Мир
«Потоки грязи разрывали людей на части»
Бразилия пережила самую страшную катастрофу в своей истории. Виновных не нашли до сих пор

В январе 2019 года рядом с бразильским городом Брумадиньо случился настоящий апокалипсис: из-за прорвавшейся дамбы миллионы кубометров токсичной грязи, скопившиеся на железнорудном разрезе, накрыли шахтерский поселок. Грязевой океан сносил на своем пути дома, фермы, административные здания, уничтожил набитую посетителями столовую. Катастрофа перевернула жизнь Брумадиньо: в городке, где в каждой семье кто-то работал на железорудной шахте или знал того, кто там работает, до сих пор вспоминают каждого из более 240 погибших в тот день. Фотограф Аша Маилз и журналист Надя Пьянкова побывали на месте катастрофы спустя несколько месяцев и рассказали «Ленте.ру» о последствиях обрушения дамбы для Бразилии и для всего мира.

25 января в пригороде Брумадиньо бразильского штата Минас-Жерайс произошел прорыв дамбы: из-за повреждения хвостохранилища поток грязи объемом 12 миллионов кубометров обрушился на долину, сметая все на своем пути. Помимо смертей и разрушений, трагедия значительно ухудшила экологическую обстановку в регионе. Токсичные отходы полностью разрушили экосистему реки Параопеба, сделали непригодной для питья воду, убили сотни животных. Трагедию в Брумадиньо называют самой страшной экологической катастрофой за всю историю Бразилии и самой масштабной в мире из связанных с обрушением хвостохранилищ дамб.

Спасатели ищут тела погибших вот уже более четырех месяцев. Удалось найти 244 жертвы. Благодаря усилиям экстренных служб, 192 человека удалось спасти в первые 48 часов, еще 26 официально считаются пропавшими без вести. Сейчас на месте происшествия работают 120 пожарных. В первые дни трагедии их было более 500.

Андерсон Пассос, 45 лет, полковник, начальник поисковой бригады:

«Я не могу сказать, что хорошо разбираюсь в устройстве дамб, но даже непрофессионалу очевидно, что горнодобывающая компания Vale перешла грань дозволенного. Им казалось, что угроза не так велика, но все оказалось хуже, чем они думали. Я считаю, что эта ситуация должна в корне изменить работу всех горнодобывающих предприятий. Сколько еще в мире таких дамб? Не думаю, что все они безопасны».

Большинство бразильцев открыто говорят: катастрофа произошла не случайно, а из-за «убийцы» Vale, которая ради прибыли экономит на безопасности. Официальный Instagram горнодобывающей компании буквально завален обвинениями. Негодование местных жителей можно понять: в 2015-м рухнула еще одна дамба Vale в Мариане — тогда погибли 19 человек, окружающей среде был нанесен колоссальный урон. Обе дамбы были сделаны из утрамбованных слоев горнорудных отходов — это самая дешевая технология. Справедливости ради стоит отметить, что сама добыча железной руды довольно неэффективна: доходы от нее не покрывают расходов на строительство более прочных дамб.

Недавно пришедший к власти президент Бразилии Жаир Болсонару пообещал помогать горнодобывающим компаниям страны, в том числе — не ужесточать требования к безопасности. Дамба в Брумадиньо проходила проверку за месяц до трагедии, и уже тогда компанию известили, что конструкция ее под угрозой. Однако Vale заверила, что все надежно.

Селевой поток распространился на 10 километров, его сила была такова, что человеческие тела буквально разрывало на части. Высота потока достигала 15 метров — он полностью накрыл дома в деревнях Коррего де Фейжоао и Парк де Кашоейра.
На снимке — территория, где прежде находилась деревня Парк де Кашоейра.

Эрнандо Луис Прето, 50 лет, выживший в катастрофе:

«Когда дамбу прорвало, я был на своей фазенде. Я заметил стремительный поток грязи и убежал — только руку забрызгало. Но фазенды, которая меня кормила, больше нет. Здесь многие, кто зарабатывал на жизнь сельским хозяйством, из-за Vale остались ни с чем».

Эта небольшая арка — все, что осталось от гостиницы Nova Estancia, где останавливались многочисленные гости расположенного неподалеку парка-музея современного искусства «Инхотим». В момент катастрофы в гостинице находились 38 человек. К счастью, парк потоком затронут не был.

Иоланда де Оливейра Лика, 49 лет, потеряла сына в катастрофе:

«Один мой сын умер от лейкемии, другого убили на улице. И вот катастрофа в Брумадиньо отняла у меня третьего, последнего сына. Ему было всего 19 лет, он работал на Vale всего полгода. Тело его до сих пор не нашли. Я уверена, что это был не просто несчастный случай, а самое настоящее убийство: компания преднамеренно пренебрегает правилами безопасности. За смерть сына я буду получать 1000 реалов (250 долларов) в месяц на протяжении года. Вот столько у нас стоит человеческая жизнь».

Из-за того что грязь попала в реку, уровень железа в ней увеличился в сто раз, алюминия — в тысячу. Кроме того, в воде была обнаружена ртуть, которая при добыче железа не используется. По одной из версий, это произошло потому, что катастрофа затронула бывшие месторождения золота. Загрязнение фиксируется на протяжении 150 километров. Отходы железодобывающей промышленности также найдены в соседней более крупной реке Сан-Франциско.

Из-за загрязнения реки пострадала деревня племени Паташо, находящаяся в 20 километрах ниже по течению. В ней проживает 26 семей, для которых река была основным источником пропитания. Индейцы говорят, что после прорыва дамбы вода потемнела, а рыба, задыхаясь, выпрыгивала на берег. На это невозможно было смотреть без слез.

Чтобы как-то компенсировать нанесенный урон, компания Vale организовала доставку воды, мяса и рыбы в деревню. Индейцы не верят, что рыба когда-либо вернется в здешние воды, и говорят, что река «умерла из-за человеческой жадности». Однако аборигены не намерены покидать свои дома и готовы бороться за жизнь до конца.

Компания Vale — крупнейший в мире производитель железной руды. Она ведет добычу в шести странах. О ненадежности используемой в Брумадиньо дамбы было известно давно: только за последнее десятилетие произошло более 30 случаев обрушения таких конструкций. Однако на безопасности по прежнему продолжают экономить. Фраза «Cuanto Vale?» — «Сколько стоит?» (игра слов: vale в португальском означает также «стоить») постоянно встречается на плакатах митингующих против обесценивания человеческой жизни.

Лорена Кастелль Мендес, 24 года, волонтер:

«Из-за катастрофы в Брумадиньо я потеряла дядю. Поняла, что не могу оставаться безучастной, и присоединилась к работе волонтерской организации "Друзья Брумадиньо". Сегодня наша основная задача — обеспечить пострадавших водой и продуктами, которые нам присылают неравнодушные люди со всей страны».

Почему произошел прорыв, пока выясняется. Однако сотрудники шахты рассказали, что на холме над дамбой есть источник, вода из которого активно стекала вниз. Обычно ее отводили по трубе, но та дала течь. Опрошенные BBC News эксперты отметили, что подобная ситуация неприемлема: отходы, из которых сделана стена, практически не пропускают воду — соответственно, давление на дамбу лишь увеличивается, приближая возможную трагедию.

Вполне вероятно, что катастрофы действительно удалось бы избежать: попавшие в СМИ данные допросов показывают, что за два дня до происшествия инженеры обсуждали аномальные показания на автоматическом оборудовании возле дамбы. Однако ни введения режима чрезвычайной ситуации, ни эвакуации людей не последовало. А тем временем еще две сотни дамб со шлаком в одной только лишь Бразилии считаются крайне опасными. Конечно, потенциально.