Бойцы призрачного фронта

Кто и почему запрещает военным соцсети

Фото: Erik De Castro / Reuters

Минобороны России предложило обязать поступающих на контрактную службу отчитываться обо всех своих аккаунтах в социальных сетях для проверки, тем самым распространив на них норму, действующую на гражданских госслужащих с июня 2016 года. «Лента.ру» изучила, как этот вопрос решался в армиях ведущих стран мира.

Общая линия

Основной характер регулирования соцсетей в документах военных ведомств крупных стран Запада принадлежит области этики поведения и обеспечения личной (антитеррористической и криминальной) безопасности самих военнослужащих. Этому посвящена существенная часть инструкций. Однако утверждать, что таково единственное назначение подобных документов, нельзя: режим секретности и нераспространения служебной информации также отражены в них достаточно подробно.

Рекомендации расшифровывают, какую именно информацию (помимо имеющей установленные грифы секретности и нераспространения) военнослужащий не имеет права публиковать в своих аккаунтах, а также каким именно образом он может участвовать в публичных дискуссиях, непосредственно связанных с интересами службы.

Последняя проблема особенно важна на крупных военных форумах, где нередко основными лидерами мнений становятся не только отставники, но и действующие военные, имеющие доступ к чувствительной оперативной или технической информации. Это, к слову, уже не первый год актуально и в России, где в среде любителей вооруженных сил и военной техники уже сложился свой перечень информированных источников, связанных с действующей службой.

Кроме того, в руководствах прописан объемный пласт технических вопросов информационной безопасности — включая борьбу с вирусным ПО, фильтрацию спама и раскрытие фишинговых уловок. Там же содержатся требования для командного состава выработать правила контроля за утечками личных данных подчиненных.

Отдельные разделы посвящены соблюдению авторских прав на размещаемые пользователем в сети материалы: в начале 2010-х было немало скандалов, когда военные НАТО нелегально выкладывали в сеть музыку или видеозаписи.

США

США шли впереди всех в деле применения соцсетей, и не мудрено, что именно здесь расцвело активное многоступенчатое регулирование — со своими внутренними дискуссиями и переменами ветра.

Первоначально (2007-2009 годы) инструкции Пентагона по соцсетям носили в основном ограничивающий характер и сводились к наращиваемым перечням нерекомендуемых для военнослужащих ресурсов из-за их «небезопасности». Командование получило право самостоятельного принятия решений, и в ряде случаев обращаться к внешним интернет-ресурсам в служебное время со служебных машин просто запрещалось. Однако в феврале 2010 года была выпущена кардинально новая версия сетевой политики минобороны США, официально предписавшая пользоваться «интернет-ресурсами, не подконтрольными министерству обороны», включая соцсети.

Тем самым была отменена презумпция запрета, но, соответственно, понадобились и ограничения, а также четкое формулирование прав и обязанностей военнослужащих при работе с интернетом.

Действующие базовые документы на сей счет относятся к началу текущего десятилетия, в частности, общие для Минобороны подробные рекомендации выпускались в 2012 и 2014 годах. Отдельным службам Пентагона и родам войск вменялось обеспечить доступ военных к сетям, но при этом подробно описать риски и внедрить соответствующие ограничения и правила слежения.

Непосредственной причиной создания этих документов послужили два инцидента. Весной 2010 года один из морпехов получил должностное взыскание (и впоследствии был уволен) за критический пост в адрес президента Обамы. А весной 2012 года, после взлома одного из сайтов знакомств, хакеры опубликовали базу персональных данных, в которой засветились служебные почтовые адреса из домена mil.

Корпус морской пехоты ввел в действие свой Social Media Guidance в 2010 году и несколько раз его обновлял. Последнее обновление было этой весной, после грандиозного скандала с массовой утечкой в сеть снимков обнаженных женщин-военнослужащих Корпуса и флота. Этот же скандал привел к обновлению инструкций и в других видах вооруженных сил.

Рекомендации Корпуса и сложившаяся там практика применения снискали славу самых жестких и «параноидальных» среди других ветвей американской военной службы (исключая разведку). Много внимания уделяется абсолютному блокированию любых утечек информации о выполняемых операциях, кроме того, примерно с середины 2010-х в Корпусе особо отмечали необходимость дополнительного регулирования по линии утечек персональных данных и предотвращения криминальной активности в сети по отношению к своим военным. Однако базовые принципы, по которым военнослужащим в целом разрешается пользоваться соцсетями, неукоснительно соблюдаются и там.

