Вводная картинка
Среда обитания

Соль земли. Кварталы-призраки, пустота и грабежи: как добыча ископаемых заставила тысячи бразильцев покинуть свои дома

Фото: Eraldo Peres / AP

Некогда оживленная часть города Масейо — столицы бразильского штата Алагоас — за последние несколько лет превратилась в кварталы-призраки. Вместо городского шума здесь царит тишина — жителей массово эвакуировали, потому что их дома начали трескаться и разрушаться. Тысячам людей пришлось переехать и начать жизнь заново, а оставшиеся граждане вынуждены выживать в опустевших районах. Городская трагедия — в материале «Ленты.ру».

Масейо находится на северо-востоке Бразилии, между лагуной Мундау и Атлантическим океаном. Тропический климат и многочисленные живописные пляжи делают его привлекательным направлением как для бразильских, так и для зарубежных туристов. Благодаря путешественникам за последние тридцать лет прибрежные районы превратились в оживленные центры развлечений: в распоряжении отдыхающих — бары, ночные клубы, игорные дома. В то время как прибрежные районы зарабатывают на туристах, на окраинах города добывают и перерабатывают каменную соль — химическая промышленность является одной из ключевых для Масейо отраслей.

То, что осталось от заброшенных домов в Масейо, штат Алагоас

То, что осталось от заброшенных домов в Масейо, штат Алагоас

Фото: Eraldo Peres / AP

Добыча каменной соли, которой занималась нефтехимическая компания Braskem, привела к медленному уничтожению части города: под домами образовались пустоты, и почва осела. Первые трещины появились в районе Пиньейру в феврале 2018 года после проливных дождей. Уже две недели спустя дома начали разрушаться и в соседних кварталах, а жителей приготовили к эвакуации.

Руины заброшенной школы в районе Пиньейру в Масейо, штат Алагоас

Руины заброшенной школы в районе Пиньейру в Масейо, штат Алагоас

Фото: Eraldo Peres / AP

В мае 2019 года Braskem остановила добычу и работу хлорно-щелочного завода в городе — тогда трещины уже достигли трех соседних с Пиньейру кварталов. Завод возобновил работу в феврале 2021 года, однако теперь каменную соль импортируют из Чили, а не добывают в городе. Из-за разрушительных последствий добычи ископаемых люди окончательно покинули свои дома в 2020 году — после обсуждений проблемы с прокуратурой и правозащитными организациями Braskem выплатила переселенцам компенсацию за переезд.

Пауло Серхио Доу посещает заброшенные дома в районе Пиньейру в Масейо. Пауло вырос в Пиньейру и отказывается покидать свой дом, хотя все его друзья уже уехали

Пауло Серхио Доу посещает заброшенные дома в районе Пиньейру в Масейо. Пауло вырос в Пиньейру и отказывается покидать свой дом, хотя все его друзья уже уехали

Фото: Eraldo Peres / AP

Нефтехимическая компания, контроль над которой принадлежит бразильской государственной нефтяной компании Petrobras и строительному гиганту Novonor, является одной из крупнейших в Латинской Америке. В компании подчеркивают, что не выселяют жителей насильно, а лишь предлагают переехать с возможностью получить денежную компенсацию. По данным Braskem, 97,4 процента пострадавших домов — более 14 тысяч — в настоящее время пустуют.

Граффити, нацарапанное на стене заброшенного дома: «Оставьте меня в покое, Braskem», район Фарол в Масейо, штат Алагоас

Граффити, нацарапанное на стене заброшенного дома: «Оставьте меня в покое, Braskem», район Фарол в Масейо, штат Алагоас

Фото: Eraldo Peres / AP

Из пострадавших районов пришлось эвакуировать 55 тысяч человек: вынужденные переселенцы потеряли не только соседей и друзей, но и свою работу. Согласно данным Федерального университета Алагоаса, из-за оседания почвы закрылось 4,5 тысячи малых и средних предприятий, на которых работали 30 тысяч человек. Среди прекративших работу заведений — местные супермаркеты и балетная школа, существовавшая на протяжении 38 лет. Жители, вынужденные покинуть свои дома, пытались забрать все, что можно продать или использовать повторно, даже двери, окна и черепицу на крышах.

Наталисия Гонсалвес, 77-летняя учительница на пенсии, выглядывает из окна своего дома в районе Пиньейру

Наталисия Гонсалвес, 77-летняя учительница на пенсии, выглядывает из окна своего дома в районе Пиньейру

Фото: Eraldo Peres / AP

Однако не все граждане согласились покинуть свои дома. 51-летний Пауло Серхио Доу рассказал, что никогда не оставит дом в районе Пиньейру, где он вырос. «Компания не может навязать свои желания и покончить с жизнями и историями стольких семей», — заявил житель. 77-летняя учительница Наталисия Гонсалвес отметила, что сумма, предложенная Braskem, является недостаточной для компенсации нанесенного ущерба. Женщина объяснила, что уже слишком стара, чтобы переезжать на новое место и строить жизнь заново.

