Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Бильбао-на-Каме

В конкурсе на проект Пермского музея оказалось два победителя

Проект Пермского музея, выполненный бюро Бориса Бернаскони. Фото предоставлено оргкомитетом конкурса Perm Museum XXI

25 марта завершился один из самых загадочных архитектурных конкурсов в России: выбраны авторы лучших проектов нового Пермского художественного музея. Их оказалось двое, и поэтому соревнование можно считать продолжающимся, поскольку, понятное дело, музей построят только один. По первоначальному замыслу, он должен украсить собой берег Камы уже в 2010 году.

У Пермского края до недавнего времени был энергичный министр культуры и молодежной политики Олег Ощепков, который при поддержке губернатора края Олега Чиркунова сформулировал амбициозный проект: построить в Перми новый культурный центр - градообразующий ультрасовременный музей, камский вариант музея Гуггенхайма в испанском Бильбао. Идею пермяков поддержал московский Центр современной архитектуры, и конкурсу был дан старт.

Концепция музея предусматривала не только создание выставочных площадей, но и обретение городом совершенно нового культурного пространства. В новом комплексе должны разместиться не только постоянные экспозиции и хранилище, но и библиотека, лекционный зал, детский музей, центр современного искусства. "Коллекция должна быть представлена не как навеки застывшая данность, но с возможностью внесения в нее и других предметов, хранящихся в запасниках, то есть выставочные залы будут функционировать как сценические площадки для тематически организованных экспозиций", - говорилось в проекте, разработанном австрийским искусствоведом Дитером Богнером.

Первый тур конкурса завершился в июле 2007 года. Отбором проектов занимался Петер Цумптор, именитый швейцарский зодчий. Когда итоги были обнародованы, выяснилось, что в финале будут участвовать проекты таких маститых западных зодчих, как Заха Хадид и Эрик Оуэн Мосс, Ханс Холляйн и Ларс Спойбрук. Россию в списке 25 участников, допущенных ко второму туру, представляли хорошо известные у нас люди и компании: Александр Бродский, Тотан Кузембаев, Владимир Плоткин, бюро "А-Б".

Конечно, всерьез никто не рассчитывал на победу, скажем, Захи Хадид: она занята сверх всякой меры огромным количеством проектов на Ближнем Востоке, и российский музей для ее бюро - только место, где нужно отметиться, но не стоит концентрироваться. У Эрика Оуэна Мосса однажды уже не сложились отношения с русскими заказчиками: его проект новой сцены Мариинки отвергли с негодованием. Кстати, для многих западных зодчих печальный опыт Доминика Перро, архитектора, победившего в конкурсе на второе здание Мариинского театра, должен был послужить предупреждением: в России все гораздо сложнее и куда менее предсказуемо, чем кажется на первый, второй и третий взгляд.

Как бы то ни было, итог конкурса на проект Пермского музея оказался не меньшим сюрпризом, чем его шорт-лист. Одним из победителей оказалось бюро молодого москвича Бориса Бернаскони, известного своими концептуальными проектами. Вторым лауреатом стал известный в Европе Валерио Олджиати, швейцарец. В числе его самых известных реализованных проектов обычно упоминают два крайне лаконичных здания: начальная школа в Паспельсе и музей "Желтый дом" ("Das Gelbe Haus") в Флимсе (кантон Граубюнден).

Бернаскони и Олджиати поделят первую и вторую премии (каждый получит по 85 тысяч), а бюро Захи Хадид награждено утешительным третьим призом в 50 тысяч.

Проект Бернаскони глава жюри Цумптор назвал "спокойным", и это так. Пермский музей в исполнении московского зодчего выполнен в стилистике, которой охотно пользуются, например, скандинавы: никаких башен и шпилей, простая геометрия, большие светлые плоскости. Здание тактично не возвышается над соседними постройками.

Работа Олджиати охарактеризована как "европейский взгляд на русский экспрессионизм". Судя по фотографии макета, это - смесь средневековой башни с коробкой из-под торта, люстрой или пагодой. В качестве привлекательной архитектурной доминанты это сооружение представить трудно, но можно.

Окончательное решение, какой именно из проектов будет осуществлен в Перми, будут принимать многочисленные инстанции, но организаторы конкурса и краевые власти обещают справиться с мнением горожан.

Юлия Штутина