, ― огрызнулся милиционер. ― Не было б погон, я б с тобой разобрался.
― Идите себе подальше, ― громко добавил его товарищ.
― Я не с тобой, сопляк, разговариваю, ― отвлекся на него мужчина, после чего удалился с гордо поднятой головой.
― ****** [ничего] себе урод, ― сказал ему вслед милиционер. В целом же жители Донецка милицию уважают и благодарны ей за то, как она защищала государство на киевском Майдане. При этом экс-президента Виктора Януковича, которого, собственно, и обороняла милиция, в Донетчине, как оказалось, не любил никто ― за воровство, расставленных повсюду бандитов и бедность в регионе, ― хотя весь регион исправно поддерживал его на выборах.

Обстановка у администрации тем временем накалялась. Возникшего в толпе сторонника единства Украины (митинг в поддержку киевских властей шел неподалеку) оборвали на полуслове несколько пожилых женщин и пинками погнали прочь. Отношение к «чужакам» на пророссийских митингах в Донецке вообще очень негативное ― как и в Крыму. «Вы отдадите ваших детей на войну?» ― кричал женщинам молодой парень, намекая на военное противостояние России и Украины. «Иди отсюда, урод!» ― принялись лупить парня сумочками донецкие пенсионерки; одна из них поддала «гейропейцу» (как на Юго-Востоке многие величают сторонников Майдана) ногой. К счастью, парня подхватили под руки подоспевшие милиционеры и усадили в свою машину. «Повезло тебе, гаду!» ― расстроенно крикнула в закрытое окно одна из боевых старушек.

Многие интересовались у милиции, есть ли у них приказ разгонять вечерний митинг и противостоять новому штурму администрации, в которой якобы днем побывал Тарута. Милиционеры отмахивались, четкого приказа, видимо, не было. Несколькими днями ранее, 1 марта, глава милиции Донецкой области Роман Романов не стал отдавать приказ защищать от штурма обладминистрацию, чтобы избежать жертв. Говорят, в Киеве опасались, что если, не дай бог, случайно или подстроенным образом в беспорядках погибнет какой-нибудь гражданин РФ, это станет поводом для ввода в Донецк российских танков. Похоже, из тех же соображений в течение нескольких дней не было указаний и об аресте самого Губарева, хотя еще 4 марта на него завели уголовное дело по обвинению в сепаратистской деятельности. Сам Губарев храбрился и говорил, что уже ничего не боится. «Я уже столько наворотил, мне отступать некуда, и уже не страшно», ― говорил самопровозглашенный областной начальник.

План перефлаг

К четырем часа вечера перед зданием администрации Донецкой области собрались, конечно, не обещанные 50, но примерно пять-семь тысяч человек. «Космонавты» с щитами и резиновыми палками оставались на месте и расслабленно следили за происходящим. Неподалеку небольшая группа мужчин средних лет в непримечательной одежде темных цветов обсуждала будущий штурм администрации.

― Нужно отправить пятерки ходить вокруг здания, чтобы докладывали обстановку.
― Один раз мы зашли мирно, а нас выгнали. Теперь, когда окажетесь внутри, не стесняйтесь и ломайте все!
― Мы когда заходили в тот раз, у [милиционеров] в глазах был страх. Их же три месяца на Майдане ******* [били].
― Они не будут выполнять приказ!
― Просите у них отдать щит и дубинку.
― А если не дадут, то что делать?
― Если не дадут, то все равно не надо их бить. А вот [начальника милиции] Романова надо повесить, ― отвечал явный неформальный лидер группы Игорь. Его руки были обмотаны изолентой (бойцы «Правого сектора» на Майдане ею же приматывали к ладоням палки, чтобы те в драке не вылетали из рук), но держал ли он что-то в руках под рукавами, видно не было, зато под майкой виднелся самодельный бронежилет.

Вариант, при котором милиция окажет штурмовикам сопротивление, даже не обсуждался. Возможно, потому что для драки с милицией у «ополченцев» банально не хватило бы людей. Губарев говорил мне о тысячах своих готовых к бою сторонниках, но более или менее экипированных для противостояния с силовиками людей на площади в среду было не более сотни. Наиболее воинственными и заряженными на революционную борьбу, как и утром, выглядели пожилые женщины.

