Бронетехника раздора

Генштаб и вице-премьер РФ разошлись по вопросу о военных закупках

Т-90. Изображение с сайта alternathistory.org.ua

Конфликт между Министерством обороны России и военно-промышленным комплексом 14 февраля 2012 года перешел на новый уровень. В спор включились начальник Генерального штаба Вооруженных сил России Николай Макаров и куратор ОПК вице-премьер Дмитрий Рогозин. Суть их словесной эквилибристики свелась фактически к двум утверждениям: макаровскому "военные не станут покупать старье, которое вы продаете" и рогозинскому "будете воевать, на чем вам скажут". Эффектность конфликта усугубили сообщения о намерении правительства сократить расходы на "оборонку" и "силовиков".

Подготовка

По всей видимости, Министерство обороны России еще с 2011 года целенаправленно готовило общественное мнение к возможным сокращениям объемов покупки российской бронетехники и вооружений. Началось все с главнокомандующего Сухопутными войсками России генерал-полковника Александра Постникова, заявившего в марте 2011 года, что "те образцы оружия, которые производит промышленность, в том числе бронетанковое вооружение, артиллерия и стрелковое, по своим параметрам не соответствуют образцам НАТО и даже Китая".

Merkava MK4. Фото с сайта armyrecognition.com
Merkava MK4. Фото с сайта armyrecognition.com

В качестве примера своим словам Постников привел российский танк Т-90, который "на самом деле является 17-й модификацией советского Т-72", выпускавшегося с 1973 года. При этом, по словам главкома Сухопутных войск, стоимость одного такого танка составляет 118 миллионов рублей за штуку. "Нам проще было бы купить за эти деньги три 'Леопарда'", - погорячился главком. Позднее Минобороны прояснило это высказывание: оказывается, стоимость модернизации танков Т-72, самой распространенной машины в войсках, до уровня Т-90 в три-четыре раза меньше стоимости самого Т-90. По этой причине военные будут модернизировать Т-72 и не будут покупать Т-90. Правда, при чем тут немецкий "Леопард", так и осталось загадкой.

С аналогичными высказываниями в середине 2011 года на арене появлялся и генерал армии в отставке Владимир Поповкин, занимавший тогда должность первого заместителя министра обороны России. В ноябре к кампании против российской техники подключился начальник Генерального штаба Вооруженных сил России генерал армии Николай Макаров. Суть его высказываний также свелась к тому, что некоторые образцы российских вооружений и военной техники по своим тактико-техническим характеристикам далеки от наиболее удачных зарубежных аналогов. При этом Макаров сравнил между собой российский Т-90 и израильский танк Merkava MK4, а также американскую ракетно-артиллерийскую систему HIMARS и реактивную систему залпового огня "Смерч". Положительную оценку получили иностранные образцы.

В оборонно-промышленном комплексе тогда возмущались, но на фоне самих высказываний военных это возмущение как-то терялось. При этом никаким образом не высказывался тогдашний куратор ОПК Сергей Иванов, который, по идее, должен был выступить арбитром в спорах "оборонщиков" и военных. Молчание в высших эшелонах власти в декабре 2011 года прервал премьер-министр России Владимир Путин, заявивший, что он считает "неприемлемыми высказывания высших чинов Минобороны и Генштаба РФ, когда они подвергают сомнению качество наших вооружений, поскольку это наносит ущерб внешнеэкономической деятельности в сфере военно-технического сотрудничества".

Заметного ущерба ВТС, вероятно, нанесено не было. Во всяком случае, в прошлом году "Рособоронэкспорту" удалось продать Алжиру и Туркмении в общей сложности 150 танков Т-90С, ставших основным предметом критики российских военных. Тем не менее, некоторые эксперты после высказывания Путина предположили, что в противостояние "оборонщиков" и военных напрямую вмешается власть; делались прогнозы о скорых массовых отставках больших военных чинов. Но все более или менее обошлось мирно; несколько высокопоставленных офицеров, конечно, отправили в отставку, но не из-за некорректных высказываний в адрес российской техники, а из-за неэффективного исполнения гособоронзаказа.