Армия США опубликовала первый крупный свод правил в январе 2011 года. ВВС лидировали по этой части, там умудрились принять масштабный документ по кибербезопасности, частично касавшийся и этих вопросов, еще в 2009-м и потом несколько раз его переписывали. Флот выпустил свои рекомендации в августе 2010-го и также неоднократно их переписывал (последняя версия относится к марту 2017 года).

Во всех военных руководствах по соцсетям и интернету в США подчеркивается, что главная проблема, помимо рисков личной безопасности военнослужащего, — утечка секретной информации о текущих операциях (то есть сведений о развертывании и перемещениях соединений). Отмечается особая опасность пользования ресурсами с геотегированием.

Великобритания

Британские военные в целом следовали американской политике регулирования. Однако вопрос часто заматывался, откладывался и решался келейно, без четких регулирующих правил и институтов (что вообще характерно для британского стиля управления).

Как раз не вполне продуманная попытка ввести нормативное регулирование и привела к проблемам. В январе 2009 года в Великобритании ввели в действие приказ минобороны «О контактах с прессой и открытых коммуникациях», подготовленный довольно небрежно. Тут же в прессу просочились сведения о том, что военным в соответствии с этим приказом блокируют доступ к соцсетям (в частности, Facebook и MySpace), а служащие в Афганистане иной раз лишены даже возможности пользоваться Skype.

Скандал привел к тому, что минобороны подтвердило права военных на соцсети, однако анонсировало и «некоторые ограничения», обосновав их «войной с терроризмом». В дальнейшем инструкции были переписаны, но все равно сохранили характер «обязательных рекомендаций», переданных на усмотрение командного состава и направленных главным образом на ограничение утечек информации из зон операций на Ближнем Востоке.

Отдельно, как обычно, стоит Королевский флот, с его традициями и повадками. Там, в принципе, действуют те же правила, но во всем, как всегда, есть отличия. Например, в апреле 2016 года в прессе сообщили, что морякам жестко запрещают критиковать в соцсетях бытовые условия, в частности, качество пищи. Особенно забавно, что запрет был введен не сам по себе, а на фоне «растущего потока жалоб в сети».

Франция

Первый руководящий документ по министерству обороны, именуемый «Надлежащее использование социальных сетей», появился в 2012 году, а в 2016-м вышло второе издание.

Текст выдержан в неформальном стиле и предназначен не только для самих военных, но и для членов их семей. Последние правки, внесенные в 2016-м, по утверждению ведомства, обусловлены новыми технологическими возможностями сети, несущими в себе риски (среди них названы, в частности, живые трансляции Facebook и Periscope).

Хотя в документе есть раздел, аналогичный англо-американскому «обеспечению OPSEC» (секретности операций), а также грозный перечень уголовных статей за разглашение государственной и служебной тайны, основной упор сделан на обеспечение личной безопасности военных и их родственников.

Сеть рассматривается как активный источник угроз и среда обитания бдительных врагов, мониторящих неаккуратное размещение чувствительной персональной информации.

Французские госструктуры активно финансируют разработки средств мониторинга и глубокого анализа данных, размещаемых в соцсетях. В частности, прототипы таких систем показывала компания Thales.

Германия

Германские военные ввели регулирование социальных сетей («Рекомендации по безопасному использованию») в мае 2012 года, после длительной и достаточно нудной полемики в прессе, сводящейся к тому, что надо бы уже что-то написать, а то у всех есть, а мы как бедные родственники.

В итоге было написано именно «что-то». Несмотря на национальную привычку к созданию многотомных «руководящих документов» на каждый случай, «Рекомендации» исключительно лаконичны и фрагментарны даже в сравнении с французскими. Ничего близкого к развесистой американской системе нормативов немцы и близко не пытались воспроизвести.

Основное содержание документа — призыв, как выражался герой советского фильма, не путать свою шерсть с государственной. Есть частная жизнь военнослужащего, ее и надлежит отражать в соцсетях, а служебные вопросы следует держать подальше от интернета.

В остальном немцы сохранили себе этим документом полную свободу для индивидуального подхода, строго указав на необходимость сохранения конфиденциальности в части чувствительной информации (без уточнения какой, когда и как именно).

Израиль

Израильские нормы регулирования рыхлы и разрознены, хотя внедряются уже давно. В основном они касаются защиты персональных данных и предотвращения угроз для личной безопасности военных.

