Новости партнеров
Прослушать статью

Наследники За активы миллиардера Олега Бурлакова началось ожесточенное сражение

После внезапной смерти от коронавируса одного из наиболее таинственных участников российского списка Forbes — 72-летнего Олега Бурлакова вокруг его наследства развернулась нешуточная борьба. На имущество покойного претендуют не только супруга и дочери, но и муж родной сестры миллиардера, называющий себя полноправным бизнес-партнером Бурлакова, и даже стюардесса его личного самолета.

Бизнесмен Олег Бурлаков, чье состояние СМИ оценивали более чем в 1,5 миллиарда долларов, скончался от коронавируса на 72-м году жизни 21 июня в подмосковной клинике «Лапино». Тело приехала забирать его сестра Вера Казакова, и уже в больнице разгорелся скандал из-за разногласий родственников: Вера намеревалась похоронить брата в Санкт-Петербурге, так как Бурлаков родом оттуда. Его жена Людмила (они прожили вместе почти 50 лет, а в 2019 году Людмила инициировала бракоразводный процесс — прим. «Ленты.ру») и дочери Елена и Вероника настаивали на том, чтобы бизнесмен был похоронен в канадском Торонто, где они проживают с начала 1990-х годов.

Сразу после появления сообщения о смерти бизнесмена семья Бурлакова сообщила, что планирует провести независимую международную экспертизу обстоятельств его гибели, чтобы установить точную причину смерти. Как писал Forbes, одновременно с этим Вера Казакова обратилась в Следственный комитет с требованием расследовать обстоятельства смерти миллионера и отказ морга выдать его тело. После этого тело Бурлакова было перемещено по распоряжению следователя в другой морг. Семья Бурлакова обжаловала перемещение и в итоге смогла получить тело и вывезти его в Канаду.

Из авиаконструкторов — в нефтяники

Олег Бурлаков родился в 1949 году в Ленинграде в семье военного — инженера-испытателя атомных бомб и медработницы. Позже Бурлаковы переехали в Крым — именно там располагался секретный ядерный полигон, куда перевели служить его отца. Сын пошел по его стопам и поступил в Киевское высшее военное авиационное инженерное училище — один из ведущих центров СССР по подготовке кадров для военно-воздушных сил. Он закончил факультет летательных аппаратов и двигателей. Там же Олег познакомился с будущей супругой Людмилой. Они поженились в 1971 году, в браке родились две дочери — Елена и Вероника.

После окончания учебы Олег Бурлаков почти 20 лет отдал службе в Вооруженных силах СССР, занимаясь научно-исследовательскими работами для военной авиации. В конце 1980-х он уволился, семья обосновалась в Харькове, вместе с женой и бывшими коллегами Бурлаков создал кооператив «Интеграл», который специализировался на разработке элементов топливных систем для автопромышленности. Его заказчиками были в основном государственные институты, а одна выполненная работа, как рассказывал сам Бурлаков журналу Forbes в 2017 году, могла принести до 150 тысяч рублей — огромные по тем временам деньги. На эту сумму можно было приобрести 15 автомобилей «Волга».

Параллельно на фоне развала СССР и коллапса экономических связей Олег Бурлаков с женой и другими партнерами выступили соучредителями нескольких компаний, которые занимались строительным бизнесом, торговлей и поставками продукции украинского машиностроения в Россию. Среди прочего они поставляли российским нефтяным компаниям насосы для нефтедобычи производства Харьковского электромеханического завода. Российские нефтяники в то время не всегда могли платить живыми деньгами и часто расплачивались нефтью. Так Бурлаков превратился в нефтяного трейдера и стал совладельцем нескольких нефтегазовых месторождений в Сибири. Прибыль компаний Бурлаковых к 1992 году уже исчислялась десятками миллионов долларов в год.

Лихие 90-е

Термин «лихие девяностые» в одинаковой степени применим как к России, так и к Украине. После распада СССР Харьков захлестнула волна организованной преступности, и город быстро привык к таким понятиям, как «рэкет», «разборки» и «братки». Именно в Харькове чуть ли не впервые на постсоветском пространстве начались похищения детей богатых родителей для получения выкупа.

