За "правое" дело

Присяжные вынесли обвинительный вердикт убийцам адвоката-антифашиста

Никита Тихонов и Евгения Хасис. Фото ИТАР-ТАСС

Шесть часов потребовалось присяжным, чтобы вынести вердикт о виновности националистов Никиты Тихонова и Евгении Хасис в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, придерживавшихся антифашистских взглядов. Подсудимые так и не признали себя виновными, а их адвокаты намерены обжаловать приговор как незаконный.

Решение о виновности Тихонова и Хасис присяжные приняли с перевесом всего в один голос - семеро против пяти. Если бы голоса заседателей распределились поровну, то подсудимые считались бы оправданными, так как все сомнения должны толковаться в их пользу. Присяжные признали подсудимых виновными по всем пунктам обвинения и не заслуживающими снисхождения ни по одному из них.

Покушение на Маркелова было совершено на Пречистенке в центре Москвы 19 января 2009 года, когда он вместе со студенткой журфака МГУ и внештатной сотрудницей "Новой газеты" Бабуровой возвращался с пресс-конференции. Там адвокат рассказывал о своем негативном отношении к досрочному освобождению полковника Юрия Буданова. Маркелов имел прямое отношение к осуждению офицера, так как представлял интересы родственников чеченки Эльзы Кунгаевой, убитой Будановым за то, что он считал ее снайпером боевиков.

Поскольку убийство Маркелова было совершено именно при таких обстоятельствах, приоритетная первоначальная версия была связана именно с этим громким делом. Следователи заподозрили в причастности к преступлению радикальных националистов, и вскоре сочли одним из наиболее возможных подозреваемых находившегося в розыске Тихонова. Он проходил по делу об убийстве антифашиста Александра Рюхина, совершенном в 2006 году. На объявлении Тихонова в розыск настоял именно Маркелов, так что, по мнению следствия, у подозреваемого был резон желать адвокату смерти.

В результате серии оперативных мероприятий в ноябре 2009 года Тихонов был задержан на съемной квартире вместе со своей гражданской женой Евгенией Хасис. Она работала в правозащитной националистической организации "Русский вердикт", которая занимается оказанием правовой и гуманитарной помощи ультраправым, оказавшимся под следствием или уже осужденным. По версии следствия, Хасис следила за Маркеловым в день убийства и подала своему сожителю знак, что жертва идет ему навстречу.

Вскоре после ареста Тихонов дал признательные показания. Он отметил, что день пресс-конференции по делу Буданова он специально выбрал для совершения убийства, рассчитывая направить следствие по ложному следу. Однако уже на суде Тихонов отказался от своих показаний. Он объяснил, что дал их под давлением и из желания защитить свою подругу, которую угрожали в противном случае отправить в "мужскую пресс-хату".

В течение всего судебного процесса Тихонов настаивал на том, что он не убивал Маркелова, потому что не имел для этого оснований. Обвиняемый признался только в незаконном обороте оружия, так как, оказавшись в подполье ему пришлось торговать пистолетами и ружьями, чтобы заработать на жизнь. Тихонов также признался в использовании фальшивых удостоверений личности, так как ему было необходимо скрываться от правоохранительных органов. Хасис, которую обвиняли в пособничестве убийству, полностью отказалась признавать вину.

Зашита обвиняемых на протяжении процесса вела себя крайне активно, пытаясь убедить общественность в непричастности подсудимых к убийству и в том, что дело является заказным, политическим и сфабрикованным. В частности, адвокаты отмечали, что следствие якобы безосновательно отвергло другие возможные версии, хотя у Маркелова было много недоброжелателей. Адвокат участвовал во многих громких процессах, связанных с борьбой с терроризмом на Северном Кавказе, в том числе в уже упоминавшемся деле Буданова. Он также защищал интересы журналистов Анны Политковской, убитой в 2006 году, и Михаила Бекетова, жестоко избитого в связи его выступлениями против мэрии Химок.

Одним из основных тезисов защиты Тихонова и Хасис являлся отказ от показаний главного свидетеля обвинения Ильи Горячева, который считается лидером националистической организации "Русский образ" и был знаком с подсудимыми. Ранее он рассказал следствию, что знал о причастности обвиняемых к убийству с их же слов. Однако после начала процесса он прислал заявление, в котором признавался в том, что оговорил своих соратников под давлением следствия. На суде Тихонов заявил, что орудие убийства - пистолет "Браунинг" 1910 года выпуска ему передал именно Горячев за две недели до его ареста. Однако проверить утверждения обвиняемого не оказалось возможным, так как свидетель, по некоторым данным, выехал за границу, опасаясь преследования. Тихонов также утверждал, что, будучи в здравом уме, не стал бы хранить при себе орудие убийства, если бы он его совершил.

