Путешествия
«Раскрепощенные женщины переодеваются прямо на улице»
Еще один курорт заманивает россиян системой «все включено». На этот раз — китайский Хайнань

Юго-Восточная Азия давно стала излюбленным местом отдыха российских туристов: экзотические развлечения, неизведанная культура, буддистское просветление и, конечно, белоснежные пляжи. Не смущают ни десятичасовой перелет, ни жаркий климат, ни острая еда, а все местные кажутся добродушными простаками. Однако азиатские страны скрывают множество сюрпризов, которые могут шокировать обывателя с русской душой. Корреспондентка «Ленты.ру» отправилась раскрывать тайны набирающего все большую популярность у соотечественников китайского острова Хайнань.

Встреча с богиней

Со стороны моря за жизнью острова наблюдает 108-метровая белоснежная женщина с тремя головами. Она — первое, что видят туристы, когда их самолет готовится к посадке в аэропорту города Санья. Со всей страны верующие съезжаются на поклон в центр буддизма Наньшань к своей покровительнице — богине Гуаньинь. У подола ее металлического одеяния разворачивается сложный ритуал: люди зажигают свечи, зажимают их в ладонях, замысловато сложенных в форме сердца, загадывают желания, а затем бросаются на колени и бьют челом о брусчатку. Недоумевающие же туристы, представляющие другие религии, стараются повторить действо из любопытства (а вдруг сработает?) или просто делают селфи на фоне гиганта.

Затем для закрепления эффекта, паломники отстаивают длинную очередь и поднимаются на несколько этажей выше — к самым пяткам Гуаньинь. Чтобы желание точно сбылось, они целуют каждый палец на трех парах ее стоп. Вокруг богини совершается своеобразный крестный ход: ведь поцеловать пальцы нужно ровно три раза. К богине, которая на самом деле является мужчиной, «но заботится как мать», можно обращаться исключительно по высоконравственным вопросам. Обычно ее просят о здоровье для своих близких или в крайнем случае о любви. Просить о материальном благополучии считается зазорным.

Власти Китая всячески заботятся о сохранении семейных ценностей. Как рассказывают местные, если молодой человек долгое время не посещает своих родителей, они имеют право позвонить по телефону доверия и потребовать, чтобы отпрыска на несколько дней освободили от работы, и он совершенно легально мог провести время с семьей. В свою очередь родственники делают все возможное, чтобы их дети как можно скорее переселились в собственную квартиру и начали самостоятельную жизнь. В среднем в возрасте 27 лет молодая пара уже переезжает в отдельное жилье. И неважно, что оплачивают его подчас из шести разных кошельков.

Итак, пообщавшись с Гуаньинь, со слезами на глазах и умиротворением в сердце китайцы спускаются в храм, стены которого испещрены ячейками. В них стоят небольшие позолоченные копии богини. Как говорят истинные буддисты, такую копию нельзя купить, ее нужно «пригласить». Ну а мы отправились «приглашать» китайские деликатесы и исследовать потрясающе красивое побережье города Санья.

«Все включено» включено

Проезжая вдоль моря, понимаешь, почему курорты Хайнаня с каждым годом привлекают все больше отдыхающих. Температура воздуха здесь круглый год держится на уровне 30 градусов, а температура воды Южно-Китайского моря никогда не опускается ниже 23 градусов. Добавьте к этому километры белоснежного побережья, тропические джунгли, экзотическими фрукты и, главное, отсутствие визовых преград — и получите новый Таиланд. Кроме того, гостям здесь предоставляют широкий выбор вариантов размещения: каждый год на острове открывается не меньше ста новых отелей.

Состоятельные искатели ярких эмоций могут поселиться в семизвездочном отеле Atlantis Sanya. Окна спальни самого дорогого номера гостиницы выходят на настоящий океанариум, откуда на постояльцев круглые сутки глазеют акулы, скаты и прочие морские гады. Цена вопроса — полмиллиона рублей за ночь. Тех, кому достаточно обычного вида на море, на которое, кстати, выходят балконы практически всех отелей Саньи, ожидает множество других гостиниц: как от местного производителя, например, China Seaside Resort, так и от крупных международных сетей вроде Sheraton. Так, например, у туристической компании Tez Tour — крупнейшего оператора, предлагающего путешествия по этому направлению, — минимальная стоимость недельного тура на осенне-зимние даты с вылетом из Москвы и проживанием в четырехзвездочном отеле стартует от 24,2 тысячи рублей.

Сейчас 90 процентов туристов на Хайнане — китайцы, однако почти все оставшиеся 10 — наши соотечественники. И чтобы россиян стало еще больше, власти Саньи приготовили сюрприз, разработанный совместно с Tez Tour и авиакомпанией iFly. Как сообщил «Ленте.ру» президент совета директоров международного туристического сервиса города Ван Дон Чин, в скором времени здесь заработает система «все включено». Поскольку китайцы еще не совсем обучены, каким образом следует обслуживать таких клиентов, они обратились за помощью к знатокам — экспертам из турецкой Антальи. Теперь отели набираются необходимого опыта, чтобы с 2020 года начать осваивать любимый формат отдыха россиян.

Life in plastic

Недалеко от города Санья расположена самая длинная в Китае канатная дорога. Преодолев расстояние в 2138 метров в открытой кабине со скоростью шесть километров в час, мы оказались на острове Обезьян. Они носятся по лианам, путаются под ногами, скандалят, играют, воруют, рожают детей — в общем, живут нормальной человеческой жизнью. Иногда допущенные на остров люди их раздражают. Макак бесят яркие цвета одежды туристов, а еще больше — неотданные им сладости. За это преступление можно схлопотать укус, который нужно немедленно обезвредить уколом от бешенства.

Некоторых макак решили одомашнить. В специальных павильонах устраиваются короткие цирковые представления с участием животных. Во время одного из них, чтобы потешить зрителей, макака отвергает все вещи зеленого цвета. Она примеряет красные, желтые, фиолетовые шляпы, но как огня боится зеленых. Сначала мы не понимали, почему китайцы смеются над этим до колик, но, пообщавшись с ними, узнали смысл шутки.

Человек в зеленой шляпе в Китае — аналог нашего рогоносца. Подарить знакомому такой головной убор означает намекнуть на измену его супруга или супруги. Зеленый, по мнению китайцев, цвет свежести — то есть влюбленности и свежих отношений. По этой же причине человека, чья вторая половина имеет любовника, называют черепахой.

У меня сложилось впечатление, что любовь к ярким цветам, символике и детским развлечениям каким-то неведомым образом заложена у китайцев генетически. По приезде в эту страну кажется, что ты попал в мультфильм или компьютерную игру. Все вокруг слишком яркое, поразительно безвкусное и пластиковое. Пока весь мир разворачивает кампании по борьбе с этим химическим материалом, китайцы суют его даже туда, где он совершенно не к месту. В каждом природном заказнике вы непременно наткнетесь на замызганных пластмассовых Пикачу и Хеллоу Китти, в каждом парке вас ждет пластиковая детская площадка. И не стоит удивляться, если на ней резвятся взрослые люди.

Нечто похожее поджидало нас еще в одном популярном туристическом объекте высшего класса, расположенном на юге острова. Высший класс, кстати, вместо пяти звезд на Хайнане обозначает кричащее «AAAAA». Кричат и в тропическом лесу Янода, незатейливое название которого переводится как «дружеское приветствие».

Дружелюбие тебе демонстрируют в лоб прямо на входе. Выстроившиеся в шеренгу пионеры с красными галстуками на шее целый день приветствуют туристов возгласом: «Янода-а-а!» и отдают честь жестом, который во всем мире означает победу. Через несколько метров от них сидят музыканты в национальных костюмах и исполняют на бамбуковых инструментах практически национальные «Подмосковные вечера» и «Три танкиста».

Однако, помимо коммунистических фокусов, в заповеднике действительно есть на что подивиться. Главное чудо, которое манит сюда тысячи туристов, — это гигантский стеклянный мост. Прогулка по мосту в выдаваемых на входе многоразовых бахилах — мероприятие не для слабонервных. Конструкция длиной 365 метров расположена на высоте 400 метров над уровнем моря. Мало того, что у тебя под ногами пропасть в джунгли, так еще и каждый твой шаг сопровождается звуковым и визуальным эффектом трескающегося стекла. Однако многим туристам все ни по чем: они подходят к самому краю моста, откуда открывается вид на всю Санью, и ложатся на спину — селфи получаются драматическими.

«Вибирай раковину!»

Но для тех, кого в путешествии тянет прикоснуться к истинному Китаю по-настоящему, есть особые, неочевидные маршруты. Например, стоит посетить рыбацкую деревню Таньдзя, которая расположена в проливе, отделяющим Хайнань от острова Обезьян. Чтобы туда добраться, вместо фуникулера на обратном пути лучше воспользоваться катером, который провезет вас по паре деревенских «улиц». Таньдзя — явление исключительное. Поселение целиком построено на воде: деревянные балки брошены прямо в море и закреплены между собой в виде решетки. Поверх этого хрупкого каркаса из дерева и металлических листов построены лачуги, в которых и живут люди.

Существование 700 семей или 3,5 тысячи человек напоминает кадры фильма «Водный мир», герои которого приспособились к жизни на земле, полностью затопленной водами растаявших полярных снегов. Босые жители Таньдзя передвигаются прыжками с балки на балку, питаются тем, что выловят в море, непонятно как стирают белье и неизвестно чему учат своих детей. Но бескорыстную любовь к партии они впитывают с пеленок — даже здесь практически над каждой хижиной реет алый флаг.

В сети китайских рыбаков попадается не только морская живность, но и раковины, в которых запечатаны жемчужины. Украшениями из жемчуга на Хайнане торгуют на каждом шагу. Конечно, львиная доля из них — подделки или совсем низкопробные жемчужины. Любителям жемчужных ожерелий лучше поискать их в специализированных магазинах, адреса которых указаны в каждом путеводителе. Ну а мы, особо не претендуя на такую роскошь, отправились на ночной рынок Дадунхай — разведать, что творится в общественных местах острова после заката солнца.

Здесь нас ждали всевозможные диковинки непревзойденного китайского качества. С чайной палаткой «У Сергея» соседствовал киоск, где торговали все теми же пластиковыми Пикачу. Уличные художники выписывали иероглифы на бумаге или телах туристов и объясняли их глубокое философское значение на кривом русско-английском. Вешалки с пестрыми платьями, в которые раскрепощенные китаянки переодевались прямо на улице, обдавал едкий запах сои и чеснока из лавки стрит-фуда. В этой кутерьме, через спины толпящейся молодежи, мы и заприметили сверкающие бусины.

На одной половине стола громоздились три корзины с рассортированными по размеру раковинами. Над ними — три ценника: 30, 60 и 100 юаней (100 юаней равны примерно 900 рублям). На другой разложены аккуратные ряды идеальных перламутровых жемчужин. Разодетые в кружева и брендовую одежду китайские девушки примеряли все самое дорогое, а их женихи размахивали кредитками.

— Выбирай раковину!
— Нет, спасибо, мы только посмотреть пришли.
— Да выбирай, говорю!

Я ткнула в первую попавшуюся на глаза раковину за 60 юаней, ведь на вид они все одинаковые. Одним движением руки торговец расколол панцирь и высыпал мне на ладонь три маленьких, но удивительно красивых шарика нежно-сиреневого цвета. Мы, естественно, решили, что китаец использовал этот трюк, чтобы заставить нас купить свой товар.

— Сколько с меня? — спросила я в растерянности.
— До свидания! — улыбнулся китаец и помахал на прощание.

Так этот добрый китаец подарил нам настоящий жемчуг. По привычке показав ему два пальца и крикнув «янода-а-а», мы поспешили дальше, вглубь ночного рынка. В результате часового скитания мы разжились тяжеленными мраморными браслетами, комплектом накладных ногтей с китайским флагом, горстью поддельных старинных монет, бусами из раковин и, конечно, из пластика. Все это представляло сомнительную ценность. Но это все нам отдали совершенно бесплатно.

Материал подготовлен при поддержке туроператора Tez Tour.