Вводная картинка

«Я не президент Мексики, я ее босс» Тайная жизнь самых могущественных картелей Латинской Америки

Фото: Larry W. Smith / EPA

Бедность, текила, всесильные наркокартели, коррупция и уличные банды — такой представляют себе Мексику далекие от Латинской Америки люди. Местные, напротив, скажут что Мексика — страна с динамично развивающейся экономикой, высоким промышленным потенциалом, сложной социальной структурой, древней и богатой историей. Что интересно, и то, и другое — правда. Специально для «Ленты.ру» специалист по Латинской Америке Дмитрий Морозов написал статью о кровавых мексиканских наркокартелях, их безжалостном бизнесе и о том, какой чудовищный урон они наносят своей стране и ее народу.

В России употребление и распространение наркотиков запрещено законодательством. Данный материал не пропагандирует продажу и распространение наркотических веществ. «Лента.ру» призывает избегать употребления наркотиков.

Рай в кустах

Кокаин — один из традиционных для Латинской Америки наркотиков, производимый из листьев коки. В далекие доиспанские времена древние перуанцы использовали коку в качестве обезболивающего средства при лечении раненых. Сегодня листья кустарника употребляют перуанские и боливийские шахтеры, а в Боливии кока и ее потребление — просто часть национальной культуры.

Сегодня мировое производство кокаина сосредоточено в трех странах — Колумбии, Перу и Боливии. Именно там состав почв и климатические условия больше всего подходят для выращивания коки. Неудивительно, что основной потребитель кокаина находится неподалеку — это США.

В Штатах около 22 миллионов человек регулярно покупают очередную дозу. В Европе желающих тоже хватает, но сказывается высокая цена — издержки трансатлантической перевозки — и конкуренция с более доступной «синтетикой». В последние годы все больше наркозависимых появляется и в Латинской Америке: дело в том, что за услуги транзита наркодельцы все чаще расплачиваются не деньгами, а «натуральным продуктом», который сбывается на местном рынке.

Но чтобы продать наркотик, его сначала надо доставить к основному потребителю. До 1990-х годов магистральные маршруты доставки кокаина в США пролегали по Карибскому бассейну — его острова выполняли функцию пунктов хранения и перевалки. Лидером кокаиновой индустрии тогда была Колумбия, а колумбийская наркомафия хозяйничала в региональном наркобизнесе и уверенно чувствовала себя на американском рынке сбыта запрещенных веществ.

Колумбийский фермер опрыскивает пестицидами плантации коки

Колумбийский фермер опрыскивает пестицидами плантации коки

Фото: Carlos Villalon / Getty Images

Ситуация изменилась в начале 1990-х, когда американцы предприняли энергичные меры по перекрытию карибских каналов транспортировки. Транзит сместился в сторону Центральной Америки и Мексики — сейчас этим путем перевозится до 90 процентов потребляемого в США кокаина. По некоторым оценкам, ежегодный объем транспортируемого через Центральную Америку в Мексику кокаина достигает 900 тонн (хотя не исключено, что эта цифра завышена). Именно географический фактор — расположение между основными производителями кокаина и его потребителями — стал ключевым в превращении Мексики в мировую кокаиновую столицу.

В Центральную Америку наркотики переправляются по морю и воздуху из Колумбии и Перу — напрямую либо через Венесуэлу и Эквадор. Перевозка по суше невозможна — путь смельчакам преграждают непроходимые болота панамской провинции Дарьен. Морские перевозки осуществляются с помощью быстроходных катеров, которые позволяют уйти от преследования береговой охраны стран Центральной Америки, располагающей чаще всего устаревшими патрульными судами. На каждый катер можно в среднем загрузить до 600 килограммов зелья. Активно используются небольшие рыболовецкие суда: в этом случае наркотики помещаются в контейнеры-«торпеды», которые буксируются под водой на канатах. Если возникает угроза задержания судна, груз быстро отцепляют.

