Ценности
«Секс — на ужин, смерть — на завтрак»
Бессменный спаситель мира: как Джеймс Бонд смог покорить и мужчин, и женщин

В июле этого года всех фанатов бондианы потрясло известие о том, что в 25-м фильме франшизы об агенте 007 Джеймс Бонд уйдет в длительный отпуск, а его позывные получит темнокожая коллега. Оперативницу сыграет Лашана Линч. Пока зрители отдыхают от Бонда, а сам Бонд — от работы, «Лента.ру» вспоминает его неподражаемый стиль.

Одежда

Агент 007 секретной службы Ее Величества Джеймс Бонд, как выяснилось, унаследовал изысканный аристократический стиль от своего создателя — писателя Яна Флеминга, который был изрядным франтом. Бен Макинтайр, автор нонфикшена For Your Eyes Only: Ian Fleming and James Bond («Только для твоих глаз: Ян Флеминг и Джеймс Бонд»), говорит о том, что писатель передал своему герою собственные вкусы и привычки. Так, он носил рубашки с коротким рукавом, потому что ненавидел грязные манжеты, повязывал галстук-бабочку «а-ля Черчилль» и любил лоферы.

Говоря о Бонде, Флеминг упоминает предпочтения шпиона: синий navy, черный и белый — то есть одевался строго и изысканно, но несколько мрачновато. В киносаге шпиону (и исполнявшим его роль актерам) повезло больше: создатели фильма не ограничивали себя, пользуясь всеми преимуществами цветного кинематографа. Кроме безупречно сшитых темных костюмов и белоснежных рубашек, костюмеры одевали агента 007 и в куда более фривольные ансамбли. Особенно вольно Бонд чувствовал себя в 1970-1980 годы, когда его играл Роджер Мур. Например, в одном из фильмов Мур-Бонд щеголяет в летнем голубом костюме с расклешенными по семидесятнической моде брюками, а в другой сцене появляется в смокинге не черного и даже не белого, а кремового (экрю) оттенка.

Шон Коннери примерял в фильмах франшизы, кроме смокинга и костюмов от знаменитого британского портного Энтони Синклера, яркие гавайские рубашки (их любил и сам Флеминг), велюровый спортивный костюм и вопиюще розовый галстук. Это забавно контрастировало с его весьма мужественной фигурой: Синклер кроил костюмы для Коннери по лекалам своей модели Conduit, а тот разрабатывался для широкоплечих офицеров Королевской гвардии.

Костюмы для Роджера Мура были более «плейбойскими»: его обшивал портной Дуглас (Дуг) Хейворд, которому актер оставался верен и после съемок. Когда на экране в образе агента 007 появился Пирс Броснан, портных в подготовке костюмов к фильмам уже сменили модные дома класса люкс: одежду для него поставлял итальянский дом Brioni. Такую одежду носят влиятельнейшие политики.

Тимоти Далтон, снимавшийся в 1987-1989 годах, стал в бондиане олицетворением вольного стиля 1980-х. Над его casual-образами работал дизайнер, одевавший героев сериала «Полиция Майами: отдел нравов». Далтон носил в кадре не только костюмы, но и популярные в те годы футболки-оверсайз и — впервые в фильмах франшизы — кожаную куртку, без которой представить себе моду этого десятилетия невозможно.

Самым «неформальным» Бондом можно, пожалуй, назвать Джорджа Лэзенби, который снялся только в картине «На секретной службе Ее Величества», но запомнился всем поклонникам. Там он щеголял в пижонском лыжном комбинезоне Bogner и совершенно невообразимой в наши дни кружевной манишке в стиле XVIII столетия (потом ее спародировали создатели комедии «Остин Пауэрс: Шпион, который меня соблазнил» о чрезмерно сексуально активном спецагенте).

Это, кстати, довольно характерная деталь: практически все фильмы о Бонде вольно интерпретируют литературный первоисточник, превращая серьезные шпионские детективы в зрелищные, но несколько наивные трюковые боевики с оттенком буффонады. Ситуация изменилась, когда агентом 007 стал Дэниел Крейг. И он сам, прославившийся в роли профессионального боевика-наемника в фильме «Мюнхен», и его герой в франшизе про агента 007 стали грубее и мужественнее. Никакой игривой фривольности у Бонда-Крейга не было даже в романтических сценах, а идеально скроенный гардероб Tom Ford от тренча до белоснежной рубашки полностью соответствовал тому описанию, которое давал одежде своего персонажа Ян Флеминг.

Модно укороченные классические брюки на Крейге сочетались с брутальными, чисто английскими ботинками-монки или дерби Crockett & Jones, а если ему случалось надеть серый костюм, то холодный голубой оттенок рубашки идеально с ним гармонировал, создавая все тот же строгий образ. В свободное время Бонд Крейга носит дизайнерский трикотаж вроде кардигана от Маккуина. Кстати, в последних на сегодняшний день фильмах бондианы их создатели нисколько не жалеют ни самого персонажа, ни его гардероб: после тяжелых погонь и схваток Бонд не выглядит до смешного безупречно одетым, и это только придает фильму достоверности — при всей фантастичности экранных приключений главного героя.

Часы

Джеймсам Бондам до Дэниела Крейга была свойственна немного избыточная игривость, кроме того, они слишком полагались на гаджеты. Поэтому весьма значительное место на экране занимали часы агента 007 — что в них только не прятали, от ультрапрочного тонкого шнура до ленты с текстом. Сам Ян Флеминг был поклонником марки Rolex (конкретно — модель Explorer), поэтому создатели картины «Доктор Ноу» вполне логично решили снабдить Бонда-Коннери именно такими часами.

Однако продакт плейсмент в фильмах в 1960-е годы был далеко не так распространен, как сейчас, да и сама бондиана еще не стала на тот момент кинолегендой, и в Rolex отказались предоставить (и даже продать) часы для съемок — мало ли как это скажется на репутации респектабельного часового производителя? Продюсеру фильма Альберту Р. Брокколи пришлось снять с запястья собственные часы, поэтому на экране Коннери носил не Explorer, а Submariner. Кроме Rolex, в «Докторе Ноу» (а также в «Из России с любовью» и в «Голдфингере») «снялась» сравнительно малоизвестная ныне модель Gruen Precision 510.

Повально охвативший мир в 1960-е ужас перед ядерной войной и радиацией отразился в серии бондианы «Шаровая молния» (1965). На запястье Бонда-Коннери создатели картины надели часы Breitling Top Time, который по сценарию был снабжен счетчиком Гейгера, определяющим уровень радиации.

В 1970-е годы швейцарская индустрия механических часов едва не пошла ко дну из-за сразу ставшей популярной новинки — электронных моделей с индикацией на жидкокристаллических экранах. Естественно, они тут же оказались на запястье уже чрезвычайно популярного киногероя. Их — а именно модель Pulsar марки Hamilton — носит в фильме «Живи и дай умереть» агент 007 в исполнении Роджера Мура. Надо сказать, что параллельно с новинкой он не отказывается и от Rolex.

Электронные часы нравились супершпиону на протяжении 1970-х годов. В «Шпионе, который меня любил» (1977) Мур носит японские Seiko 0674 LC (они по сценарию оснащены устройством приема информации на манер телеграфной ленты, что сейчас выглядит забавным архаизмом). В «Только для твоих глаз» (1981) Джеймс Бонд (все тот же Мур) сменил их на кварцевые Seiko H357 Duo Display с двумя циферблатами — жидкокристаллическим и аналоговым — сказался возврат часовой моды к привычным стрелкам.

Особая история у агента 007 с часами марки Omega: герой носит модель Seamaster этого бренда постоянно с 1995 года. Это один из самых заметных и, вероятно, выгодных контрактов часовой марки с кинофраншизой. Впервые их выбрала художница по костюмам фильма «Золотой глаз» Линди Хемминг, лауреатка премии «Оскар». Она справедливо сочла, что, поскольку Бонду приходится плавать, нырять и опускаться на дно с аквалангом, эта водонепроницаемая дайверская модель идеально ему подойдет. Как правило, в фильмах «снимаются» двое часов Omega. Одни — более массивные — для трюковых сцен и схваток, другие — более элегантные — агент 007 надевает к смокингу или официальному костюму.

Помимо тех часов, которые Бонд носит на экране, бренд выпускает модели для поклонников киносаги. Так, например, в числе прочего была создана лимитированная модель Seamaster Diver “Commander’s Watch” на стропе NATO флага Королевского военно-морского флота Великобритании. Это напоминание о том, что и сам Джеймс Бонд, и его создатель Ян Флеминг в молодые годы служили именно на британском флоте.

Автомобили

Практическим во всех фильмах об агенте 007 присутствует сцена погони, а значит, не обойтись без автомобиля. «Бондмобиль» — это, как правило, спортивный автомобиль, оснащенный средствами нападения и защиты. Зачастую обязательной сценой в фильме является представление агенту 007 автомобиля и его возможностей Q — специалистом по вооружению и оборудованию MИ-6.

В оригинальных новеллах Яна Флемминга, автомобиль обходился без впечатляющего арсенала. Более того, выбор автомобиля подчеркивал природный авантюризм Бонда. Агент 007 ездил на Bentley 4.5 Litre по прозвищу Blower Bentley — по сути это гоночный автомобиль, адаптированный для дорог общего пользования. В конце 1920-х — начале 1930-х годов на Bentley в легендарной гонке 24 часа Ле-Мана выступали так называемые Bentley boys — группа энтузиастов автоспорта, относимых к сливкам общества Британской империи. Они были богаты, принадлежали к уважаемым и даже аристократическим семьям и обожали риск. Бонд, таким образом, являлся их духовным продолжателем, а его машина должна была в том числе напоминать о временах, когда Британская империя была на пике могущества.

Bentley оставался машиной агента 007 на протяжении трех романов пока не был разбит в книге «Лунный гонщик». В фильмах Бонд управлял машиной с крылатой буквой «B» лишь дважды — в фильмах «Из России с любовью» (1963), где Шон Коннери отправляется на Bentley 3.5 Litre Drophead Coupe искупаться, и «Никогда не говори никогда» (1983), где все тот же Коннери совершает небольшую поездку на 4.5 Litre с заказным кузовом кабриолет от ателье Gurney.

В единственной и весьма наивной сцене погони в дебютном фильме об агенте 007 «Доктор Ноу» (1962) Шон Коннери управляет родстером Sunbeam Alpine. Достаточно скромный пусть и спортивный автомобиль от достаточно скромного бренда. Каноническим автомобилем Бонда в кино стал Aston Martin. В разные годы агент 007 управлял моделями DB5, DBS, V8 Vantage Volante, V12 Vanquish, DBS V12 и DB10. Самым известным из них стал DB5, появившийся в восьми фильмах, начиная с третьей ленты об агенте 007 «Голдфингер» (1964).

За рулем машин из Гейдона Бонд оказался благодаря фанату книг Флеминга, который направил писателю письмо с предложением выбрать в качестве машины для секретного агента новенький Aston Martin DB3. Удивительно, но писатель прислушался к письму, и в романе «Голдфингер» 1957 года (седьмом в литературной серии) агент ездил именно на DB3. К моменту экранизации фильма модель безнадежно устарела, поэтому агент пересел на более актуальный DB5. Он, кстати, стал первым автомобилем агента 007, оснащенным спецоборудованием.

Долгие годы дружба Бонда и Aston Martin была искренней и безвозмездной. Машины иногда играли важную роль в фильмах, оказываясь в центре безумной погони, иногда эпизодическую — Джеймс лишь подъезжал на них к новой локации — но спорткары из Гейдона оставались частью образа ведущего роскошную жизнь вечно элегантного суперагента.

В тех случаях, когда приключения забрасывали Бонда в ту или иную страну, он чаще всего оказывался за рулем характерного для нее автомобиля. Как правило этот автомобиль нарочито не подходил агенту 007. Так, Бонду пришлось управлять малолитражками Citroen 2CV во Франции («Только для ваших глаз», 1983) и AMC Hornet в Таиланде («Человек с золотым пистолетом», 1974), ВАЗ-2121 «Нива» в Азербайджане («И целого мира мало», 1999) и Chevrolet Bel Air на Ямайке («Доктор Ноу», 1962).

Иногда именно география определяла главную машину агента 007. Так, в «Бриллиантах навсегда» (1971) по Лас-Вегасу Бонд ездил на Ford Mustang Mach 1, и этой машине досталась главная погоня. Американский кабриолет Mercury Cougar XR7 стал не только машиной девушки Джеймса (американки, само собой), но и самого суперагента в сцене погони в ленте «На секретной службе Ее Величества» (1969).

В XXI веке эпизодические сцены с участием нехарактерных моделей использовались в рекламных целях концернами BMW и Ford. Так, в «Казино Рояль» (2006) Бонд рекламировал Ford Mondeo, а в «Кванте Милосердия» (2008) — Ford Edge и Ka. Причем в случае с Mondeo в Ford пошли на беспрецедентный шаг — внешность машины нового поколения впервые была показана именно в фильме.

Вовсю использовали агента 007 для рекламы и в BMW. Z3 появилась в фильме «Золотой глаз» (1995), 750iL — «Завтра не умрет никогда» (1997), а Z8 — в «И целого мира мало» (1999). И если Z8 и 7-я серия были автомобильными протагонистами, то Z3 появилась в коротком эпизоде. Причем модель снималась в фильме еще до официального дебюта, а на Женевском автосалоне, где состоялась премьера Z3, покрывало с нее сорвали сразу на двух стендах — BMW и посвященного «Золотому глазу» (1995), где рядом с баварским родстером стояли другие машины-киногерои — Ferrari F355 Spider и Aston Martin DB5.

После короткого (и платного) романа с BMW Бонд вновь вернулся к Aston Martin в фильме «Умри, но не сейчас» (2002). Случилось это благодаря деньгам семьи Форд, которая тогда владела британской маркой. Лента стала настоящим рекламным фестивалем Ford Motor Company. В фильме снимались машины, кажется, всех брендов компании: главный злодей ездил на Jaguar XKR и Range Rover, а девушка Бонда — на Ford Thunderbird, даже лед Бонд пилил на фоне припаркованной Volvo.

Впрочем, Aston Martin остался с агентом 007 и после продажи марки американцами на фоне экономического кризиса 2008 года. В Гейдоне логично посчитали, что бондиана, как и гонка 24 часа Ле Мана — часть ДНК бренда, поэтому у других марок есть лишь шанс на второстепенные роли. Например, в последнем на данный момент фильме «Спектр» (2015) злодей ездит на Jaguar, а сам Бонд участвует в погоне на Land Rover.

Выигрывают от такого сотрудничества и режиссеры, которые могут использовать машины Aston Martin в своих целях. Так, в том же «Спектре», уходя на пенсию, Джеймс забирает с собой любимый DB5. Для образа Бонда машины из Гейдона столь же важны, как для них — статус «Бондмобиля». Кажется, что, даже если у англичан закончатся спонсорские деньги, без Aston Martin в бондиане не обойтись.

Мебель

Поскольку агент 007 — изыскан, моден и вхож в самые недоступные места на планете, нет ничего удивительного в его регулярном посещении частных вилл, офисов миллионеров, казино, где за минуту спускают тысячи долларов, уединенных замков на островах и тому подобных мест. В этих интерьерах декораторы бондианы размещали самые известные дизайнерские объекты своего времени.

Так, в фильме «Бриллианты навсегда» появляется один из самых популярных дизайн-объектов начала 1970-х — антропоморфное кресло UP5_6 (1969) с «привязанным» к нему пуфом. Создатель этого предмета дизайнер Гаэтано Пеше сравнивал его с гирей, привязанной к ноге заключенной-женщины с пышными формами. Но в бондиане таких параллелей не проводили — кресло просто было ярким и заметным.

В фильме «На секретной службе Ее Величества» (1969) зритель может отлично рассмотреть лампу Fun Shell с гигантскими «пайетками» от дизайнера Вернера Пантона. Этот же знаменитый мэтр создал и «проволочный» стул из картины «Шпион, который меня любил» (1977). Первоначально он был разработан для ресторана Varna. Сейчас эту ретрофутуристическую модель из коллекции Pantonova снова производит датская компания Montana.

Кожаные вращающиеся кресла G Plan 6250 с высокой спинкой — лаконичной аллюзией на английские каминные кресла — появляются в фильмах «Голдфингер» (1963) и «Живешь только дважды» (1967). В гораздо более позднем «Спектре» (2015) декораторы обставили тайный зал для совещаний псевдостаринными дубовыми креслами ручной работы Greenwich Early English марки Tudor Oak. В «Кванте милосердия» (2008) фигурируют кресла и стол Platner марки Knoll, которые по ходу действия безжалостно швыряют и ломают.

Наконец, в фильмах бондианы фигурируют еще три знаковых и моментально узнаваемых предмета дизайна: кресло с оттоманкой Lounge Chair Чарлза и Рей Имзов (в фильмах «И целого мира мало» (1999), «Умри, но не сейчас» (2002) и «Казино "Рояль"»(2006)), стеганое кресло Barcelona (тоже в «Казино "Рояль"») и настольная лампа Tolomeo Basculante Tavolo марки Artemide («007: Координаты "Cкайфолл"» (2012). Мало того: на горнолыжном курорте Зельден в бетонном бункерном здании не так давно открылся 007 Elements — музей Бонда, истинное воплощение его стиля во всех проявлениях и деталях, включая интерьерные.

В завершение рассказа о стиле Джеймса Бонда остается надеяться, что его отпуск на Ямайке не затянется и он вскоре вернется к своим поклонникам, чтобы продемонстрировать и новые модные вещи, и роскошные авто.