Смешанные выборы

Поможет ли новая нарезка избирательных округов «партии власти»

Фото: Валерий Матыцин / ТАСС

Представления обновленной «выборной карты» России, состоявшегося 2 сентября, с нетерпением ожидали и действующие депутаты Госдумы, и политики, собирающиеся побороться за кресло на Охотном ряду, и политологи, и технологи избирательных кампаний. Ведь с отмены одномандатных округов на думских выборах минуло уже более десяти лет.

Когда в 2012 году были приняты поправки в законодательство и стало понятно, что в 2016 году в Госдуме появится 225 одномандатников, сразу же был поднят немаловажный вопрос нарезки территорий. Раньше в том случае, если субъект федерации насчитывал около миллиона избирателей и выше, формировался городской и сельский (или сельские) округа. Исключением, разумеется, были Москва и Санкт-Петербург, состоявшие лишь из городских округов. Кандидаты (и их технологи) выстраивали избирательную кампанию, ориентируясь на специфику аудитории.

Однако уже в начале текущего года стало очевидно, что ЦИК применит столь полюбившуюся ему схему смешанных округов, что массово было опробовано на выборах в Московскую городскую думу в 2014 году, когда центральные районы города были смешаны с окраинными, а вполне себе сельские территории Новой Москвы — со старыми городскими. Впервые такая схема в России применялась еще в 2003 году в Пензенской области. Обнародованная несколько дней назад схема округов эти предположения подтвердила.

Екатеринбург и Челябинск, ранее формировавшие по два округа, оказались разделены на четыре и три округа соответственно — с добавлением областного электората. Также на три части оказались разрезаны Красноярск и Пермь; та же участь постигла областные центры с населением менее миллиона. При этом формирование смешанных округов произошло по всей стране, включая традиционно лояльные республики Северного Кавказа, Татарстан и Башкирию.

Ряд СМИ и экспертов уже сказали о применении технологии джерримандеринга, изобретенной губернатором штата Массачусетс Элбриджем Томасом Джерри в 1812 году. Название это с легкой руки тогдашних американских журналистов получила электоральная геометрия, позволяющая укомплектовывать округа «правильным» электоратом. Подобная технология применяется, как правило, к территориям нелояльным или спорным, а в случае провластно настроенных территорий она может даже сыграть на руку оппозиции. Именно поэтому говорить о применении в данном случае джерримандеринга не стоит. Кроме того, для успешной реализации этой технологии необходимо иметь как минимум 225 провластных и гарантированно избираемых кандидатов.

Именно внешнее сходство с манипуляционными схемами дало повод некоторым экспертам говорить о том, что новая нарезка округов позволит «Единой России» взять «контрольный пакет» исключительно за счет одномандатников, пустив ситуацию с партийным списком на самотек. Однако не стоит забывать, что последние выборы с участием одномандатников прошли в декабре 2003 года, а с тех пор ситуация довольно серьезно изменилась — как минимум выросли и получили право голоса «молодые и злые», до сих пор не имевшие собственных представителей в российском парламенте и сочувствующие либеральной оппозиции. Что может противопоставить им партия власти во всех четырех ипостасях (ЕР, СР, ЛДПР и КПРФ)?

В июле текущего года ИСЭПИ обнародовал доклад о стартовых перспективах кандидатов в депутаты Госдумы на выборах 2016 года. По оценке экспертов, лишь 148 действующих депутатов из 450 (около трети состава действующего депутатского корпуса) ориентированы на переизбрание по одномандатному округу, располагают соответствующей узнаваемостью и серьезными шансами на высокий результат. При этом корректировка в ту или иную сторону может произойти по итогам выборов 13 сентября сего года, в которых многие действующие депутаты принимают участие в качестве региональных «паровозов». Кроме того, не исключено, что по одномандатным округам пойдут и политические тяжеловесы, перешедшие в Совет Федерации, — в частности, Светлана Горячева («Справедливая Россия»).

С учетом изменения общей электоральной картины, заключающейся, в частности, в уменьшении «списочной» части Думы в два раза, партии, имеющие большое количество сильных потенциальных одномандатников, могут отказаться от заполнения всех десяти вакансий в федеральном списке, ограничившись одной-тремя фамилиями, включая лидеров партий, — и сделать ставку на укрупненные территориальные группы.

На данный момент, по оценке экспертов ИСЭПИ, больше всего депутатов, готовых баллотироваться в округах с высокими шансами на успех, в составе фракции «Единая Россия» — 76 человек из 238. Еще пять депутатов-единороссов представляют малые партии и движения. В составе фракции КПРФ, по экспертной оценке, сейчас готовы к успешному выступлению в округе 26 депутатов из 92. У «Справедливой России» их почти столько же, но при меньшей численности фракции — 25 из 64. При этом еще четыре члена фракции могут рассчитывать на переизбрание по округу как представители малых партий или самовыдвиженцы. У ЛДПР реальными претендентами на переизбрание в округах эксперты видят только 12 депутатов из 56.