Не утратил своего значения и старый способ транспортировки — на океанских контейнеровозах. Дело в том, что лишь очень небольшая часть контейнеров проходит проверку, поскольку досмотреть все контейнеры физически невозможно. К этому добавляется высокая степень коррумпированности таможенного персонала. Изобретательность наркодельцов не знает пределов. В их практику прочно вошли подводные лодки кустарного производства. Термин условен, поскольку глубоко этот «транспорт» не погружается, и его легко обнаружить с воздуха. Но очевидны и преимущества — в частности, возможность единовременно перемещать внушительные партии (до 15 тонн) наркотиков и большой запас хода (от Южной Америки до Мексики требуется всего одна-две дозаправки).

По воздуху кокаин перебрасывается на небольших маломощных самолетах — авиетках. Их малые габариты ограничивают объем перевозимого товара, зато в их пользу играет крайне слабая техническая оснащенность государств региона. Например, в Гватемале на всю страну действует только одна радиолокационная станция. Она расположена в столичном аэропорту и покрывает воздушное пространство лишь трети национальной территории.

Авиетка

Авиетка

Фото: Shutterstock

Кроме того, для таких самолетов легко обустраивать взлетно-посадочные полосы: как правило, это утрамбованные участки грунта, расположенные в сельве либо на территории крупных земельных владений — собственности наркоторговцев. В той же Гватемале существуют до 800 таких взлетно-посадочных полос. Авиетки — излюбленное средство переброски кокаина с территории Венесуэлы в страны Центральной Америки. Вылеты совершаются из провинций Лара, Фалькон, Трухильо, Сулиа, Мерида, Тачира и Апуре.

Такой размах деятельности наркобаронов в Венесуэле неслучаен: в этой стране наркобизнес находится в руках картеля «Лос Солес», который состоит из офицеров венесуэльской армии, а руководит этой организацией Диосдадо Кабельо — один из главных деятелей правящего в стране режима. В этом одна из причин лояльности генералитета к президенту страны Николасу Мадуро: в случае смены власти велик риск того, что они окажутся за решеткой.

Из Центральной Америки наркогрузы переправляются в Мексику. Главный маршрут — тихоокеанский.

Кокаиновые короли

В 1990-х годах произошел закат безраздельного господства колумбийских наркоструктур: из-за того, что Мексика стала главным «наркохабом», началось стремительное восхождение мексиканских организаций наркотрафика к командным высотам. Они быстро оттеснили и подчинили себе колумбийцев.

В первой половине 1990-х в Мексике действовали 19 крупных и десятки мелких группировок. Уже в 1993 году их общая выручка составила 27 миллиардов долларов, что равнялось годовым доходам страны от экспорта. Лидирующие позиции заняли наркокартели «Синалоа», «Хуарес», «Гольфо», «Тихуана». За считаные годы они превратились в настоящие транснациональные преступные сообщества.

Полиция Мексики готовится сжечь 2,5 тонны наркотиков

Полиция Мексики готовится сжечь 2,5 тонны наркотиков

Фото: Marco Ugarte / AP

К их услугам были развитая транспортная структура страны, 30 морских портов на обоих побережьях и густая сеть автомобильных дорог. По данным мексиканских и американских профильных ведомств, в Мексике ежегодно отмываются десятки миллиардов наркодолларов. Главные центры легализации преступных доходов — города Монтеррей и Сьюдад-Хуарес. Часть «грязных» денег легализуется через обменные кассы в пограничных с США районах и через мексиканские банки с корреспондентскими счетами в американских финансово-кредитных учреждениях.

С самого начала картель «Синалоа» занял и до сих пор удерживает первенство в незаконном обороте наркотиков. В Мексике его вотчины расположены в северных штатах Синалоа, Дуранго, Сонора, Чиуауа. Располагает он и филиалами в 12 странах Латинской Америки, сетью ячеек в городах США, а также в Испании, Германии, Франции, Швейцарии и даже Австралии. «Я не президент Мексики, я ее босс», — хвастался ее бывший главарь Хоакин Гусман по прозвищу «Коротышка», ныне заключенный американской тюрьмы.

Картель прочно обосновался в Колумбии, где владеет крупной недвижимостью — гостиницами и торговыми предприятиями, с помощью которых легализует полученные от сбыта наркотиков доходы. По оценкам специалистов, «Синалоа» контролирует до полутора тысяч компаний и предприятий за пределами Мексики.

Стратегия «Синалоа» заключается в глубоком врастании в ту или иную страну. Он ведет терпеливую подготовительную работу, рассчитанную на долгосрочное пребывание группировки на выбранной территории. Устанавливаются контакты с представителями местных деловых и общественно-политических кругов, налаживает взаимовыгодное партнерство с местным преступным сообществом. «Синалоа» отдает предпочтение переговорам и подкупу, прибегая к насилию лишь в крайних случаях. Картель старается держаться в тени, действовать опосредованно, не привлекать к себе внимания общественности.

Особого внимания заслуживает группировка «Лос Сетас», образовавшаяся в 2007-2008 годах. Возникла она как структурное подразделение «Гольфо» — ее костяк составили выходцы из частей спецназа мексиканской армии. Отколовшись от «Гольфо», она быстро расширила зону своей «ответственности» внутри Мексики, в которую вошли 12 штатов.

Тактика этой организации кардинально отличалась от методов «Синалоа»: бандиты подчиняли или уничтожали конкурентов и устанавливали полное господство на оспариваемых территориях. Картель действовал исключительно с позиции силы и никогда не шел на компромиссы. Расправы над соперниками сопровождались проявлениями крайней жестокости и носили явно показной характер — чтобы парализовать волю конкурентов и запугать мирное население.

Баснословные прибыли обострили противоречия внутри мексиканского наркосообщества. Последовали борьба за власть, расколы и образование новых групп. Этот процесс усилился с 2006 года, когда мексиканский президент Фелипе Кальдерон объявил войну наркоторговцам и привлек для этих целей армейские подразделения. Власти повели крупномасштабное наступление на наркокартели, но коренного перелома не произошло. Разгром одних группировок освобождал место для других, и противоборство между конкурентами принимало все более ожесточенный характер. В стране началась криминальная война.

В 2000-х годах, набрав силу внутри страны, мексиканские воротилы обратили взоры за рубеж: началась экспансия в страны Центральной Америки, в первую очередь Гватемалу и Гондурас, где целые регионы практически не контролируются государством. Мексиканцы быстро закрепились в этих странах, подчинив местные наркокланы и установив жесткий контроль за транзитом. Господствующие позиции вновь заняла «Синалоа».

В 2008 году в Гватемалу вторгся «Лос Сетас», который сразу же заявил о себе нападениями на местные группировки и убийством авторитетов гватемальского наркобизнеса. В кратчайшие сроки «Лос Сетас» завладел наркомаршрутами по северным районам страны. Плацдармом картеля стали департаменты Петен и Альта-Верапас, где утвердился режим террора в отношении всех, кого главари «Лос Сетас» считали противниками.

Картель активно вербовал в свои ряды выходцев из рядов «кайбилес» — спецназа гватемальской армии, созданного в годы внутреннего вооруженного конфликта для проведения антипартизанских операций. Прибегали бандиты и к услугам молодежных криминальных группировок для совершения заказных убийств (для этого картель создал специальные тренировочные лагеря, где готовили юных убийц).

Боевики «Лос Сетас» допрашивают члена картеля «Гольфо»

Боевики «Лос Сетас» допрашивают члена картеля «Гольфо»

Фото: StanTheMan87 / Wikimedia

В 2011 году боевики «Лос Сетас» устроили кровавый рейд по Петену в целях наказать конкурентов и продемонстрировать свою силу. Ими были захвачены два населенных пункта, выставлены блок-посты на дорогах, зверски убиты 27 работников поместья руководителя конкурирующей группировки. Практически целый день власть в департаменте находилась в руках бандитов, которым затем удалось беспрепятственно скрыться.

Но могущество «Лос Сетас» длилось недолго. Тактика грубой силы обернулась против картеля: устроенный беспредел объединил враждовавшие ранее кланы наркоторговцев. Появление этого «союза» совпало с требованиями гватемальского общества обуздать обнаглевших преступников. Разгром «Лос Сетас» был стремительным. На протяжении 2011-2012 года было поймано более 60 главарей гватемальских группировок, взяты их подельники из числа военных и сотрудников правоохранительных органов. Не исключено, что в противодействии «Лос Сетас» власти негласно получили поддержку от «Синалоа» и местных наркобаронов. «Лос Сетас» так и не оправился от понесенных потерь — сегодня этот картель по-прежнему орудует в Мексике, Гватемале и Гондурасе, но от былой его мощи не осталось и следа.

Следует отметить, что мексиканцам удалось поставить под контроль не только центральноамериканский транзит. В Перу они финансируют культивирование коки и производство кокаина, контролируют ключевые пункты отправки наркотика. Так, «Синалоа» закрепил свое присутствие в перуанских портах Чимботе и Пайта, а также на юге Эквадора.

Из Мексики кокаин переправляется непосредственно на территорию США. Основная часть товара попадает туда по морю вдоль тихоокеанского побережья. Главные пункты перевалки — порты Мансанильо, Гуаймас, Пуэрто-Пеньяско, Энсенада, Росарио. Используются и подземные тоннели, прорытые прямо под мексиканско-американской границей. Причем это не примитивные лазы, а хорошо оборудованные инженерные сооружения, освещенные и кондиционированные.

Попытки американцев использовать в борьбе с контрабандой наркотических средств высокие технологии не дают желаемых результатов. Вот один из примеров: на некоторых участках границы американские власти возвели проволочные заборы с высокочувствительными датчиками. Казалось бы, граница на замке — муха не пролетит. Мексиканцы нашли простой выход. Они соорудили из обычных досок уменьшенный вариант катапульты и забрасывали небольшие партии наркотиков на американскую территорию, где их подбирали сообщники.

Часть кокаина, как говорилось выше, отправляется в Европу. Путь лежит через Западную Африку, прежде всего Гвинею-Бисау. Главными воротами на Европейский континент считается Испания. Важное место занимает Италия — в этой стране мексиканские наркодельцы сумели заручиться поддержкой мафиозных структур.

Командиры мексиканского наркотрафика настойчиво стремятся контролировать все стадии оборота кокаина. Это вызвано тем, что в последнее десятилетие улучшилось взаимодействие между антинаркотическими ведомствами США, Мексики и Колумбии, прежде всего в области обмена оперативной информацией. В итоге силовики стали перехватывать значительно больше кокаина чем раньше.

Дабы избежать потерь, мексиканцы предпринимают попытки наладить производство поближе к Мексике. Эксперимент провели в Гондурасе, где организовали посевы коки и построили лабораторию для производства кокаина. Проект успеха не имел — гондурасская почва сильно отличается от колумбийской и перуанской, поэтому урожай оказался не слишком обильным. Но наркодельцы не унывают: в 2018 году гватемальская полиция обнаружила целый гектар коки в департаменте Альта-Верапас, где еще недавно бесчинствовали «Лос Сетас». Рядом с плантацией располагалась лаборатория по производству наркотика.

Дорогие зелья

Впрочем, еще один выгодный способ — расширение ассортимента запрещенных веществ, чтобы снизить зависимость своих доходов от одного только кокаина. В 2009-2010 годах в США начал расти спрос на героин. «Синалоа» и другие группировки тут же переориентировались на героиновое производство. Бизнес сулил огромные барыши, тем более что в Мексике произрастает опийный мак, а значит — отпадает зависимость от иностранных производителей и уменьшается риск потери «продукта».