С маленькой сцены митинга в это время, как могли, подогревали боевой дух собравшихся. «Есть информация, что жители Киева восстали против Майдана», ― крикнул кто-то откровенную ложь. Площадь взорвалась аплодисментами. «Ро-сси-я! Ро-сси-я! Ро-сси-я!» ― скандировали толпа в ожидании нового штурма обладминистрации. «Надо обязательно зайти внутрь и забрать свои вещи, которые там у меня остались», ― громко говорила кому-то боевого вида блондинка. Закричавшего «Украина единая, но нам нужна федерализация» молодого парня моментально унесли милиционеры ― чтобы не побили. «Ро-сси-я!», ― неслось ему вслед. Если в целом среди русского населения Донецка есть разные мнения о статусе региона, то среди сторонников Губарева большинство (да и он сам) хотели бы вхождения в состав России.

Многие стояли на площади с российскими флагами, со своими стягами пришли члены партии «Русский блок». Ходили слухи, что немалую часть митингующих составляют гости из России (в основном из Ростовской области), но это было, похоже, преувеличением. Впрочем, возле администрации я встретил бывшего лидера организации «Щит Москвы» Алексея Худякова, который еще недавно проходил в России по уголовному делу о вооруженном налете на общежитие гастарбайтеров. После выхода из СИЗО по амнистии он заявил об уходе из «Щита Москвы», но политическую деятельность не оставил.

«Много свободы здесь. В Москве бы уже всех паковали по автозакам», ― удивлялся Худяков. По его словам, россиян он здесь практически не встречал: «Не едут сюда, потому что угроза нападения бандеровцев невелика ― далеко они все-таки». Он старался создать впечатление, что приехал сюда чуть ли не как турист, хотя позже я заметил, как он достаточно доверительно общался с Губаревым.

К людям вышел сам «народный губернатор» и, стоя под большим российским полотнищем, в очередной раз пересказывал ополченцам свою нехитрую политическую программу заученными фразами вроде: «Страна на грани экономического коллапса, и виноваты в этом не мы». Помимо Майдана он костерил и Партию регионов, которая, по его мнению, пытается «слить протест» и отдать регион на откуп миллиардеру Таруте. «Гу-ба-рев! Гу-ба-рев!» ― скандировали люди. «Объяви, кто ты такой!» ― вдруг крикнул кто-то, видимо, неофит движения. «Народный губернатор» охотно и подробно рассказал о себе и о том, как он «решил взять на себя эту тяжелую ношу и презентовать себя как лидера». «Меня пытаются запугать, я эвакуировал семью. Меня хотели купить, предлагали суммы вплоть до 40 миллионов долларов, но я Родиной не торгую», ― решительно заявил Губарев и посоветовал всем, включая многочисленных пенсионеров, читать его аккаунты в социальных сетях и быть в курсе революционных планов.

Наконец, Губарев сделал то, чего от него давно ждали, ― дал команду заходить внутрь здания администрации. Народ хлынул к дверям, милиционеры сомкнули щиты, но выдерживать напор нескольких тысяч человек долго не смогли. Кое-где шеренгу прорвали, у одного милиционера отобрали резиновую палку. «Беркут! Беркут!» ― под это скандирование задних рядов авангард «ополченцев» теснил милицию, силой отодвигал ее в сторону от главного входа в здание. Многие в раже начинали милиционеров бить, но те не отвечали. Происходящее напоминало завязку январских событий на улице Грушевского, только без булыжников и «коктейлей Молотова». Тех, кто поднимал руку на милицию, с криками «Провокатор!» и «Милиция с народом!» оттаскивали в сторону свои же.

В конце концов, милиционеры дрогнули и под радостные крики «Молодцы!» отошли в сторонку. Главный вход за световой день успели заварить новыми решетками, но оставили маленькую дверку, в которую и ломился народ. В фойе администрации случайно разбили большой аквариум. Рыбки могли стать первыми жертвами донецкой контрреволюции, но, говорят, их спасли. Часть людей, не заметив дверь, бросилась к боковому входу (как раз там удалось прорвать оборону накануне). За кое-как восстановленным забором стояли около сотни солдат Внутренних войск.

«Ты же тоже русский, уйди, я не хочу тебя бить!» ― убеждал милиционера «ополченец». Мнения о том, что делать дальше, у столпившихся у ворот людей разделились. После десятиминутной перепалки более радикальные активисты пошли вперед. Выломанная 3 марта секция забора была просто прислонена к стене ― упав, она ударила по голове пожилого мужчину. Вид его окровавленной головы только раззадорил молодежь, и она начала выламывать из ограждения железные прутья. Первая атака на милицию оказалась удачной ― человек десять с боем прорвались внутрь, остальных милиция оттеснила обратно.

«Тут же парни 18-летние, прекратите!» ― кричал протестующим старший лейтенант. Вскоре со стороны главного входа пришли милицейские начальники и убеждали людей уйти: «Вам открыли центральный вход, идите туда». Люди не верили и наседали на милиционеров, двое из которых были вынуждены применить газовый баллончик. В толпе продолжались споры и стычки, немало было пьяных. То и дело кто-нибудь называл другого провокатором (пожалуй, только это и объединяет протестующих в Киеве и Донецке). «Провокаторы ******* ***** [уходите прочь]!» ― воздев руки к небу, воскликнул молодой парень. Тут из верхних окон помахали российским флагом, и все радостно принялись скандировать название соседней страны. Вскоре триколор был снова поднят над Донецкой областной администрацией.

Поход на казначейство

«Народный губернатор» Губарев в сопровождении соратников и журналистов LifeNews и российского «Пятого канала» (последних постоянно порывались избить, путая с одноименным местным оппозиционным каналом миллиардера Петра Порошенко) вдруг ринулся вон из здания администрации. «Паша, ты куда?» ― кричали люди, тот же молча прорвался к сцене и объявил, что нужно двигаться дальше и брать штурмом здание казначейства, чтобы прекратить перечислять донецкие деньги в Киев.

Это больная тема для жителей Донбасса. Здесь каждый знает, что «западенцы» не просто прославляют «пособника нацистов» Степана Бандеру и «ненавидят все русское», но и живут, как «тунеядцы и троглодиты», за счет проливающих седьмой пот в забое шахтеров Донецкой области. Многим дончанам кажется, что ничего не может быть проще, чем отделиться от Львова и оставить народные деньги в Донецке. Это едва ли не основой аргумент за федерализацию Украины, который можно услышать в том числе и от хорошо образованных жителей Донецка.

Губарев спустился со сцены и не медля ни минуты, не оглядываясь, уверенной походкой устремился к казначейству. «Паша, никто за тобой не идет!» ― оглянувшись назад, через пару минут закричал его соратник. «Стойте, организуйте народ!» ― кричал кто-то еще. «Да идут, идут они», ― успокаивал сторонников Губарев, даже не приостановившись. За «народным губернатором» последовали всего лишь несколько сотен человек ― кто-то не услышал его призыв, другие посчитали, что нужно идти штурмовать силовиков или оставаться в администрации. Как стало понятно позже, рассудили они правильно.

― А это точно надо делать? ― спрашивал Губарева о захвате казначейства семенивший рядом с ним пожилой активист с георгиевской ленточкой на куртке.
― Очень надо! ― безапелляционно отвечал тот.
― Там же милиция будет. Не знаю, я против, ― пробормотал активист и остановился.

Путь был недлинный, Губарев, углубившись в свои мысли, быстро шел по тротуару к намеченной цели. «Нужно не дать увозить в Киев донецкие деньги», ― сухо отвечал Губарев на вопросы журналистов. «Казну взять и на царство», ― восхищенно проговорила девушка в оранжевом пуховике. Люди, заражаясь настроением Губарева, тоже шли молча, иногда кто-то говорил «Мужики, что же мы молчим?!» «Донбасс! Донбасс!» ― начинали тогда скандировать люди. «Класс!» ― в рифму подхватывал нетрезвый мужчина. Удивительно, но даже этой небольшой группе людей, довольно безликой и молчаливой, все равно часто сигналили проезжавшие машины ― поддержка пророссийских сил в Донецке велика, а по городу передвигаться несогласованными шествиями могут позволить себе только русские, «майдановцы», боясь провокаций, собираются на площадях.

Через двадцать минут передовая группа во главе с Губаревым и несколькими его соратниками дошла до конечной цели, и только тут, на месте, неожиданно выяснилось, что это не Главное управление казначейства, а Финансовая инспекция. «А где же казначейство?» ― удивленно посмотрел на здание Губарев. «Давай сделаем вид, что сюда и шли», ― предложил кто-то. «Народный губернатор» мучительно думал. «Да вон же оно там, парни», ― подошел пожилой активист, указывая на другую сторону дороги. Губарев со сторонниками ринулся туда.