Один из лидеров "Русского вердикта" Алексей Барановский, оказывавший активную поддержку обвиняемым, ближе к концу процесса неожиданно заявил, что у Хасис есть алиби. Она якобы во время убийства покупала вместе с ним шампанское к его дню рождения, и они оба узнали о смерти Маркелова, когда им позвонили по телефону. Однако, обвинение, утверждает, что, по данным технической экспертизы, Хасис в указанное Барановским время находилась не вместе с ним, а в другом месте. Информации о привлечении Барановского к ответственности за лжесвидетельство пока не появлялось.

Адвокаты подсудимых также пытались обратить внимание судьи и присяжных на нестыковки в показаниях свидетелей обвинения, которые по-разному описывали убийцу, и на то, что эти описания не соответствуют Тихонову. Кроме того, защита отмечала, что на присяжных в ходе процесса оказывалось давление с целью вынесения обвинительного вердикта. В частности, за три с половиной месяца, что длился суд, выбыла треть от общего количества основных и запасных заседателей. Однако только одна из них, Анна Добрачева, публично заявила, что старшина коллегии слишком активно пытается убедить остальных присяжных в виновности подсудимых.

Обвинение со своей стороны, представляя доказательства, обратило особое внимание на личность Тихонова и мотивы совершения им преступления. Он происходит из семьи кадрового сотрудника внешней разведки, учился на истфаке МГУ. Еще во время учебы стал общаться с правыми радикалами и участвовать в драках с антифашистами. Хотя сам Тихонов отрицал в суде принадлежность к неонацистским группировкам, один из его знакомых, лидер группировки "Кровь и честь" Сергей Голубев, заявил, что подсудимый долгое время являлся сторонником террористических методов борьбы, которые, по его мнению, должны были привести националистов к власти.

В ходе расследования убийства Маркелова следователи пришли к выводу, что Тихонов совершил преступление не из личной мести, а вследствие системных идеологических противоречий. Погибший адвокат был хорошо известен в антифашистских кругах и оказывал им активную юридическую поддержку. Таким образом его убийство должно было продемонстрировать серьезный настрой правых радикалов не останавливаться ни перед чем для достижения своих целей.

Кроме обоснования мотивов преступника обвинители естественно привели и более существенные доказательства. Тихонова опознали двое случайных очевидцев убийства, так как у него сполз с лица шарф, которым он прикрывал лицо. Еще один свидетель опознал Хасис, которую видел на месте убийства и обратил внимание на ее странное поведение. Перемещения обвиняемого после совершения преступления также удалось проследить по камерам наружного наблюдения, установленным на Пречистенке и на станции метро "Кропоткинская".

Судье и присяжным дали прослушать аудиозаписи, сделанные в квартире, которую снимали обвиняемые. На этих записях слышно, как Тихонов и Хасис обсуждают ход расследования убийства Маркелова и строят планы бегства на случай, если их придут арестовывать.

Судя по всему, перед тем, как присяжные удалились в совещательную комнату, и у обвиняемых и у их защиты уже был настрой на обвинительный вердикт. Во всяком случае иллюзий они не строили. Адвокат Тихонова Александр Васильев заявил в этой связи журналистам: "Проще всего было свалить вину на кучку дворовых гопников, которых принято называть националистами и вешать на них всех собак".

Михаил Маркелов, брат погибшего адвоката, полагает, что присяжные приняли справедливое решение, о чем свидетельствует "небольшой разброс голосов". Такой же позиции придерживается и прокурор Борис Локтионов.

Между тем, как отмечает РАПСИ, в ходе вынесения вердикта присяжными возникли логические нестыковки. В частности, при ответе на предложенные вопросы подсудимых признали причастными к убийству семь заседателей, а виновными в убийстве их признали уже восемь. По мнению аналитиков агентства, это может означать, что один из присяжных не поверил в причастность Тихонова и Хасис к убийству, но при этом посчитал их виновными.

Эту зацепку могут использовать адвокаты обвиняемых при обжаловании вердикта. А то, что протест на него последует, в этом сомневаться не приходится. Тем более, что за рамками процесса остались неустановленные соучастники Тихонова и Хасис. Неофициально сообщалось, что один из них может быть убийцей судьи Эдуарда Чувашова, который рассматривал громкие дела с участием националистов.

Обсуждение вердикта присяжных по делу об убийстве Маркелова и Бабуровой намечено на 5 мая. На этом заседании обвинение скажет, какого наказания, по его мнению, заслуживают подсудимые. Максимальный срок, который грозит Тихонову за двойное убийство при отягчающих обстоятельствах в виде мотива идеологической ненависти, это пожизненное заключение.

Обсудить  

Другие материалы рубрики

19:49 21 апреля 2014
Жители Севастополя в отделении миграционной службы сдают документы на получение гражданства Российской Федерации

Гражданство по собеседованию

Для получения российского гражданства некоторым иностранцам достаточно будет пройти собеседование