В 2014-2015 годах Мексика вошла в тройку мировых производителей этого растения. В 2005 году площадь посевов составляла 3,3 тысячи гектаров, в 2014 году — 17 тысяч, а в 2017 году — уже более 28 тысяч. Посадки мака сосредоточены в штатах Герреро, Чиуауа, Синалоа и Дуранго. Сегодня до 95 процентов потребляемого в США героина производится в странах Латинской Америки — прежде всего в Мексике. Специалисты отмечают, что мексиканский героин отличается высоким качеством, а близость производства к потребителю позволяет снизить розничную цену и господствовать на рынке. Прошли времена, когда мексиканские наркодилеры довольствовались торговлей колумбийским героином невысокой пробы.

Опийный мак

Опийный мак

Фото: Denis Düttmann / DPA / Globallookpress.com

На Герреро приходится до 40 процентов всех занятых под маком площадей. Этот штат — один из беднейших, и участие в наркотрафике для многих сельских жителей — единственный способ заработать денег. Опийный мак выращивается здесь на общинных землях, чтобы в случае визита правоохранителей нельзя было определить, кому именно принадлежит «преступный» участок.

Крестьяне культивируют растения и получают первичное сырье — опиум, который идет на выработку наркотика. Рост американского спроса гарантирует прозябающим в нищете крестьянским хозяйствам стабильный доход: за килограмм опиума скупщики платят крестьянам почти 900 долларов — для мексиканской деревни немалые деньги, ведь легальные сельскохозяйственные культуры дают куда меньший доход. С одного гектара можно получить до восьми килограммов опиума — его хватит для изготовления целого килограмма героина.

Скупленное у крестьян сырье переправляется в пункты накопления, а затем в лаборатории. Сырье также поступает из Гватемалы, где под опийный мак заняты обширные площади департамента Сан-Маркос (граничит с Мексикой). На этом бизнесе наркокартели получают солидную прибыль: в Мексике один килограмм героина стоит 35 тысяч долларов, в США эта цифра возрастает до 71 тысячи. Есть признаки того, что воротилы мексиканского наркобизнеса всерьез изучают возможности налаживания трансконтинентального героинового партнерства — их эмиссаров видели в Афганистане. Американцы полагают, что часть опиума прибывает в Мексику и из Китая.

Но в последние год-два героиновый бум стал сходить на нет: американские потребители все чаще предпочитают синтетическую альтернативу натуральным наркотикам. Бизнес по производству «синтетики» поставлен на промышленную основу: Мексика занимает важное место в мировом обороте «продукта». Главные потребители — США, страны Европы и Азии. Характерно, что в азиатских странах хорошо налажено собственное производство, но спрос там сильно превышает предложение, местные мощности не справляются с заказами, и мексиканские «подрядчики» всегда остаются при деле.

Мексиканский солдат на фоне бочек с 15 тоннами изъятого метамфетамина

Мексиканский солдат на фоне бочек с 15 тоннами изъятого метамфетамина

Фото: Bruno González / AP

Из Китая, Индии и Таиланда в порты Мексики — в частности, Ласаро Карденас и Мансанильо — поставляются необходимые прекурсоры (вещества для изготовления наркотиков). При портах существуют специальные лаборатории, продукция которых отправляется обратно в Азию. В 2012-2013 году «импортированные» из Мексики наркотики изъяли в Южной Корее и Японии, а на Филиппинах ликвидировали лабораторию, которой заправляли китайцы — партнеры мексиканских наркодилеров. В самой Мексике под нажимом властей наркотрафиканты переносят лаборатории в Гватемалу и Гондурас, удельный вес которых в производстве «синтетики» возрастает.

В последнее время картели распробовали и фентанил — чудовищно сильный наркотик, набирающий популярность в США и убивающий ежегодно десятки тысяч человек. Его производят в подпольных китайских лабораториях, но нет сомнений, что скоро до него дойдут руки и у всемогущих мексиканских наркокартелей.

Впрочем, в поисках прибыли бандиты выходят за привычные для них самих рамки. О том, как наркобароны подчиняют себе добычу угля и золота, промышляют бандитизмом и нелегальной миграцией, — в следующем материале «Ленты.ру».

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.