Над дверью, действительно, красовалась вывеска «Главное управление казначейства по Донецкой области». Несколько человек зашли внутрь, а Губарев начал произносить на камеру победную речь: «Мне пока казначейство не подконтрольно, но с сегодняшнего дня будет. А завтра народная власть установится по всей Донецкой области».

― Казначейство переехало. Тут одни косметические кабинеты, ― прервали его спич вышедшие из здания сторонники. Происходящее явно начало напоминать фарс: марш «Русской революции» захлебнулся от незнания топографии собственного города. Из сторонников Губарева никто не улыбался.
― Как это? Куда?! ― возмутился «народный губернатор».
― Они не знают.
― У кого есть интернет? ― растерянно спросил Губарев.
― Кто-нибудь знает телефон городской справки?! ― кричал кто-то еще.
― Извините, я не готовился, ― виновато развел «народный губернатор» руками.
― Да все нормально, мы тебя поддерживаем, ― успокоили его.
Наконец, девушка со смартфоном выяснила адрес казначейства, вбила его в навигатор, и Губарев со сторонниками двинулись в указанном ею направлении.

Путь был неблизкий, нужно было вернуться назад той же дорогой и пройти дальше еще километра три. Но «народный губернатор» не из тех, кто бросает затею на полпути. Он решительно шел вперед, накинув себе на плечи черную куртку. «СБУ можно ********* [подвергнуть разгрому]», ― в конце концов согласился он с соратниками, но от первоначального плана не отступился (в СБУ тем временем перевели дух и готовились ******** самого Губарева). «Витренко будем звать?» ― спросил его кто-то. «Думаю, нет. Она ведь просто оратор», ― ответил Губарев, когда-то бывший членом ее партии.

В начале второго часа марафона по Донецку толпа начала стремительно редеть. Сначала отпали пожилые люди, не выдержавшие темпа Губарева. Более молодые сторонники «народного губернатора» вполголоса обсуждали между собой, что им хочется в туалет, поесть или вернуться к обладминистрации, где наверняка повеселее. Кто-то предложил пойти посмотреть футбол (вечером в среду Украина обыграла в товарищеском матче США со счетом 2:0).

«Какой футбол?! Революцию надо делать», ― одернул несознательную молодежь пожилой человек. Сам Губарев к сторонникам по-прежнему не обращался, не пытался ждать отстающих или подбодрить уставших. После того как «народный губернатор» с полусотней сторонников пересек 2-й городской пруд, дорога свернула в темноту к каким-то недостроенным зданиям, и кто-то сказал, что у казначейства ждут 200 «титушек». «Будем ********* [сражаться]», ― мрачно сказал кто-то еще. «Заходим в лес и идем в глубокие партизанские отряды», ― пошутил третий. «А в тюрьме сейчас дают макароны», ― абсурд ситуации, кажется, доходил до каждого.

Кто здесь временный?

В казначействе, впрочем, «титушек» не оказалось. Двери учреждения оказались открыты, внутри к «народному губернатору» вышел человек, показавшийся ему парламентером. «Выплаты в бюджет Украины прекращаются. Я выставляю здесь дежурных, здание блокируется», ― торжественно и максимально внушительно заявил ему Губарев. «Подождите-подождите, я дежурный охранник», ― ответил тот.

Переговоры с охранником кончились тем, что внутрь пропустили только «народного губернатора» и его ближайших соратников, а остальные остались ждать за турникетами. ― Почему в Киеве бандеровцам можно все ломать, а нам здесь нет? ― недовольно интересовались протестующие.
― Приходите в приемные дни! ― пыталась образумить захватчиков секретарша.
― Вы издеваетесь? ― спросили ее соратники Губарева, и она умолкла.
― Без бумажки ты какашка, ― сказал один из соратников Губареву и начал переписывать с экрана айфона текст договора о прекращении работы донецкого казначейства.

«Решением народного собрания Донецка постановляю временно приостановить работу казначейства, все выплаты и отчисления в бюджет Украины до новых распоряжений народного губернатора», ― гласил документ. «Это исторический момент», ― разглядывая бумагу, удовлетворенно говорили соратники Губарева. Тот все так же спокойно сидел за столом и ждал замначальника казначейства для переговоров. Примерно в это же время пророссийские активисты, остававшиеся у обладминистрации, пришли на расположенную неподалеку площадь Ленина, где проходил антивоенный митинг сторонников единой Украины, и устроили там потасовку. Губарев, похоже, этим не интересовался, да и участники драки отлично справлялись без него.

