Россия

«Люди рванули на улицы» История российских бегунов, которые пережили развал СССР и лихие 90-е, но не сдались

Мировая история бега на дальние дистанции напоминает остросюжетный роман о борьбе за права и свободу. В ней было все — и скандалы, и стычки с полицией, и душераздирающие рассказы о жизни бегунов. История бега в России — не исключение. Она напрямую связана с тяжелыми испытаниями последних десятилетий, от развала Союза до лихих 90-х. Были моменты, когда казалось, что марафонское движение вот-вот исчезнет, но все изменило последнее десятилетие. Бег внезапно захватил умы миллионов россиян всех возрастов, объединил семьи и поколения по всей стране. Марафоны теперь проходят все чаще и привлекают все больше внимания. Так, в субботу, 5 июня, в 180 городах России стартует Зеленый марафон, который с 2012 года ежегодно проводит Сбер. Кто и как сделал бег сверхпопулярным? Ответ искал специальный корреспондент «Ленты.ру» Сергей Лютых.

Уличный дресс-код

Бегущий трусцой по улице человек стал привычной частью городской жизни. Однако еще полвека назад подобное поведение считалось неприличным даже в США и Западной Европе.

Во-первых, из-за внешнего вида: ношение маек и шорт вне пляжей и стадионов порой рассматривалось как мелкое хулиганство.

Во-вторых, бегущий вызывал подозрение у полицейских. Кое-где такое предубеждение сохраняется до сих пор — даже в России.

«Я бегал в соседнем поселке. Там есть шлагбаум, ограничивающий движение автомобилей, но для пешеходов проход свободный, но за мной почему-то стали гоняться охранники, ну, то есть махать руками, когда я мимо них пробегал, — рассказал о своем опыте знаменитый юморист и ведущий Андрей Бочаров. — Я ничего не нарушал и не хотел прерывать тренировки. Думал, если сильно захотят — догонят и остановят».

По его словам, это продолжалось около двух недель, а потом Бочаров все же решил пожалеть этих людей и остановился спросить, что им от него нужно.

— Тут нельзя бегать! — заявили охранники.

— Почему? Тут есть тротуар. Где можно ходить, там можно и бегать, — ответил бегун.

— Наш начальник бегать запретил.

Бочаров пошел к этому начальнику, чтобы объясниться. Оказалось, что начальник — бывший военный. Он пожаловался:

Много проблем возникало и у женщин, увлеченных бегом. Многие годы им во всем мире официально запрещалось участвовать в забегах на дистанциях свыше 800 метров, а женский марафон в программу Олимпийских игр был включен лишь в 1984 году и только после колоссальных усилий со стороны активисток.

Из-за этих запретов оправдывать свои тренировки в общественных местах женщинам было труднее, а некоторые прохожие даже пытались останавливать их силой.

42 195
метров 
дистанция марафонского забега

Сердцем уличного бега всегда был марафон, потому как исторически это была дорога от поля боя в Марафоне до Афин, которую, по легенде, еще в 490 году до нашей эры преодолел без остановок воин-гонец Фидиппид, чтобы принести афинянам новость о победе греков над персами. В 1896 году забег по тому же маршруту стал одной из главных дисциплин и символов первых Олимпийских игр в Афинах и в последующих Олимпиадах.

Зафиксировали дистанцию марафонского забега только в 1921 году — 42 километра 195 метров. За эталон было взято расстояние, которое разметили организаторы марафона в рамках Олимпийских игр 1908 года в Лондоне — для того, чтобы членам королевской семьи было удобнее наблюдать за финишем из Виндзорского замка.

Именно с развитием олимпийского движения в некоторых городах Америки и Европы появились свои марафоны. Старейшим стал Бостонский марафон, который с 1897 года проводится ежегодно по сей день.

Из-за связи ли с древнегреческой легендой, герой которой скончался на финише в Афинах, или по какой-то другой причине, но марафон на долгие годы стал символом долгих и мучительных испытаний, на которые решаются только чокнутые.

В беге на длинные дистанции раньше не усматривали ничего полезного для здоровья. Знаменитый марафонец Андрей Чирков помнит, как ему говорили, что бег намного сокращает жизнь, так как у человеческого сердца якобы есть ресурс по числу сокращений, который следует беречь.

Беговая революция

Все изменилось в конце 60-х — начале 70-х годов, причем не только в США и Европе, но и в СССР.

В 1967 году Катрин Швитцер стала первой женщиной, официально пробежавшей марафон в Бостоне. Оказалось, организаторы полагали, что Швитцер — мужчина, так как при регистрации бегунья указала только фамилию и инициалы.

Ее пытались остановить, но Катрин бежала в сопровождении тренера и бойфренда, которые отогнали разъяренного организатора.

В 1970-м Фред Лебоу провел первый Нью-Йоркский марафон, убедив кучку спортсменов-любителей из Бронкса пробежать у всех на виду в Центральном парке.

А во Франции тем временем группа бегунов — борцов за свободу и равенство — объединилась вокруг редакции журнала Spiridon, названного в честь грека, ставшего победителем первого марафона в 1896 году.

Издание рассказывало о женщинах-бегуньях, конфликтовало с французскими спортивными чиновниками, организовывало собственные забеги, отличавшиеся особой свободой и открытостью.

В СССР тоже стали оформляться клубы любителей бега, такие как «Парсек», существующий с 1972 года до сих пор, и «Мир».

Бегали советские люди в парках. И среди них были свои чокнутые марафонцы, которых блюстители порядка не трогали.

Одним из наиболее авторитетных стал клуб любителей бега «Мир».

«Была группа энтузиастов — закоренелых зожников из числа ученых, академиков и военных офицеров, живших и работавших неподалеку от Парка Горького. До поры до времени они просто бегали по парку, а затем решили оформиться в клуб, чтобы получить какой-то кров над головой», — говорит последний председатель «Мира» Эдуард Титов.

«Миру» выделили сырой, заставленный всяким хламом подвал в здании администрации парка возле Крымского моста. Бегуны навели там порядок, обустроили раздевалки, душевые, комнату отдыха и так далее.

Когда все это было сделано, по словам Титова, в клуб сразу же повалил народ. «На тренировки по 500 человек приходили», — вспоминает он.

Костяк клуба жив до сих пор, хотя многие разъехались по миру после развала СССР.

Истории марафонского движения в Штатах и СССР, конечно, совсем не совпадают, так как участники тех событий жили в совершенно разных реальностях, но до массовых забегов по ту и другую сторону железного занавеса дело дошло лишь к началу 80-х.

Для Нью-Йорка марафон стал настоящей палочкой-выручалочкой. В середине 70-х из-за экономического кризиса город был на пороге банкротства. Процветали безработица и уличный гоп-стоп, из-за которого опустел Центральный парк, — горожане туда просто боялись ходить.

В 1976 году организаторы Нью-Йоркского марафона, заручившись поддержкой мэрии, задумали провести забег не только по парку, а через все основные районы города.

Такое масштабное мероприятие заинтересовало многих бегунов — к примеру, олимпийского чемпиона Фрэнка Шортера, который сказал, что приедет только ради того, чтобы увидеть перекрытые для марафонцев улицы в пяти районах Нью-Йорка.

Город был парализован, но для ньюйоркцев этот день стал народным праздником. Они выстроились вдоль всего маршрута и болели за участников забега.

Пройдет всего десять лет, и марафон станет одним из главных источников дохода в городской казне, привлекая туристов и любителей бега со всего мира.

А что касается оздоровительного влияния бегунов на городскую среду, тому нашлось даже неожиданное экономическое обоснование.

«Есть американское исследование, что в тех районах, где больше людей бегает, жилье дороже, потому что это один из критериев безопасности, удобной среды и вообще вызывает положительные ассоциации», — отмечает Андрей Бочаров.

В СССР массовые марафонские старты начались на следующий год после Олимпиады-80. Самым-самым был Московский международный марафон мира (ММММ).

В 1984 году Яков Толстиков из Кемерово установит там рекорд, который на российских марафонах не побит до сих пор: 2 часа 10 минут 48 секунд.

К слову, действующий мировой рекорд — 2 часа 1 минута 39 секунд — установил в Берлине в 2018 году кениец Элиот Кипчоге.

А в 1990-м на ММММ собралось рекордное для России число участников — 18 тысяч 684 человека из 30 стран мира, среди которых 11 тысяч 820 человек бежали 42 километра.

Время чокнутых

К началу 90-х любительский беговой спорт на Западе полностью попал под власть коммерции, из него вышел весь бунтарский дух. Из-за этого издатели французского Spiridon даже решили закрыть журнал — они не хотели после долгих лет борьбы за общественные идеалы заниматься продвижением брендов.

А вот в новой России как раз началась эра чокнутых марафонцев-бунтарей, потому как на фоне развала экономики и бедности беговое движение в стране стало умирать на глазах.

Никакого бизнеса на спортивной экипировке построить было нельзя. Был такой дефицит всего, что иногда бегать было просто не в чем.

«Раздобыть кроссовки было невозможно, но мне повезло. Я обнаружил у нас в спортивной секции на заводе большой ящик с поношенными кедами. Двух одинаковых, правда, моего размера там не нашлось», — вспоминает Андрей Чирков.

Кеды были настолько поношенными, что могли развалиться в любой момент, поэтому он решил взять три кеда и бежать марафон, держа один из них в руках.

«На дистанции познакомился с одним немцем. Тот спросил, зачем мне кед в руке, а после финиша захотел отдать мне свои кроссовки. Договорились встретиться у него в гостинице, — рассказывает собеседник. — Я взял с собой типичный набор российских сувениров для иностранцев, и мы обменялись. Потом стали дружить и переписываться. Он даже потом мою книгу с английского на немецкий перевел».

К середине нулевых марафоны, как казалось бегунам, лишились поддержки властей, по крайней мере в Москве. Вероятно, потому, что уже перестали быть по-настоящему массовым мероприятием.

Тысяча марафонцев бегали несколько кругов по набережной в центре города. О центральных улицах нечего было и думать. А марафон «Белочка», который много лет проводился в Измайловском парке, в 2008 году просто выгнали с местного стадиона. Бегунам пришлось стартовать и финишировать на одной из парковых асфальтированных аллей.

К концу нулевых марафонское движение в России все еще погибало. Теперь это уже нельзя было объяснить экономикой.

Показательный момент: всюду уже были спортивные магазины, но беговую обувь приобрести было почти негде. Долгое время даже в Москве существовал единственный экипировочный центр, рассчитанный на марафонцев.

Еще в 90-е его создали Александр Полунин, который больше 20 лет был тренером отечественной легкоатлетической сборной, и его дочь Юлия.

«Локация была выбрана не случайно, а в гостиничном центре, где часто останавливаются спортсмены из разных регионов и стран, недалеко от Российского госуниверситета физической культуры», — говорит она.

Там стали продавать кроссовки японской фирмы Asics, и для российских марафонцев они значили больше, чем Lonsdale для футбольных хулиганов. Аналогичным званием ортодоксальной беговой обуви на Западе пользуются кроссовки Nike.

В плане организации чуть лучше, чем в столице, ситуация обстояла с петербургским марафоном «Белые ночи», который еще больше любили иностранцы из-за беговой экзотики.

Юморист Андрей Бочаров — один из верных поклонников этого забега.

К 2012 году ММММ совсем зачах. Об этом хорошо помнит Эдуард Титов, ведь это был первый марафон в его жизни. Участников, по его словам, было совсем мало. Зато тогда среди бегунов не было случайных людей, только те, кто остается марафонцем даже в том случае, если за это преследуют.

По духу эти люди сродни американским хиппи-марафонцам, которые убежали от коммерческих марафонов в леса и пустыни, где стали исследовать пределы возможного, осваивая уже не марафонскую, а ультрамарафонские дистанции в трейлраннинге (беге по пересеченной местности) — 50, 70, 100, 160 километров.

Воскрешение

К началу 2012 года счет марафонцев в России шел на сотни. Многие из них уже отказывались участвовать в массовых стартах, подобных ММММ, не желая смотреть на хмурые лица полицейских — почти единственных зрителей таких забегов, и наблюдать, как на старте с каждым разом собирается все меньше единомышленников.

Марафонский движ в стране умер, но, как оказалось, в этот самый момент уже велась подготовка к беговой революции, в реальность которой некоторые бывалые бегуны не могут поверить до сих пор.

Одной из первых ее ласточек стал Зеленый марафон, который впервые прошел 19 мая 2012 года. Мероприятие было организовано Сбербанком.

«Количество городов-участников соответствовало длине марафонской дистанции, а участникам предстояло преодолеть символические 4,2 километра — одну десятую марафона. Финалом забегов во всех 42 городах стали мероприятия по озеленению городской среды. Тогда на старт вышли 30 тысяч человек, еще 20 тысяч пришли поддержать участников забега», — рассказал «Ленте.ру» заместитель председателя правления банка Станислав Кузнецов.

Организаторы Зеленого марафона решили начать все заново, а не пытаться воскресить прежние беговые отечественные бренды, вдохнуть в них новую жизнь.

Организаторы Московского марафона дорожат историей ММММ, считая его своим прародителем, но поставили себе цель сделать из него мероприятие, достойное столицы.

«У нас была задача создать более модный, актуальный и привлекательный образ марафона по сравнению с тем, каким он был в 2012 году. И мы этого достигли. При этом для нас было важно сохранить преемственность, поэтому во всех наших помыслах и начинаниях мы говорим, что заслуга Московского международного марафона мира в том, что марафонское движение не умерло, оно, наоборот, долгое время крепло, и у нас остались традиции, которым мы следуем до сих пор», — рассказал создатель и директор Московского марафона Дмитрий Тарасов.

Концепция главного столичного забега родилась на рубеже 2012 и 2013 годов. Тарасов, по словам его знакомых, объездил все самые крутые мировые марафоны, чтобы взять оттуда самое лучшее и воплотить в Москве, для чего ему, правда, пришлось побегать по кабинетам столичных чиновников.

Тем временем организаторы Зеленого марафона в 2013 году пошли дальше, развиваясь как общефедеральный проект, часть подготовки страны к Олимпийским играм в Сочи и одновременно как мощная экологическая акция. Многие молодые люди были вовлечены в бег именно благодаря «зеленой» повестке, которая очень важна для нового поколения.

«Наш проект был включен в кампанию ООН "Миллиард деревьев" и стал лауреатом премии оргкомитета Сочи 2014 "Навстречу будущему", — отметил Станислав Кузнецов. — Мы установили рекорд России как спортивное мероприятие, проходящее в наибольшем количестве городов».

Тарасову и его команде пришлось решить сложную задачу. Новый столичный марафон нужно было провести по достойному маршруту — главным улицам города, по наиболее знаковым местам, чтобы он стал максимально привлекательным не только для участников, но и для зрителей, чтобы как можно больше горожан и туристов увидело бегущих людей.

Но как убедить власти перекрыть все это из-за горстки марафонцев? Нужно было срочно увеличить их число.

«В 2012 году на Московском международном марафоне мира на марафонской дистанции бежало около 400 человек. Мы понимали, что перекрыть центральные улицы города для такого небольшого количества людей — это проблема для города. Поэтому задача — увеличить количество до 5000 человек — стала основной в первый год. И нам это удалось! Это было рекордом последнего десятилетия. При этом марафонскую дистанцию преодолели 2,5 тысячи человек», — рассказал Тарасов.

Чтобы вырастить новых марафонцев в кратчайшие сроки, они придумали целую серию подводящих забегов на дистанции от 5 до 42 километров, с помощью которых создали новое беговое сообщество практически с нуля.

20 сентября 2015 года в Московском марафоне именно на полную дистанцию вышли уже 5500 человек, но поражало не только количество бегунов, а просто невероятное число болельщиков, которые искреннее поддерживали марафонцев на протяжении всей дистанции, а на последнем, самом тяжелом километре в Лужниках они выстроились в один большой коридор.

Многие бегуны, привыкшие чувствовать себя изгоями, не выдерживали и просто плакали от такой небывалой прежде поддержки. Их поднятые в приветствии ладони соприкасались с ладонями сотен людей. Каждый марафонец чувствовал себя рок-звездой. Для автора этого материала, участвовавшего в том забеге, этот день стал одним из главных в жизни.

«Вообще, работа с болельщиками — одна из важнейших в общей концепции мероприятия и важная часть марафонского движения в целом. Без этого невозможен рост и развитие проекта. Люди, которые приходят поддержать марафонцев, — это та аудитория, которая пробежит марафон в будущем, — объясняет директор Московского марафона. — Ведь невозможно не зарядиться той энергией, которую посылают бегущие мимо тебя люди, не загореться мечтой когда-нибудь тоже преодолеть эту дистанцию и стать частью большого спортивного праздника».

Тарасов уверен, что когда марафон дорастет до 50 тысяч участников (как в Нью-Йорке), болеть за них выйдут сотни тысяч человек, и это изменит Москву навсегда.

К 2017 году революция уже произошла: огромная страна побежала, и новые старты стали появляться как грибы после дождя. Все больше людей оказались готовы не только к забегам, но и к большим взносам за участие в них. На Московский марафон и ряд других мероприятий теперь уже нельзя зарегистрироваться, как прежде на ММММ, то есть за день до забега: свободных слотов не остается за несколько недель до старта.

Продолжает вести за собой беговой движ и Зеленый марафон. С 2017 по 2019 год все собранные с участников взносы организаторы перечисляли на благотворительные социальные проекты в фонд «Обнаженные сердца».

«Увеличилось количество дистанций, которые можно пробежать, расширялись категории участников, — марафон становился доступным для всех, в том числе для детей и людей с особенными потребностями, для которых сделали инклюзивный забег», — рассказал Кузнецов.

В 2019 году число участников Зеленого марафона достигло 120 тысяч человек!

Пандемия коронавируса помешала поставить новые рекорды массовости беговых стартов, но в Сбере нашлись креативные люди, которые создали продвинутое мобильное приложение «Зеленый марафон». Работа над ним велась еще до пандемии.

В приложении (кстати, бесплатном) есть возможность отслеживать тренировки в реальном времени с получением всей беговой статистики, а еще куча разных полезных материалов: программы подготовки, спортивное меню и так далее.

Конечно, это приложение на рынке не единственное. Распространение мобильных приложений для тренировок продвигалось в течение последних нескольких лет.

Но что стоит за всеми этими программами, организованными спортивными мероприятиями, постоянно растущим числом их участников? В чем секрет нынешнего бегового бума? Что заставило россиян изменить отношение к бегу с явно негативного на позитивный? Что сделало бег модным?

Простого ответа на этот вопрос нет.

Свою версию «Ленте.ру» высказал Андрей Бочаров: распространение хорошей и доступной беговой обуви, линейка которой теперь есть у всех крупных брендов. Сейчас появились и чисто беговые бренды.

«В развитие бегового сообщества вложились фирмы, создающие и продающие спортивную экипировку», — поддержал и развил эту версию Андрей Чирков.

Юлия Полунина и вовсе не заметила какого-то особого скачка в продажах кроссовок у себя в магазине: «Общее число бегающих людей и марафонцев практически не изменилось, думаю, просто они стали активнее участвовать в массовых стартах, а не бегать в одиночку, как прежде».

Организатор уже ставшего легендарным ежегодного забега Golden Ring Ultra Trail в Суздале и ряда других ультрамарафонских стартов Михаил Долгий уверен, что нынешний беговой бум обеспечила развившаяся с конца 1990-х до 2010-х годов фитнес-культура.

С ним согласен и российский тренер Владимир Волков.

«Сначала были районные качалки с железом, где все тренировались, как могли, почти не опираясь на теорию и методику, — рассказал «Ленте.ру» Волков, который как раз в нулевые работал в сфере фитнеса и сам занимался тяжелой атлетикой. — Потом произошел качественный скачок к фитнес-клубам, где все больше пространства занимали кардионагрузки: беговые дорожки и так далее. А когда выяснилось, что в городе появилось множество хорошо обустроенных мест для пробежек, люди из фитнес-клубов рванули на улицы».

Владимир тоже был в числе тех, кто совершил этот переход. Такие, как он, нашли в беге на длинные дистанции конкретные и хорошо мотивирующие цели.

«Поднять столько-то или столько-то килограммов — это одна степень мотивации, а пробежать марафон — совсем другая. Это более заманчивая цель, комплексная, емкая и понятная для самого атлета и окружающих его людей», — говорит тренер.

Теперь Волков уже стал опытным марафонцем и работает с бегунами-любителями. По его словам, девять из десяти новичков приходят со словами «хочу пробежать марафон».

«Многие таким способом стремятся вновь почувствовать себя живыми, молодыми и сильными, — отмечает собеседник. — К марафону приходят люди зрелые и по возрасту, и по жизненным взглядам, люди, готовые к сложной и длительной работе над собой, те, кто знает, чего хочет, и старается этого добиваться».

Серьезно втянулись в бег и многие российские селебрити. Андрей Бочаров, к примеру, объездил едва ли не весь мир, всегда выбирая для марафонов новые точки на карте. Любит бегать актриса и режиссер Рената Литвинова, а фотомодель Наталья Водянова не только бегает сама, но и организует забеги.

Как основатель фонда «Обнаженные сердца» она несколько лет сотрудничала с Зеленым марафоном.

«В Зеленом марафоне часто принимают участие знаменитые спортсмены, известные актеры и телеведущие. Например, специальным гостем праздника в Санкт-Петербурге был олимпийский чемпион Алексей Ягудин, а в Туле марафон посетила олимпийская чемпионка Ольга Слюсарева со своими детьми, а их у спортсменки четверо, — перечисляет Станислав Кузнецов. — В Екатеринбурге мероприятие открывали двукратный олимпийский чемпион по биатлону Сергей Чепиков, шестикратный чемпион мира по плаванию Юрий Прилуков и чемпионка мира по легкой атлетике Ольга Котлярова, а в Уфе — трехкратный чемпион мира биатлонист Максим Чудов».

В этом году Зеленый марафон пройдет в 180 городах России. Кроме того, пробежать одну из четырех дистанций можно будет находясь в любой точке России. Специально для этого создано мобильное приложение «Зеленый Марафон».

Марафон стартует 5 июня.

Зеленый марафон. Старт 5 июня