Россия

«Я из тех, кто не сдается». Удивительные истории россиян, изменивших жизнь с помощью бега

В начале лета, 5 июня, стартует «Зеленый марафон», который с 2012 года ежегодно проводит Сбер. В этом году он станет самым массовым в истории: в нем участвуют более 180 тысяч бегунов в 180 городах России. «Лента.ру» рассказывает о судьбах людей, преодолевших дистанцию 42 километра 195 метров, об истории гибели и возрождения марафонского движения в нашей стране. Спецкор редакции Сергей Лютых поговорил с легендарными спортсменами, тренерами, врачами и обычными бегунами, среди которых есть и ветераны спецназа, и звезды шоу-бизнеса, желающие испытать себя.

«Бешеный марафонец»

Марафон, наряду с альпинизмом, яхтингом и туризмом вообще, — это не столько спорт, сколько приключение, поэтому у каждого марафонца есть своя занимательная история о том, как он или она решились, долго и упорно готовились, а затем стартовали, бежали и боролись с собой на последних километрах.

Эти истории сами по себе бывают интереснее сообщений о новых рекордах кенийских бегунов и упорной борьбе лидеров за победу. Любительский марафон, как и альпинизм, не называют «любительским» со снисхождением или пренебрежением, ведь за этими словами стоят загорелые от многодневных и многочасовых изнуряющих тренировок, доводящие себя до пределов возможного люди.

Но и среди марафонцев есть свои уникумы, такие как Андрей Чирков, которого прозвали «бешеным марафонцем». Его путь к первому старту вообще-то начался с пьянки.

51
год
был Андрею Чиркову, когда он решил заняться марафонским бегом

Однажды Чирков, заместитель главного конструктора завода «Станкоагрегат», вместе с представителями крупной международной компании отмечал успешное завершение работы над документацией к автоматическим линиям для производства новых двигателей к машинам «Москвич».

Застолье с изрядным количеством водки проходило в одном из столичных ресторанов, и все уже были изрядно навеселе, когда ведущий инженер проекта, британец Кисс Вернон рассказал, что много раз бегал марафоны в разных странах, а теперь планирует выйти на Московский международный марафон мира (ММММ), даже если ради этого ему придется специально прилететь в Москву из Лондона.

Чирков, который выступал в этой тусовке еще и в роли переводчика, перевел речь Вернона на русский. В ресторане воцарилась тишина: все были под впечатлением от сказанного.

Тут Чирков будто бы со стороны с изумлением услышал собственный пьяный голос: «И я с тобой, Кисс! Куда ты без меня? Ты даже русского языка не знаешь! Вдруг тебе что-то понадобится...»

Андрей повторил сказанное по-русски для коллег, но большинство из них лишь посмеялись. До марафона в Москве оставалось 100 дней, а Чирков спортом никогда толком не занимался, так как все время пропадал на работе, а в юности занимался наукой, даже стал кандидатом технических наук.

Но Андрея, видимо, задел этот смех, и на следующее утро он в состоянии жуткого похмелья вышел на первую тренировку.

Никакого плана у Андрея не было, но ему повезло: на этой первой пробежке его нагнала группа бодрых седовласых бегунов.

Они дали ему несколько дельных советов, а один из них, Виталий Грудцын, дал потом книгу Скипа Брауна и Джона Грэхема «Цель — 42», изданную еще в 1979 году. Оттуда Чирков и взял всю теорию о подготовке к марафону.

Но это было потом, а сперва Андрей просто бегал каждый день, сколько мог. Через месяц тренировок он впервые пробежал 24 километра, а почти за две недели до марафона одолел 42 километра за 4 часа 45 минут.

6 июля 1991 года Чирков и еще примерно 10 тысяч человек вышли на старт ММММ.