Внимание бандитов не мог не привлечь и успешный бизнес Бурлаковых. После ряда угроз семья приняла решение о переезде в безопасное место, и в 1993 году Бурлаковы уезжают в США, а спустя два года перебираются оттуда в Канаду, в Торонто. С тех пор Олег Бурлаков был вынужден жить на два континента, работая в России и приезжая в Канаду к семье.

Цементный король

Для обустройства нефтяных скважин необходимы были стабильные поставки цемента, и в 1992 году одна из компаний Бурлаковых получает контроль над только что акционированным Белгородским цементным заводом. В следующем году на аукционе структуры Бурлакова приобретают около 15 процентов акций компании «Новоросцемент», объединяющей уже четыре цементных завода, а затем на протяжении нескольких лет увеличивают свою долю и в итоге получают полный контроль над компанией.

К концу 1990-х из побочного для нефтедобычи бизнеса производство цемента превратилось в мощное самостоятельное направление. К 2001 году на долю предприятий Бурлакова приходилась уже почти пятая часть российского выпуска цемента.

В 2007 году Олег Бурлаков продает цементные заводы участнику списка Forbes Льву Кветному за 1,5 миллиарда долларов, чтобы сконцентрироваться на расширении нефтегазового бизнеса. Незадолго до этого совместно с бывшим куратором ТЭК в правительстве Тюменской области он создает компанию «Бурнефтегаз», которая за короткое время выигрывает на конкурсах региональной администрации лицензии на освоение восьми месторождений нефти с запасами более 50 миллионов тонн.

У фирмы были планы достичь ежегодной добычи нефти в объеме не менее 1 миллиона тонн. Инвестировав в обустройство скважин и начало добычи, Бурлаков в 2014 году, на пике нефтяных цен, продает «Бурнефтегаз» компании «Башнефть» за 1 миллиард долларов и «выходит в кеш».

«Черная жемчужина»

Полученные средства Олег Бурлаков вкладывал в проекты по добыче полезных ископаемых в России и на Балканах, строительный и банковский бизнес, покупку роскошной недвижимости в Монако, США, Канаде и России, финансовые инструменты, а также в воплощение давней мечты — строительство яхты «Черная жемчужина».

Бурлаков с детства увлекался судомоделизмом. В 2005 году он наткнулся на новость о первых гибких солнечных батареях и загорелся идеей использовать их вместо парусов. На яхт-шоу в Монако он встретил единомышленника — дизайнера Кена Фрейвоха. Так родился проект 106-метровой яхты Бурлакова «Черная жемчужина».

Судно было спущено на воду в 2016 году в Голландии, и на сегодняшний день это вторая по размерам парусная яхта в мире. Особенностью «Черной жемчужины» является то, что она практически полностью работает на энергии солнца и ветра. Для пересечения Атлантики ей необходимо всего 20 литров топлива. При ее строительстве были воплощены многие инженерные идеи Олега Бурлакова, а стоимость яхты превышает 250 миллионов евро. По словам бизнесмена, «Черная жемчужина» является единственной в мире яхтой, которая аккумулирует энергию солнца и ветра, используя ее для движения в штиль. Конструкция яхты позволяет минимизировать сопротивление воздуха и воды при движении. При этом в ветреную погоду сила набегающей воды крутит винты, которые генерируют электроэнергию. Яхта оснащена складными мачтами, что позволяет судну проходить под мостами.

Лодка нужна не для развлечений, говорил Олег Бурлаков. «Это пилотный проект, который позволяет получить новые знания», — рассказывал бизнесмен Forbes. Вместо яхты мог быть и грузовой корабль. «Но, во-первых, создание яхты эстетически более приятно, а во-вторых, такой проект легче продвигать», — объяснял он. Он даже вел переговоры с представителями ОСК по вопросу строительства судов подобного типа в России.

Любовный треугольник

В то время, когда Бурлаков начал реализовывать себя как кораблестроитель, их отношения с супругой начали портиться. Миллиардера не раз видели в ресторанах и роскошных магазинах в компании молодой стюардессы его личного самолета Софьи Шевцовой, а сама она недавно заявила, что Бурлаков якобы является отцом ее ребенка — наследника. Это стало причиной того, что Людмила Бурлакова в конце 2019 года подала на развод в Монако, где они с мужем проводили часть времени. При этом Олег Бурлаков всячески затягивал процесс.

Именно с началом бракоразводного процесса и предстоящим разделом семейного имущества СМИ связали таинственную историю, случившуюся в швейцарской компании Leo Trust, управляющей активами Бурлаковых. Выяснилось, что одна из компаний Олега Бурлакова якобы должна офшору, связанному с мужем его родной сестры Николаем Казаковым, огромную сумму. Основанием для этого стал договор займа на 1,3 миллиарда долларов по ставке 7,5 процента годовых, якобы заключенный в 2007 году, и таким образом все имущество Бурлаковых должно перейти ему в счет уплаты долга.

Неожиданно для всех неизвестный широкой публике Николай Казаков заявил, что на протяжении многих лет являлся полноценным бизнес-партнером Олега Бурлакова и владел 50 процентами всех его проектов, включая «Новоросцемент» и «Бурнефтегаз».

Юристы Людмилы Бурлаковой в августе 2020 года подали иск к Олегу Бурлакову и Leo Trust, утверждая, что договор займа был подделан и оформлен задним числом для того, чтобы вывести активы из бракоразводного процесса. Как писало швейцарское издание Finews со ссылкой на судебные документы, подделку первым заметил один из сотрудников Leo Trust: в договоре займа адрес одной из задействованных в сделке компаний попросту не существовал на указанную дату. Сейчас Leo Trust вовлечена в уголовное разбирательство в Швейцарии; по оценкам экспертов, юридические перспективы для Leo Trust там не радужные.

В окружении Бурлаковых говорят, что Казаков был просто одним из помощников олигарха и получал за это небольшое вознаграждение, ни о каком партнерстве речь не шла. О том же свидетельствует и образ жизни Николая и Веры Казаковых, явно не соответствующий статусу миллиардеров: скромная квартира далеко от центра Санкт-Петербурга, старенький «Лексус» и «Тойота» в качестве средства передвижения, нечастые путешествия экономклассом. Казаковых сравнивают с рейдерами, которые по случайному стечению обстоятельств получили доступ к части активов Бурлакова, а теперь, войдя во вкус, не хотят их возвращать законным владельцам. По словам источника, близкого к семье, после смерти Олега Бурлакова с его счетов стали стремительно пропадать деньги. «Человек, которого СМИ воспринимали как ассистента и номинального держателя отдельных активов, после смерти бизнесмена пытается называть себя полноценным партнером покойного, — писала о нем «Независимая газета». — Возможно, свояк миллионера, почувствовав возможность доступа к большим чужим деньгам, не захотел ее упускать».

Недавно СМИ со ссылкой на адвоката Казаковых объявили, что в Монако якобы обнаружено завещание главы семьи, в котором не упоминается ни его жена, ни дочери. Защита Бурлаковых подозревает, что речь, скорее всего, идет о подделке, аналогичной той, вокруг которой сейчас ведется разбирательство в Швейцарии с компанией Leo Trust. Адвокат Константин Добрынин, представляющий интересы семьи, говорил «Независимой газете»: «Появляющиеся как из шляпы фокусника разнообразные обрывки бумаг неизвестного происхождения с произвольными бессистемными записями неясного содержания и неподтвержденного авторства, которые даже из жалости назвать документом сложно, никаким подлинным завещанием, конечно же, не являются, а являются безрассудной попыткой группы лиц прихватить чужое добро. При этом важно понимать, что Людмила Бурлакова — вдова умершего, поэтому ее права на семейное имущество бесспорны в силу закона».

Как бы там ни было, очевидно, что история наследства Олега Бурлакова будет еще долго в центре внимания СМИ: судебные баталии ожидаются в России, Великобритании, Швейцарии и Монако, а процесс может затянуться на годы.

Истории без цензуры и запретов. Подписывайтесь на «Ленту дна» в Telegram