В Армии обороны Израиля регулярно подчеркивают, что не ставят себе задачей ограничивать пользование соцсетями. Однако уже в 2013 году был подготовлен ряд инструкций, представляющих собой что-то вроде, по замечанию газет, «кодекса этики поведения в соцсетях».

В них, в частности, обосновывался полный запрет на соцсети для подразделений и учреждений с высочайшим уровнем секретности. Для офицеров разведки и пилотов ВВС соцсети разрешили, но запретили упоминать, что они военнослужащие, и размещать свои фотографии в форме.

Весной 2017 года документы были обновлены. Это связано с несколькими случаями, когда боевики «Хамаса» использовали подложные женские профили в Facebook, втираясь в доверие к военнослужащим, и подбрасывали им ссылки, с которых на смартфоны загружалось шпионское ПО.

Китай

Китайские вооруженные силы отличаются жесточайшей зарегулированностью по части соцсетей. Военнослужащим запрещается вести личные блоги и искать новую работу в онлайне. Значительные ограничения затронули популярный в Китае мессенджер WeChat, хотя формально пользоваться им военным не запрещено.

В конце 2015 года в Китае заявили о разработке своеобразной прокси-системы, которая позволит военным пользоваться услугами онлайн-магазинов, не передавая чувствительную информацию, например, место расположения воинских частей.

Также в 2015 году введены дополнительные ограничения, касающиеся членов семей военнослужащих. В частности, в коллективах жен офицеров были назначены «кураторы», отслеживающие активность в группах и чатах. Жены офицеров прошли обязательный курс лекций по сохранению конфиденциальной информации в сети.

Прочие

Нормы для военных крупных государств в соцсетях принимаются, как правило, в контексте вовлечения в конфликты, главным образом в войну с терроризмом, а в особенности — при размещении воинских контингентов в конфликтных зонах (Афганистан, Ирак).

Рекомендации «не светить» своими фотографиями и персональными данными выпускались, в частности, в Канаде в 2008 году и в Австралии в 2012-м. Австралийцы одними из первых указали на тактику подложных женских аккаунтов, которыми пользовались в Афганистане боевики «Талибана» для выманивания информации.

Индийским военнослужащим соцсети разрешены. Фотографий в форме рекомендовано избегать, служебные вопросы не обсуждать. Прямо запрещено участвовать в группах и дискуссиях, связанных с политической или религиозной повесткой, а также в обсуждениях военных и военно-технических вопросов.

В начале 2017-го в индийской прессе распространились сообщения о том, что военные используют соцсети как площадку для жалоб на своих командиров. Командование выступило резко против подобной практики, что, вероятно, приведет к новым ограничениям.

Обсудить
Максим МарцинкевичДевять друзей Тесака
О судьбе общественно полезного националистического движения и его «знаменосца»
Включили аварийку
После закрытия свалки в Балашихе Путин приехал в удмуртский барак
«Послать на хер — это не на фиг»
Филолог Анатолий Баранов о том, почему не следует запрещать матерные слова
Такие родные
От пятерок в школе до перестрелки — как карьера чиновников рушится из-за семьи
На поверхности Венеры (в представлении художника)Русская планета
Объяснены аномальные результаты советской миссии к Венере
Рыбку жалко
Раскрыта причина вымирания гигантских морских чудовищ
Лунный корабль Л3 (в головной части) на пути к спутнику Земли (в представлении художника)Дорого и сердито
Украина распродает Китаю советские лунные технологии
Боги и монстры
Что творилась на подиумах и за кулисами Парижской недели мужской моды
Сверху видно все
Откровенные купальники для женщин, которым повезло
Стальная плоть
Автомобили, сыгравшие автоботов и десептиконов в новых «Трансформерах»
5 фактов об универсале Lada Vesta
Все, что пока известно о двух новых модификациях «Весты»
Тюнинг бюджетных тачек
У вас «Логан»? Не отчаивайтесь — и его можно сделать очень крутым
Тест: угадай звезду по машине
Чей этот розовый «Бентли»? А шестиколесный «Гелик»?
История полицейских авто Америки
Каким был и каким стал автопарк полиции США
Вите надо выйти
Соседи несколько лет травят москвича, который отказывается переселяться
Без свидетелей
Дома для тех, кто ненавидит соседей
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Классовая борьба
На смену дешевым квартирам в Москве пришел новый вид жилья
Да катитесь вы
Семейная пара отказалась от квартиры и поселилась в автобусе