Кукла Барби в классе заброшенной школы в районе Пиньейру

Кукла Барби в классе заброшенной школы в районе Пиньейру

Фото: Eraldo Peres / AP

Пенсионерке пришлось наблюдать, как родной район Пиньейру опустел, — теперь она живет в импровизированной крепости за досками и растениями, предназначенными для отпугивания грабителей. Тишину нарушают только мотоциклы, на которых совершают обход охранники Braskem. «Они уже сделали все, чтобы заставить меня уйти, но у меня есть право оставаться», — рассказала Гонсалвес.

Знаки для эвакуации, размещенные компанией Braskem вдоль обочины дороги, указывают маршрут в случае катастрофы в городской зоне

Знаки для эвакуации, размещенные компанией Braskem вдоль обочины дороги, указывают маршрут в случае катастрофы в городской зоне

Фото: Eraldo Peres / AP

На данный момент Braskem выплатила около 40 процентов более чем из пяти миллиардов реалов (около миллиарда долларов), выделенных на переселение жителей. Предприятие собирается направить еще шесть миллиардов реалов на закрытие соляных шахт и мониторинг их состояния, а также на социальные, экологические и урбанистические меры. Гендиректор Braskem Роберто Лопес Понтес Симойнс высоко оценивает успехи компании: почти всех жителей переселили, никто не стал жертвой обветшания зданий.

Люди на вокзале в районе Бом-Парто в Масейо

Люди на вокзале в районе Бом-Парто в Масейо

Фото: Eraldo Peres / AP

Профессор университетской школы архитектуры и градостроительства Адриана Капретц отметила, что такие результаты не означают, что жителям удалось избежать психологических последствий переселения и разрушения родных районов. «Трагедия происходит не только из-за геологических явлений: есть случаи суицида, а многие граждане столкнулись с депрессией, потеряли социальную жизнь, семейные связи, друзей и соседей. Ничего из этого Braskem не учитывает», — рассказала профессор.

Эдвальдо Феррейра рядом с треснувшей стеной в спальне своего дома в районе Бом-Парто в Масейо

Эдвальдо Феррейра рядом с треснувшей стеной в спальне своего дома в районе Бом-Парто в Масейо

Фото: Eraldo Peres / AP

Предпринимательница Ауреа Монтес прожила в Пиньейру 22 года и с теплотой вспоминает время, проведенное в этом месте. «Мое главное воспоминание в Пиньейру — это рождение моего сына. Он родился и вырос там, завел друзей, играл на улицах района, — рассказала женщина и добавила, что была потрясена, узнав о необходимости покинуть дом. — С большой грустью и негодованием мы получили известие о выселении. Мы были сбиты с толку и не знали, что происходит на самом деле. Было страшно».

Пауло Серхио Доу показывает генеалогическое древо на поврежденной стене дома в районе Пиньейру

Пауло Серхио Доу показывает генеалогическое древо на поврежденной стене дома в районе Пиньейру

Фото: Eraldo Peres / AP

Один из бывших жителей района Пиньейру бизнесмен Александр Сампайо заявил, что покинувшие дома граждане живут «в непризнанном коллективном трауре». «Мы потеряли нашу историю, наши воспоминания, наши детство и юность», — рассказал предприниматель. Пресс-служба компании уверяет, что предоставляет бесплатные психологические консультации всем жителям, участвующим в программе компенсации и переселения. В Braskem подчеркнули, что предложения о компенсации всегда обсуждаются не только с гражданами, но и с их адвокатами или общественными защитниками.

Присцила Баррос позирует для фотографии в библиотеке, которую ее отец оставил в доме в районе Пиньейру. Баррос отказывается покидать свой дом, в котором живет более 30 лет

Присцила Баррос позирует для фотографии в библиотеке, которую ее отец оставил в доме в районе Пиньейру. Баррос отказывается покидать свой дом, в котором живет более 30 лет

Фото: Eraldo Peres / AP

Обитатели соседних кварталов тоже опасаются за свою безопасность. Их в программу переселения не включили, однако последствия добычи каменной соли сказываются и на их домах: жители рассказывают, что трещины начинают расползаться и в домах других районов. Домохозяйка Лусия Карвалью призналась, что не может спать по ночам, так как видит разрастающиеся трещины и переживает за сохранность дома. Другая жительница рассказала, что уже обращалась в правоохранительные органы, но там ей ответили, что ситуация контролируется.

Ставни обрамляют пустое окно в заброшенном доме в районе Бебедуро в Масейо

Ставни обрамляют пустое окно в заброшенном доме в районе Бебедуро в Масейо

Фото: Eraldo Peres / AP

У жителей нет надежды на возвращение в свои дома: геологи утверждают, что последствия добычи ископаемых носят необратимый характер, и заселить кварталы-призраки в будущем не получится. «Территория должна быть изолирована и реабилитирована для другой цели», — считает инженер и геолог Регла Тужакес Массахуд из Центра аграрных наук. Braskem уже пригласила рабочую группу, которая следит за ситуацией и готовит предложения о том, что можно сделать в районах после сноса домов.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.