«Меня предупреждали, чтобы я не поддавался общему азарту, но я все-таки не устоял и взял слишком быстрый темп, — вспоминает марафонец. — В итоге за пять километров до финиша я остановился и лег на обочине, задрав ноги вверх. Продолжать забег было очень тяжело, но я взял себя в руки и поплелся вперед. Но на 41-м километре стало совсем невыносимо, и я почти сошел с дистанции. Помог старейший член бегового клуба "Букетик" Борис Антоновский, который взбодрил меня, и мы вместе двинулись дальше, до самой финишной черты».

После финиша Чирков едва не потерял сознание. Его подхватили медики, дали нашатыря и уложили под капельницу в медпункте. Но на груди у Андрея была заветная медаль, которая полагается всем участникам, добравшимся до финиша в нормативное время (для марафона это шесть часов).

«Я теперь понимаю, что первый марафон я смог пройти скорее не из-за ежедневных тренировок, а из-за тех нескольких дней, когда я их пропустил. Бегуну отдых нужен не меньше, чем нагрузка, иначе можно себя загнать», — объяснил марафонец.

Чирков, кстати, тогда вложился в 3:59 минут — это очень редкий и достаточно хороший результат, в особенности для тех, кто бежит марафон впервые в жизни. А утром вновь вышел на пробежку, хотя в интернете полно мемов о «следующем дне после марафона», когда люди пытаются спускаться по лестнице, не сгибая ног, или не могут встать без помощи рук.

Андрей Чирков говорит, что после первого марафона у человека открываются небывалые прежде возможности изменить к лучшему всю свою жизнь, включая профессиональную и семейную. Речь о внутренних возможностях, хотя и способность пробежать, не вспотев, с одной встречи на другую в условиях цейтнота может выручить погрязшего в ежедневных заботах человека

А Кисс Вернон на тот марафон приехать не смог. Чирков пробежался вместе с британцем только на следующем ММММ год спустя, а затем Андрей решил отправиться с ответным беговым визитом в Англию, чтобы пройти вместе с Верноном Лондонский марафон.

Только здесь он уже столкнулся с другим барьером, не связанным с его физической подготовкой. В начале 90-х любительское беговое движение на Западе было развито куда лучше, и все слоты, то есть места участников марафона, к приезду Чиркова были уже заняты.

Андрею пришлось долго упрашивать директора Лондонского марафона, рассказывая о том, как он четверть века был председателем общества «СССР — Великобритания» на станкостроительном заводе, и о своем нынешнем вкладе в развитие международных бизнес-контактов.

Директор сдался и разрешил Чиркову участвовать, но требовалось уплатить взнос — сумму, эквивалентную 80 долларам США.

«Я сказал ему, что это моя трехмесячная зарплата», — вспоминает бегун.
Но англичанин припомнил Чиркову его аргументы о развитии международных проектов и сказал: «Не жадничайте, ведь вы, должно быть, миллионер!»

И Андрей заплатил, понимая, что теперь его ждет нелегкое время. Однако, узнав об этом, Кисс Вернон кинул клич, и его английские коллеги-инженеры собрали для Чиркова 240 фунтов стерлингов.

Вернуть их не было никакой возможности, и Андрей вернулся в Москву не только с медалью Лондонского марафона, но и с суммой, превышающей его годовой оклад.

Это было лишь началом беговых и околобеговых приключений Андрея Чиркова. Теперь ему 81 год, и он пробежал почти две сотни марафонов на всех континентах мира, включая Антарктиду, а еще — на Северном Полюсе.

Годами он бегал фактически по марафону в месяц, а то и чаще. Потом Чирков стал участвовать в забегах по лестницам на высотные здания.

Для окружающих, включая других бегунов, Андрей стал кем-то наподобие Супермена — героем со сверхспособностями. Чирков приобрел мировую известность.

Но пять лет назад во время тренировки этот супермен так повредил колено, что пришлось протезировать сустав.

Чиркову было очень больно и трудно, но он пытался двигаться, хотя бы ползком, практически сразу после операции. А потом заново учился ходить и уже через полгода вновь пробежал марафон.

Правда, теперь он уже не бегает их так часто, как раньше. У протеза есть свой срок службы, и пыл бегуну пришлось поумерить.

Но Андрей Чирков не унывает, так как его приключений уже хватило на несколько книг. Теперь бегун увлекся декламацией стихов на русском и английском языках. А еще много лет сам проводит марафоны для таких же, как он, пожилых спортсменов. Среди них есть даже люди с электрокардиостимуляторами.

Лекарство для ветерана

Многие люди приходят в марафонское движение, пройдя огонь и воду, чтобы начать новую жизнь, когда продолжать старую больше просто невозможно.

Ветеран чеченских войн, офицер спецназа Андрей Балашов совершенно терялся в обычной мирной жизни, возвращаясь из служебных командировок в Москву.

Командиры не могли с этим мириться и собирались уволить Балашова на гражданку, но врач отряда, марафонец Алексей Борисов, уговорил их дать время офицеру и вплотную занялся его реабилитацией.

Балашов завязал с алкоголем и стал регулярно бегать, но по-прежнему проводил все время на территории отряда. Единственное, что привлекало его внимание в городе, — марафонский забег по Измайловскому лесу, называвшийся «Белочка».

Он долго и упорно готовился к этому соревнованию, а потом на дистанции познакомился с девушкой, которая вскоре стала его женой.

Правда, не обошлось потом и без перегибов в ЗОЖ. Балашов даже на некоторое время стал сыроедом, то есть перестал есть любые продукты, подвергавшиеся тепловой обработке.

«Те преграды, которые прежде казались непреодолимыми, рушились путем даже не сложного, а именно упорного труда, то есть когда каждый день делаешь какое-то тупое и небольшое дело», — говорит спецназовец.

«Смирились, что сын у нас не бегун»

Балашов и его жена надеялись втянуть в беговое движение и сына Кирилла, но так, чтобы это происходило не из-под палки. В итоге даже решили вовсе его в этом отношении не трогать.

И действительно, парня марафон нисколько не привлекал, как и рассказы родителей о прекрасном забеге в Измайловском лесу, на котором они познакомились. И показать «Белочку» ему уже было нельзя: мероприятие прекратило свое существование, как многие спортивные мероприятия. Марафонское движение в конце нулевых в России вообще сходило на нет, о чем подробнее будет рассказано в следующем материале «Ленты.ру».

Офицер был рад, что кому-то удалось заново привлечь внимание людей к беговому движению с помощью новых технологичных инструментов. А потом, разговаривая с сыном, выяснил, что Зеленый марафон привлек его не как спортивное мероприятие, а как связанное с борьбой за экологию: можно поучаствовать в посадке деревьев, уборке территории.

«За каждый километр, который любой человек пробежит 5 июня, отслеживая тренировку с помощь приложения, Сбер потратит рубль на экологию», — говорит юный экоактивист.

Балашов-старший понимает, что тема глобального потепления и загрязнения природы волнует Кирилла и его сверстников больше, чем спорт и личное физическое развитие. Он уже с этим смирился.

«Эти ребята, конечно, не такие как мы, их родители, но в итоге он тренируется, и мы с женой тоже постараемся выйти вместе с ним на этот марафон, хоть и не планировали», — заключил спецназовец.

180 000
человек
Столько участников планируют собрать 5 июня 2021 года организаторы Зеленого марафона в 180 городах России. За все годы проведения марафона на «зеленых» стартах побывало более миллиона человек

Возможно, многим покажется преувеличением, что беговой марафон можно сравнить с восхождением на снежную вершину, в особенности после рассказа о том, как Андрей Чирков пробежал 42 километра спустя полгода после операции на коленном суставе. А спецназовец Андрей Балашов, казалось бы, и вовсе не должен был испытывать трудностей в подготовке к такому забегу, ведь в силовых подразделениях бывают и не такие испытания.

На самом же деле даже среди спецназовцев всех мастей, как в России, так и за рубежом, совсем немного людей, способных преодолеть марафонскую дистанцию, а те, кто на такое решается, признаются, что это ни с чем не сравнимое испытание.

«У меня болело все, включая зубы и волосы»

Эдуард Титов известен в беговом сообществе как последний председатель легендарного клуба «Мир» и член команды организаторов Московского марафона. Однако в ряды марафонцев он влился только в 2010-х годах, а прежде практически всю жизнь служил в спецназе ФСИН.

В 1999 году Титов участвовал в штурме Грозного. Были и другие опасные командировки, а в перерывах между ними — изнурительные марш-броски, состязания по рукопашному бою и многое другое.

Бег для Эдуарда был способом тренировать выносливость перед спортивными поединками, но девять лет назад он решил пойти дальше — выйти на 10 километров, потом на полумарафон, то есть 21 километр, а затем и на марафон.

Первые свои 42 километра Титов запомнил на всю жизнь.

«25 километров пробежал легко, но дальше кончились и задор, и энтузиазм, появилась мысль сойти с дистанции — встретился со стеной (на марафонском жаргоне так называется момент, когда человек внезапно теряет и силы, и всякое желание продолжать забег — прим. «Ленты.ру»). Нельзя даже выразить и объяснить, что это за ощущение, но это далеко не та усталость, с которой мы все сталкиваемся после трудного дня или даже после тренировок. Здесь организм говорит тебе: все, ни шагу вперед! — рассказал он «Ленте.ру». — У меня болело все, включая зубы и волосы».

А на 40-м километре у Эдуарда свело обе ноги, чего с ним никогда раньше не происходило. Двигаться было практически невозможно, но Титов решил, что доберется до финиша, даже если придется ползти.

На следующий день у Эдуарда появилось ощущение, что он порвал все мышцы, включая те, что на руках. У него и прежде было много разных тяжелых марш-бросков и соревнований, поломанных ребер и пальцев, но впервые у него болело все — от макушки до пяток, так что он даже не мог надеть носки.

Титов признает, что решился, подготовился и успешно пробежал свой первый марафон только благодаря тренировкам в беговом клубе «Мир», руководителем которого он со временем стал, потому что поддержка сообщества единомышленников и опытных марафонцев очень важна, особенно для начинающих бегунов.

«Мир» еще с 80-х годов ежегодно проводил марафоны в Парке Горького. Одной из особенностей этого мероприятия была чрезвычайная дотошность организаторов при промере дистанции.

«Они делали это 50-метровой рулеткой: отмеряли ею все 42 километра 195 метров», — отмечает собеседник «Ленты.ру».

Несколько лет назад клуб фактически прекратил свое существование, и Титов среди тех, кто борется за его возрождение.

Зеленый марафон стал своеобразным преемником «Мира». Он тоже проводится в начале сезона, а в промере его дистанции участвовал «мировец» Эдуард Титов, хотя здесь он выступал скорее как член команды организаторов Московского марафона, которые помогали создавать Зеленый марафон.

Вообще, в беговом сообществе все так или иначе связаны. В отличие от других спортивных дисциплин, здесь мало конфликтов между участниками и разными группами организаторов, потому как в марафоне никто не ставит подножки соперникам, чтобы победить.

Зеленый марафон проводится одновременно во многих городах страны, и география эта постоянно растет. В этом году охвачено уже 180 городов. На этом мероприятии предлагается большой выбор дистанций

Да, для кого-то Зеленый марафон, как для Кирилла Балашова, станет первым шагом в подготовке к первому марафону или одной из контрольных точек в сезоне.

Так, Роман Китайцев из Калининграда приходил на прошлый «зеленый» старт только как зритель, чтобы поддержать знакомых. Петербуржец Дмитрий Макеев тоже участвует в Зеленом марафоне, но побежит не в родном городе, а в Иркутске.

«Чувствую, что в этом году забег будет особенным — на фоне пандемии. Сейчас людям нужны такого рода акции», — объяснил Макеев «Ленте.ру».

Зеленый марафон. Старт 5 июня