Театральный наезд

Почему критики восстают против «Золотой маски»

Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости

Каждую осень дирекция «Маски» приглашает действующих театральных критиков в экспертные советы. «Драматический совет» занимается, понятное дело, драмой — и театром кукол; «музыкальный» — оперой, балетом, опереттой, мюзиклом и современным танцем. За сезон советы отсматривают от 200 до 400 спектаклей каждый — все, что сотворено на просторах нашей родины в соответствующих жанрах и что создатели спектаклей сочли достойным показа экспертному совету.

Понятно, почему этой работой занимаются только критики: ни один практик театра, даже пожелавший вдруг решать, кто из коллег хорош, а кто плох, не сможет отдать год своей жизни только на походы в театр как зритель (и полеты в театр — эксперты мотаются от Калининграда до Владивостока). В ноябре эксперты сдают шорт-листы, номинации объявляются на пресс-конференции (в этом году она состоится 3 ноября) — а на самом фестивале, что происходит весной, отобранные спектакли смотрит жюри, в котором уже собираются знаменитые режиссеры, актеры, композиторы. И составы экспертных советов, и состав жюри предлагает дирекция «Золотой маски», затем их утверждает секретариат Союза театральных деятелей (куда входят директора крупнейших театров страны и большие актеры). Так было всегда. В этом году в формирование экспертных советов решило вмешаться Министерство культуры — и именно против результатов этого вмешательства восстали 120 театральных критиков со всей страны, подписавшие письмо протеста и только что учредившие собственную Ассоциацию для защиты свободного развития театра.

Хотелось как лучше — получилось как всегда

Вмешательство министерства не было сюрпризом. В течение нескольких последних лет ежегодно после объявления шорт-листа появлялись пламенные статьи нескольких коллег, недовольных тем, что драматические экспертные советы из года в год (кто бы в них ни входил — а состав каждый год менялся на 70 процентов, ротация обязательна) выдвигали те спектакли, что консерваторы называют «экспериментальными». При этом подразумевались не пылкие юноши —Треплевы в одиноких подвалах (если таковые творили что-то занятное, их спектакли отправлялись в номинацию «эксперимент»), но сорокалетние профи, давно определяющие театральный ландшафт Москвы. Проще говоря — поклонники Сергея Женовача и Миндаугаса Карбаускиса (отличных режиссеров, кто спорит) обижались, что их постановки не получают того внимания, какого удостаиваются творения Константина Богомолова и Кирилла Серебренникова (режиссеров не менее прекрасных). Начали искать виноватых — и виноватой была объявлена «Золотая маска». Две пылкие дамы писали письма в СТД, требуя реформ — в частности, стопроцентной ротации экспертных советов каждый год. Намерения были исключительно благими; когда же дам из демократических газет услышало Министерство культуры, оно их поддержало. Вот только предложенная реформа была совсем иной: Минкульт взялся лично делегировать нескольких экспертов в советы. Плюс — дать полномочия областным провинциальным фестивалям отправлять спектакли на «Маску» без отбора экспертами. Последнее обещает наплыв спектаклей, какие нравятся провинциальному начальству (а вкусы местных управлений культуры известны — чем послушнее худрук театра, тем лучше, и художества тут ни при чем); первое — вбрасывает в экспертное сообщество персонажей былинных.

Собственно, нынешний скандал (он разразился, как только секретариат СТД утвердил составы экспертных советов, которые будут отвечать за сезон 2015-2016) вспыхнул так ярко и быстро из-за доктора филологических наук Капитолины Кокшеневой, оказавшейся волею министерства в «драматическом» списке. Никто никогда не встречал доктора в театре (а круг маленький, все друг друга знают), зато речи о русофобии и тлетворном влиянии западной культуры были известны всем; лучших московских режиссеров она обвиняла за глаза во всех грехах. Сразу после публикации списка экспертов на сайте СТД Константин Богомолов и Кирилл Серебренников отказались от участия в «Маске» — то есть сняли свои спектакли с рассмотрения вообще. Газета «Известия» попросила прокомментировать этот демарш госпожу Кокшеневу, и та бодро заявила: «Хватит давать премии Серебренникову!» То есть нарушила правила «Маски», по которым эксперт должен быть непредвзят.

И вот тут восстали критики. Почти все — и те, кто ценит Серебренникова, и те, кто терпеть его не может. И те, кто дружен, и те, кто годами не подают друг другу руки. И восьмидесятилетние мэтры, и вчерашние выпускники театральных институтов. 100 с лишним человек из 12 городов страны заявили в письме Александру Калягину (председателю СТД), что требуют распустить скомпрометировавший себя с помощью доктора филологии экспертный совет и набрать новый. Экспертный совет срочно собрался и потребовал от госпожи Кокшеновой объяснений. Она уверяла, что «Известия» ее не так поняли. Коллеги выдали ей недельный срок на то, чтобы добиться опровержения от газеты или любым другим образом извиниться. Срок истекает в понедельник. Пока никаких извинений не слышно.

Чем сердце успокоится?

От театральных практиков продолжают поступать слова поддержки критиков — то есть, если скандальный состав совета останется таковым, в фестивале откажутся принимать участие не только Серебренников и Богомолов. (Разумеется, есть и творцы, поддержавшие новый совет — Николай Бурляев, например). В таком случае фестиваль ждет быстрая деградация — понятно, что можно устроить соревнование между МХАТом имени Горького и крыжопольским ТЮЗом, но публике уже будет совершенно неважно, кто в этом соревновании победит. «Золотая маска» в течение двух-трех сезонов превратится в аналог знака «Герой соцтруда» брежневских времен — в штуку полезную при общении с провинциальным начальством, но не дающую никаких гарантий уважения в профессиональной среде. Официоз и реальность разойдутся, как в 70-е, когда главным театром Москвы определенно был Театр на Таганке, никогда властями таковым не признававшийся. Возможен ли компромисс? Вероятно, возможен — допустим, не роспуск всего совета, но отставка одной подставившей коллег дамы. Будет ли он? Посмотрим. В любом случае, взбудораженные критики со всей страны только что учредили профессиональный союз — Ассоциацию, с помощью которой будут бороться за «свободное развитие театра и принципы независимости театральной экспертизы». Если с «Маской» станет все совсем плохо, есть все шансы, что появится новый независимый приз.