Наиболее интересен тот факт, что, с учетом имеющейся конкуренции на части территорий, эксперты оценивали число «пустых» округов в 40-45 процентов — и это за полтора месяца до официального объявления нарезки. Очевидно, что после объединения города и деревни, блестяще проведенного Чуровым, этот процент может вырасти. Кроме того, некоторым из потенциальных одномандатников придется серьезно включиться в кампанию, увеличивая свою узнаваемость и популярность на городских или сельских территориях. Соответственно, перед технологами встает довольно серьезная задача: либо создать некую синтетическую программу, ориентированную как на городской, так и на сельский электорат (крайне сложно), делать две отдельные программы (это будет вызывать вопросы) или отделаться общими словами о борьбе за все хорошее (наиболее вероятный вариант).

Есть среди действующих депутатов и бесспорные фавориты, выход которых на одномандатный округ почти со стопроцентной вероятностью означает победу. К таким относятся единороссы Сергей Нарышкин (Ленинградская область), Ольга Тимофеева (Ставропольский край), Николай Гончар (Москва), Гаджимет Сафаралиев (Дагестан), Лариса Шойгу (Тыва), коммунисты Николай Харитонов (Краснодарский край), Олег Смолин (Омская область) и Валерий Рашкин (Москва), эсеры Галина Хованская (Москва) и Анатолий Грешневиков (Ярославская область), либерал-демократ Леонид Слуцкий (Ярославская область). Есть и фигуры универсальные, «работающие» для любого округа, — к ним можно отнести Николая Валуева и Ирину Роднину.

При этом пробелы на электоральной карте видны невооруженным глазом. Скажем, в Ленинградской области при наличии трех округов эксперты назвали лишь двух фаворитов от «Единой России» и одного — от КПРФ. В Ярославской при двух округах — одного фаворита от эсеров и одного от ЛДПР. По Москве (15 округов) — восемь единороссов, трех коммунистов, двух эсеров, одного жириновца. Однако нельзя исключать, что некоторыми фаворитами будут усилены территориальные партийные группы, а значит, даже при желании «договорного матча» договариваться будет попросту не с кем.

Тщательное изучение электоральной карты и списка фаворитов позволяет выявить в буквальном смысле «окна возможностей» для амбициозных оппозиционеров, общественников и бизнесменов. Отсутствие необходимости воевать с опытным парламентарием существенно облегчает решение стратегических задач, зато на первый план выходят задачи тактические, первой из которых является привлечение достаточного количества средств для предвыборной кампании. По оценкам специалистов, цена думских выборов «под ключ» в одномандатном округе начинается от 150 миллионов рублей и доходит до полумиллиарда в Москве и Санкт-Петербурге. Понятно, что такая стоимость «входного билета» отсекает довольно большую часть политически активной публики. Но не стоит сбрасывать со счетов отдельных харизматиков, которые могут выиграть за счет энтузиазма своих сторонников.

Короткая «скамейка запасных», не позволяющая полностью закрыть действующими депутатами все округа, это серьезный сигнал — в первую очередь для партий, расслабившихся за десятилетие «списочной» жизни. Именно поэтому говорить о том, что смешанные округа будут работать только и исключительно на «партию власти», мягко говоря, преждевременно. Потому что иметь инструмент и уметь им пользоваться — это две разные вещи.

Обсудить
«В отношениях с Китаем и Россией Трамп готов рискнуть»
Политолог из КНР о ситуации внутри страны и взаимодействии с соседями
Эрдоган, Аллах и Россия
Стоит ли бояться исламизации Турции
Первый тур отыграли
В финале президентской гонки во Франции — Ле Пен и Макрон
French Foreign Legionnaires carry the coffin of French politician Yves Guena during an official funeral ceremony at the Hotel des Invalides in Paris, France, March 8, 2016 REUTERS/Charles Platiau TPX IMAGES OF THE DAYУтрата масштаба
Франция рискует стать малой европейской страной
Столица мира
Повседневная жизнь послевоенного Нью-Йорка
Новые машины для старого «Форсажа»
Современные спорткары в раскраске автомобилей из самого первого «Форсажа»
Полу-шоу-багги-стоппер
Забытые концепт-кары: Porsche Panamericana, предвестник купе-кроссоверов
Быстро и просто
Навещаем Михаила Алешина на самой гламурной гонке Indycar
Зверские пикапы
Пикапы, которые подготовлены для жесточайшего бездорожья
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Шведы поневоле
Исповедь россиянина, живущего в групповой семье
Добро пожаловать в рай
Жилье в Крыму: новую квартиру на полуострове можно купить за миллион рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности