Россия

Отдых, боль и ярость Почему паромная переправа в Керчи стала непреодолимым испытанием

21 фото

Пробки в районе паромной переправы Крым — Кавказ кардинально изменили жизнь жителей Керчи и испортили впечатления от отдыха для тысяч россиян. Ожидание переправы в иные дни растягивается на долгие 40 часов, которые водители и пассажиры вынуждены проводить в автомобилях. И если ночью такое ожидание еще можно стерпеть, то на дневном солнцепеке оно превращается в пытку. Так и не добравшись до противоположного берега, некоторые пассажиры попадают в больницы из-за тепловых ударов и нервных срывов. Тех кто пытается объехать пробку останавливают, но вовсе не власти, а озлобленные «народные контролеры». Не обходится и без серьезных драк. Фоторепортер Михаил Мордасов наблюдал за происходящим.

Пробка в сторону переправы: колонна растянулась на 10 километров.

Фото: Михаил Мордасов

Пробка в сторону переправы: колонна растянулась на 10 километров.

Раннее утро. Продавцы стихийного магазина спят на траве рядом с прилавком. Вдоль пробки постепенно формируется своя специфическая инфраструктура.

Фото: Михаил Мордасов

Раннее утро. Продавцы стихийного магазина спят на траве рядом с прилавком. Вдоль пробки постепенно формируется своя специфическая инфраструктура.

Фото: Михаил Мордасов

Находчивые туристы используют автомобильный капот в качестве стола. Когда пробка трогается, еду не убирают, проезжая с ней десятки метров.

Фото: Михаил Мордасов

Находчивые туристы используют автомобильный капот в качестве стола. Когда пробка трогается, еду не убирают, проезжая с ней десятки метров.

Спать приходится в машинах.

Фото: Михаил Мордасов

Спать приходится в машинах.

Вид на накопитель, в котором собралось несколько сотен автомобилей.

Фото: Михаил Мордасов

Вид на накопитель, в котором собралось несколько сотен автомобилей.

Чтобы хоть как-то облегчить жизнь «очередников», около накопителей поставлены палатки.

Фото: Михаил Мордасов

Чтобы хоть как-то облегчить жизнь «очередников», около накопителей поставлены палатки.

Екатерина Павлюк с дочерью Вероникой отдыхают в одной из таких палаток. Они здесь уже сутки. «Уехать быстро не получается. Тут новый бизнес: в машину подсаживают беременных женщин или грудных детей и вместе с ними проезжают без очереди. Доезжают до начала очереди и возвращаются, чтобы потом снова поехать с кем-то за деньги», — рассказывает Екатерина.

Фото: Михаил Мордасов

Екатерина Павлюк с дочерью Вероникой отдыхают в одной из таких палаток. Они здесь уже сутки. «Уехать быстро не получается. Тут новый бизнес: в машину подсаживают беременных женщин или грудных детей и вместе с ними проезжают без очереди. Доезжают до начала очереди и возвращаются, чтобы потом снова поехать с кем-то за деньги», — рассказывает Екатерина.

Автомобилисты спасаются от жары.

Фото: Михаил Мордасов

Автомобилисты спасаются от жары.

В очереди на паром люди «загорают» не только в переносном смысле.

Фото: Михаил Мордасов

В очереди на паром люди «загорают» не только в переносном смысле.

Застряли в ожидании погрузки на паром и беженцы из Луганской области Украины. Им особенно не повезло. Вначале они отстояли очередь для легковых авто, после чего их отправили в специальную очередь для грузовиков.

Фото: Михаил Мордасов

Застряли в ожидании погрузки на паром и беженцы из Луганской области Украины. Им особенно не повезло. Вначале они отстояли очередь для легковых авто, после чего их отправили в специальную очередь для грузовиков.

О таком отдыхе в Крыму многие и не мечтали.

Фото: Михаил Мордасов

О таком отдыхе в Крыму многие и не мечтали.

Фото: Михаил Мордасов

Чтобы попасть в душ, нужно простоять несколько часов. Но он часто ломается.

Фото: Михаил Мордасов

Чтобы попасть в душ, нужно простоять несколько часов. Но он часто ломается.

Интересно, а какой длины должна быть пробка, чтобы претендовать на попадание в книгу рекордов?

Фото: Михаил Мордасов

Интересно, а какой длины должна быть пробка, чтобы претендовать на попадание в книгу рекордов?

Около въезда на накопители для автомобилей стихийно организовался «народный контроль». Контролеры проверяли документы и справки у водителей и пассажиров тех машин, которые пытались проехать вне очереди. В итоге вскоре в накопитель перестали пускать и автобусы. Люди, приехавшие на автобусах, вынуждены были добираться до парома пешком. Многие проводят в накопителе по 30 часов и более.

Фото: Михаил Мордасов

Около въезда на накопители для автомобилей стихийно организовался «народный контроль». Контролеры проверяли документы и справки у водителей и пассажиров тех машин, которые пытались проехать вне очереди. В итоге вскоре в накопитель перестали пускать и автобусы. Люди, приехавшие на автобусах, вынуждены были добираться до парома пешком. Многие проводят в накопителе по 30 часов и более.

Очередная разборка «народного контроля» с пассажирами автобуса закончилась метанием квасных бутылок и нервным срывом у отдыхающих.

Фото: Михаил Мордасов

Очередная разборка «народного контроля» с пассажирами автобуса закончилась метанием квасных бутылок и нервным срывом у отдыхающих.

Фото: Михаил Мордасов

Полиция охраняет автомобиль «Почты России», заблокированный «народным контролем» из-за попытки проехать без очереди.

Фото: Михаил Мордасов

Полиция охраняет автомобиль «Почты России», заблокированный «народным контролем» из-за попытки проехать без очереди.

Пассажиры автобусов с детьми и багажом направляются к парому.

Фото: Михаил Мордасов

Пассажиры автобусов с детьми и багажом направляются к парому.

Завтрак туриста — овсянка на воде у дороги.

Фото: Михаил Мордасов

Завтрак туриста — овсянка на воде у дороги.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.