Спустя примерно полчаса Губарева с несколькими сторонниками отвели к и.о. начальника казначейства Олегу Чухляку. Разговор между чиновником и «новой властью» длился более получаса.
― Меня зовут Павел Губарев, народ выбрал меня губернатором Донецкой области.
― Я знаю.
― Расскажите мне о состоянии денег на казначейских счетах Донецкой области.
― Это банковская тайна.
― То есть губернатор не имеет права запросить у вас такую информацию?
― Никто не имеет.
― Вы не волнуйтесь! ― с иронией обратился Губарев к собеседнику. Чухляк заметно нервничал.
― Но я впервые вижу, чтобы к нам в здание пришли [захватчики]!

Для того чтобы переводы денег Киеву прекратились, был уверен Губарев, надо было заблокировать работу казначейства. Чухляку протянули «исторический документ» для подписания, он начал читать его вслух, но на словах «совершенный государственный переворот в Киеве» запнулся и охнул.
― Вы немножко не понимаете финансы. Как вы завтра будете пенсии платить, если пенсионный фонд дотационный?
― Мы перераспределим на дотационные направления деньги с других.
― Это невозможно. Это абсурд.
― Если все угольные заводы перестанут переводить деньги в Киев, то хватит накормить всех пенсионеров, ― убеждал Чухляка один из помощников Губарева. Сам «народный губернатор» все больше молчал.

Тут Чухляк, едва сдерживая ярость, закурил, а после того, как Губарев предложил ему подписать бумагу с формулировкой «с завтрашнего дня вы здесь не работаете», порвал ее. «Вы извините, я не хочу вас обидеть, но вы глупость», ― сказал «народному губернатору» и.о. начальника казначейства. Вскоре ему вроде бы удалось объяснить революционерам, что блокировать работу казначейства нельзя, если они не хотят оставить шахтеров, инвалидов и пенсионеров без денег. Но спустившись вниз, Губарев снова передумал: здание казначейства все-таки решили заблокировать.

Ближайшими соратниками Губарева оказались специалист по госуправлению Алексей и журналист Андрей. «Я с ним, потому что нет другого человека, который бы говорил эти правильные вещи. Но он просто невозможно плохо это делает. Моя миссия как журналиста помогать, корректировать его. Но он меня не слушает, вот я ему речь написал для митинга, но он так и не взял ее, ― грустно рассказывает мне Андрей, на рубашке у него значок «9 мая». ― Сейчас он обрушит на нас гнев шахтеров. Нам нужен неоспоримый моральный авторитет, которого у Губарева пока нет».

«Да, мы узнали о нем три дня назад, но пока он делает то, что нам нравится. И других лидеров у нас нет», ― объяснял мне на площади один из сторонников Губарева, представившийся как раз шахтером. Многие в области все эти дни задавались вопросом, откуда вообще взялся Губарев и кто за ним стоит. Кто-то кивал на Россию, кто-то, наоборот, на Киев, который якобы хотел вместе с «народным губернатором» схватить и посадить в тюрьму побольше людей. Впрочем, неумелые действия и ошибки Губарева, скорее, говорят о его независимости, уверен журналист Андрей. Сказав это, он поехал на такси из здания казначейства домой.

* * *

В 6:45 утра «народная революция» подошла к логическому завершению. Милиция попросила освободить здания казначейства и обладминистрации, на площади перед которой грелись у бочек с разожженным огнем не больше двухсот человек. Не согласные с этим активисты «Русской весны» были задержаны, всего 70 человек. Вроде бы был арестован и Губарев, хотя в его фейсбуке появилась запись, что он на свободе, жив и здоров. Над зданием администрации региона вместо российского был снова поднят украинский флаг.

Поправки

В материале «Русский и бессмысленный» была обнаружена и исправлена ошибка. На карте, приложенной к статье, город-порт Мариуполь был ошибочно помещен в границы Запорожской области Украины, тогда как на самом деле он расположен в Донецкой области.

«Лента.ру» приносит свои извинения читателям.

подписатьсяОбсудить
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон