Закон Леси-Плющева

Интернет опять хотят запретить

Блогеров уже приравняли к СМИ, а теперь еще и собираются обязать журналистов, привязанных к изданиям, нести ответственность за любое слово, написанное для личного пользования в своих блогах и социальных сетях.

Все большие войны начинаются с провокаций. Например, гнусные белофинны обстреляли нас у деревни Майнила. Правда, никого не волновало, что у финнов там не было дальнобойной артиллерии. Зато у нас появился повод сделать Финляндию социалистической.

Малые войны, впрочем, тоже начинаются с провокаций. Ну, слегка обалдевший в кругу себе подобных журналист ляпнет в своем бложике чего-нибудь такого, что никак не коррелируется с христианской моралью и этикой. А с чего бы ему понимать христианскую этику, если ее напрочь не понимают 90 процентов крестящихся мобильником на купола? Журналист — не более, чем продукт общества, а общество вот такое — сугубо антихристианское, слыхавшее о Нагорной проповеди только от батюшки в погонах. Прийти и плюнуть на могилы — местный вид спорта, что уж тут кокетничать. Другое дело — нести ответственность за содеянное. А кто тут хоть когда-нибудь нес ответственность хоть за что-нибудь? У вас еще тысячи концлагерных палачей в ветеранах ходят — чего стесняться-то? Неспособность нести ответственность — это тоже универсальная характеристика невзрослого поведения казалось бы взрослых людей. Первая реакция при приближении расплаты: «ой, я пошутил», «да ладно, старик, шуток не понимаешь что ли?», «это был стеб, чуваки, а вы не поняли и куда теперь меня тащите?». Когда финт со стебом не проходит по ряду причин, начинаются еще более удивительный вещи. Это называется «распределение ответственности». Выглядит примерно так: «А чо? Все так делают!» или «А пусть они тоже сначала ответят за базар». Ну и так далее.

Но потом приходят вот эти — комсомолки с оловянными от бесконечного вранья себе и окружающим плошками вместо глаз — и кричат: «Я! Я! Я! Сейчас я все сделаю!», тянут вверх ручонки: «Я уже собрала всемирный конгресс, пригласила "Гринпис", экспертов ООН и даже одного Питера Гэбриэла и тень Отца Черномырдина, и я создам универсальный закон всего во всем». Это и смешно и противно.

Ассистентка Алексея Венедиктова, некая Леся Рябцева, пылкая девушка 23 лет (называет себя альтер эго Венедиктова), так рьяно взялась за закон о блогерах, что уже запахло дымом от костров. На беду неокомсомолок, мы видали таких за свою жизнь столько, сколько они и представить не смогут.

Было бы ничего, если бы они ограничивались собственным коллективом. Оставалась бы надежда, что им сделают темную в тамошней вечно грязной кладовке. Но амбиции неадеквата в том, чтобы сегодня один коллектив, завтра еще парочка, а дальше хартия, послезавтра конгресс, а потом tomorrow belongs to me — как в песенке молодого нациста, которую написал человек по фамилии Кандер еще в 66-м году.

Казус такого милого и пушистого парня, как Саша Плющев в том, что он послужил провокацией для объявления войны (с него и начался скандал — Лесин разозлился на твит журналиста, потребовал увольнения, и компромисса удалось добиться, только пообещав «Газпром Медиа» организацию рабочей группы для сочинения новой журналистской этики). Я думаю, этот прекрасный популяризатор интернета еще содрогнется, увидев, как использовали его бездарный кейс.

Обычно борцы за свободу бьются лишь за собственную свободу, вешая всем вокруг ярмо на шею. Именно поэтому журналисты других изданий засуетились, как молодые кобылки, которые поняли, что сейчас им на шею накинут еще один хомут и поведут туда, где нет места арабским жеребцам, а есть только примитивное устройство для подачи воды в арык.

Для многих журналистов блоги — альтернатива обычному пьянству. Или дополнение — надо же как-то пар сбрасывать, когда кипит разум возмущенный. Кто-то что-то бубнил: мол, журналисты в блогах озвучивают инсайдерскую информацию, которая досталась им по работе. Да ладно, «инсайд» — это про балерину Вишневу, что ли? Не видел ни одной записи ни одного журналиста, которая позволила бы людям вовремя поменять деньги в обменнике по выгодному курсу. Записи в блогах журналистов — это либо сплошная дымовая завеса, либо продолжение их бездарности по основному месту работы, либо отражение личного психологического профайла, способное заинтересовать только практикующего психиатра. Или просто полная этическая глухота. Но это не лечится.

Вводить принцип коллективной ответственности для всего журналистского цеха, чтобы решить собственные проблемы, — это мило. Коллективная ответственность вообще интересная штука. Ее когда-то оценили целые народы.

А с другой стороны — вы же поймите начальников СМИ. Вот тебя берут на работу в популярное издание, и босс устало говорит: «Ты теперь пожалуйста не ругайся матом в Facebook, ну хотя бы в постах». И его можно понять. Потому что это к нему приходят доброхоты и каждый день говорят: «А вот ты видел, видел? У тебя этот опять кого-то по матушке послал — кем он у тебя работает? Сеет разумное доброе вечное? Ну как так можно?» И руководитель СМИ понимает, что у него под боком образовалась еще одна прореха в периметре, через которую его собственные доброжелатели не преминут его уколоть в лучшем случае и торпедировать — в худшем. Лучший друг неокомсомолки это хорошо чувствует. Правда, пытается отправить торпеду другим, идущим в кильватере. Ну да, тоже в рамках местного понимания христианской морали: сдохни сегодня ты, а завтра я.

Миссионерская поза

Он обдирал христиан, утаил изнасилование и отмотал срок. А теперь вернулся

Русский разгуляй

Бабулька чеканит капустой, водка льется рекой: лучшая реклама к чемпионату мира