Николай Егорович

Главным калибром Министерство обороны России грянуло 14 февраля 2012 года - согласно высказыванию начальника Генштаба ВС РФ, закупка бронетехники для Сухопутных войск не будет производиться в течение ближайших пяти лет. "У нас сложная ситуация с сухопутными войсками. Мы остановились с закупками бронетехники и дали конструкторам пять лет на разработку новых видов военной техники", - заявил Макаров. По его словам, современные разработки российского ОПК военных удовлетворяют не полностью, а некоторые - и вовсе не удовлетворяют. В качестве первого примера пошел все тот же многострадальный танк Т-90.

Николай Макаров. Фото с сайта kreml.org
Николай Макаров. Фото с сайта kreml.org

Выяснилось, что Минобороны России не имеет претензий к башне этого основного боевого танка, но в целом машина военных не устраивает. Во-первых, весь экипаж танка должен быть защищен и размещаться в корпусе машины. Во-вторых, танк должен иметь автоматическую трансмиссию. В-третьих, есть еще ряд недоработок общего характера. При этом Макаров заявил, что российский ОПК традиционно уделял внимание огневой мощи, подвижности и маневренности, отодвигая заботу о жизни людей на второй план. По этой причине защищенность отечественной техники низка; "любой подрыв маленькой мины ведет к тому, что погибает весь экипаж".

Это же касается и бронетранспортеров, и боевых машин пехоты и десанта, и любых других образцов российской военной техники. "БМД-4 - это версия БМП-3, никакой защиты, опять все наверху, а стоит она дороже танка. Мы на эту машину как не смотрели, так и не смотрим", - рассказал начальник Генштаба. Не стали военные смотреть и на БТР-90. По словам генерального директора "Военно-промышленной компании" Дмитрия Галкина, основной причиной отказа от покупки этого бронетранспортера стали изменившиеся взгляды на способы ведения вооруженной борьбы, "в том числе и задачи, которые стали возлагаться на такие боевые машины, как БТР".

Разрекламированный "Тигр", разработка "Военно-промышленной компании", также не устраивает военных из-за своей малой защищенности. И по этой причине Минобороны решило закупить опытную партию итальянских броневиков Iveco LMV M65 Lynx, названных в российских войсках "Рысью" и способных, по оценке военных, выдерживать подрыв фугаса под днищем. В перспективе производство таких машин развернут в Воронеже; до 2020 года Вооруженные силы получат 1775 "Рысей" на 30 миллиардов рублей. Но по заявлениям самих "оборонщиков", отсталость российской техники если и есть в каких-то областях, связана в первую очередь с неумением Минобороны России четко формулировать требования и раскошеливаться на разработки.

По словам генерального директора "Уралвагонзавода" Олега Сиенко, разработка танка Т-90 велась без финансирования со стороны Министерства обороны. В конце прошлого года источник в оборонно-промышленном комплексе России рассказал "Ленте.ру", что Минобороны России в настоящее время предъявляет к промышленности повышенные требования по характеристикам продукции. При этом, ОПК, долгое время получавший заказы по устаревшим нормам и стандартам, все же может предложить военным современную продукцию, лишь незначительно отстающую от импортных образцов.

Дмитрий Олегович

На этот раз критика российских военных в адрес продукции военного назначения не осталась без внимания. За "оборонщиков" вступился вице-премьер России Дмитрий Рогозин, по совместительству курирующий ОПК. В ответ на высказывание Макарова Рогозин написал в своем твиттере: "Если у НГШ (начальник Генерального штаба - примечание "Ленты.ру") есть претензии к танкам или к иной технике, он может высказывать их в профессиональной среде нашим конструкторам и промышленникам. Не стоит нашим военачальникам вести спор с военной наукой и промышленностью с помощью СМИ. Есть масса иных способов решать вопросы".

Дмитрий Рогозин. Фото с сайта kreml.org
Дмитрий Рогозин. Фото с сайта kreml.org

"НГШ - не единственный, кто принимает решения о закупках вооружений и военной техники. Армия и флот будут перевооружаться планово", - резюмировал Рогозин. И если предыдущее высказывание вице-премьера прозвучало браво, то это последнее, честно говоря, выглядит страшилкой и не более. Дело в том, что в 2011 году Министерство обороны России провело реструктуризацию системы гособоронзаказа, отведя главную роль в формировании списка желаемых покупок именно Генеральному штабу. Источник в военном ведомстве заявил газете "Коммерсантъ": "Все заказывающие органы из состава видов, родов, главных и центральных управлений были исключены". Таким образом, окончательное решение о закупках может принимать Генштаб, а утверждать это решение - только Минобороны, в подчинении которого штаб и находится.

Тем не менее, Рогозин решил соответствовать своей новой должности. Назначая бывшего представителя России при НАТО вице-премьером и куратором ОПК, президент Дмитрий Медведев выразил надежду, что в лице Рогозина "оборонка" приобретет "энергичного и современного менеджера". Как и положено "энергичному и современному", Рогозин недавно решил выступить арбитром между военными и "оборонщиками", предложив создать специальную лабораторию, в которой бы производились сравнительные испытания различных образцов вооружения иностранного и российского производства. При этом, утверждал Рогозин, лаборатория должна ориентироваться в первую очередь на защиту интересов российского ОПК.

И если конкурентоспособность российской военной продукции лаборатории, возможно, доказать и удастся, то подтвердить оправданность высоких цен на бронетехнику ей будет сложнее. Министерство обороны России, получившее в 2011 году 20 триллионов рублей на десять лет вперед, стало внимательнее относиться к деньгам. (Если, конечно, не принимать во внимание тот факт, что ущерб от коррупции в российской армии в 2011 году, по данным Военной прокуратуры, превысил три миллиарда рублей.) Во всяком случае, Минобороны долгое время не могло заключить с производителями контракты в рамках гособоронзаказа-2011 именно из-за несогласия с ценами. И поводы для сомнений у военных, конечно, были.

В конце января 2012 года Федеральная служба по оборонному заказу ("Рособоронзаказ") обнародовала итоги проведенных проверок предприятий, ответственных за выполнение гособоронзаказа в 2011 году. В общей сложности были проведены 257 проверок, по результатам которых ведомство обнаружило экономические нарушения на сумму в 25 миллиардов рублей при финансировании гособоронзаказа в размере 870 миллиардов рублей. Наиболее распространенными нарушениями стали завышение стоимости и объемов выполненных работ. При сравнении данных Военной прокуратуры и "Рособоронзаказа" получается, что сильнее всех бюджет "накололи" именно "оборонщики".

По завету Кудрина

Наиболее логичным в настоящее время все же выглядит высказывание Макарова о приостановке закупки бронетехники. Такая "пауза" вписывается в проект обновления "Стратегии 2020", рассматриваемый правительством России в настоящее время. 14 февраля 2012 года газета "Ведомости" написала, что проектом предполагается сокращение расходов на силовые ведомства, национальную оборону, безопасность, правоохранительные органы и госпрограммы вооружений на 2011-2020 годы. Общий размер сокращений может составить до 700 миллиардов рублей в год до 2020 года. Высвобожденные таким образом деньги планируется потратить на увеличение финансирования транспортной системы, образования и здравоохранения.

Самым любопытным в этой истории является то, что еще во время обсуждения, а затем принятия госпрограммы вооружений против значительных расходов на оборонку высказывался Алексей Кудрин, занимавший тогда пост министра финансов России. Считается, что именно по этой причине он был отправлен в отставку. Теперь же наиболее жесткую позицию в вопросе сокращения военных расходов снова занимает Министерство финансов - ведомство предложило снизить расходы на госпрограмму вооружений и правоохранительные органы на 1,2 процента ВВП.

"Тигр". Фото с сайта techroom.ru

Впрочем, информацию "Ведомостей" Рогозин опроверг. "Если бы это была правда, я бы об этом знал", - написал Рогозин в твиттере по поводу возможных сокращений средств, выделяемых на оборону.

В целом, снижение военных расходов в ближайшие пять лет как раз возможно обеспечить, приостановив закупки военной техники. Логика Генерального штаба в этом плане вполне понятна. Воевать с малыми государствами, как, например, с Грузией в августе 2008 года, можно и имеющейся устаревшей техникой. Крупных конфликтов в ближайшие пять лет не предвидится, а к тому времени ожидается поступление на вооружение новых более качественных образцов военной продукции. В частности, в интересах Министерства обороны ведется разработка универсальной платформы "Армата", на базе которой будет создан и новый танк. Кроме того, ведутся работы по созданию новых боевых машины пехоты, стрелкового оружия, ракет и самолетов.

Учитывая, что на вооружении Сухопутных войск России стоят около 20 тысяч различных танков, почти 14 тысяч боевых машин пехоты, около десяти тысяч бронетранспортеров и почти пять тысяч бронеавтомобилей, закупка дополнительных единиц почти такой же техники представляется роскошью. В этом случае, действительно, дешевле модернизировать имеющуюся технику, обеспечивая предприятия заказами, и ждать завершения разработки новых образцов. Впрочем, часть перечисленных выше машин в войсках нуждаются уже не в капитальном ремонте и модернизации, а в списании и утилизации.

Правда, учитывая, что само производство в России значительно устарело, при паузе в закупках Минобороны рискует вообще не выполнить госпрограмму вооружений. Этот документ предусматривает ежегодную порционную покупку военной техники вплоть до 2020 года. В случае, если Минобороны возьмет паузу, колоссальный объем заказов на новую технику обрушится на ОПК во вторую пятилетку реализации госпрограммы, и "оборонщики" могут с ними просто не справиться. Об этом, в частности, заявлял и Кудрин, предлагавший растянуть исполнение госпрограммы не на десять лет, как сейчас, а на 15.

В любом случае, все последние публичные заявления Министерства обороны и Генерального штаба свидетельствуют о растущем расколе между военными и "оборонщиками". И если раньше военное ведомство предпочитало не выносить сор из избы, то теперь генералы публично ругают технику и ОПК на чем свет стоит. В первую очередь, чтобы оказать давление на "оборонщиков".

Обсудить  
Пляж, я готова
Россиянки приводят себя в порядок перед купальным сезоном
На Эльбе и на Шпрее
Другие города: возрожденные руины Дрездена, пасхальные яйца и другие достопримечательности Баутцена — столицы лужицких сербов
«Невский проспект — это просто дорога»
Самый въедливый в мире турист делится своими впечатлениями
Всех снесут, а я останусь
Маленькие дома, которые выстояли против больших микрорайонов
Давай тебе я погадаю
Как изменятся цены на новостройки в Москве: мнения экспертов
Открытое море
Что происходит на рынке недвижимости Сочи в ожидании летнего сезона
Двойная игра
Как заработать на съемной квартире
Район высокого полета
Какое жилье строится и продается в Пресненском районе Москвы
Район контрастов
Якиманка — территория элитной застройки, где все еще продаются недорогие квартиры
Хмельное довольствие войны
Часы продажи алкоголя, танки на кальвадосе и сухое шампанское как вкус победы — этим мы тоже обязаны Первой мировой
Царь-танк Плоды сумрачных гениев
Пулеход, эпициклоид, голубь-бомба, клеевая пушка и другие курьезные изобретения Первой мировой войны
Химия и смерть
22 апреля исполнилось 100 лет со дня газовой атаки под Ипром
Трофеи, взятые германскими войсками после разгрома армии Самсонова в Мазурских болотах  Ни шагу назад!
Первые заградотряды Первой мировой войны
Фон Гинденбург наблюдает за колонной военнопленных армии Самсонова. Мазурские озера, август 1914 года Записки полкового врача. Окончание
Армия Самсонова, немецкий плен, у белых, у красных, мирная жизнь…
Вернуть потерянное лицо
Как Первая мировая война повлияла на пластическую хирургию
Русские военные медики в немецком плену (1914-1918). Криворотов К.В. — в центре, спиной к березе. Записки полкового врача
Материалы переданы для публикации правнучкой участника Русско-японской и Первой мировой войн
«Один без одного ни шагу»
Книга историка Йохена Хельбекка «Сталинградская битва: свидетельства участников и очевидцев»
Леонид Брежнев на охоте в Залесье Личная трагедия Брежнева
Историки Виктор Деннингхаус и Андрей Савин о работоспособности и здоровье Леонида Ильича
«Европе нужна революция»
Философы и политологи о закате глобализации и месте России в новом мире
Алан Чумак Банка Чумака и взгляд Кашпировского
Символы перестройки в лекции филолога Константина Богданова
«Против России ведет войну англосаксонская олигархия»
Новые национальные идеи от участников «Бердяевских чтений»
Палестинский мальчик машет флагом движения джихада во время митинга в Газе «Халифата не будет»
Алексей Малашенко об эффективных способах борьбы с «Исламским государством»
Нескончаемая армия мертвецов
Книга историка Моники Блэк о немецкой «культуре смерти»