Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Иранское дежавю

Совбез ООН подготовил очередную резолюцию по ядерной программе Тегерана

Международная ситуация вокруг иранской ядерной программы вернулась к состоянию декабря прошлого года. Как и сегодня, тогда Тегеран проигнорировал требование Совбеза ООН прекратить обогащение урана, получив в наказание резолюцию с осуждением и экономическими санкциями. На этот раз они будут ожидаемо жестче, однако полная блокада Ирану вновь не грозит. Посылая очередной сигнал властям Ирана, мировое сообщество рассчитывает, что его примут прежде всего в иранском обществе, которое начинает выражать все большее недовольство бескомпромиссной и провокационной риторикой Махмуда Ахмадинеджада.

Предыдущая резолюция обязывала Иран прекратить работы на своих ядерных объектах к 23 февраля, однако иранские власти благополучно это требование проигнорировали. Совбез снова оказался перед выбором: наложить на Тегеран более жесткие санкции дабы как-то наказать строптивца, либо пойти на крайнюю меру и разрешить военную операцию.

Открытых сторонников ее проведения фактически не было, несмотря на то, что американцы пытались оказать давление на переговорщиков (РФ, КНР, Великобританию, Францию и Германию), "сливая" в СМИ информацию о готовых планах по бомбардировке иранских ядерных объектов и поставках Тегераном оружия террористическим группировкам. Правда, в официальных обращениях Белый дом все же выступал против силового решения конфликта, понимая, что легитимизировать проведение военной операции против Ирана через Совбез будет невозможно - этого просто не допустят Россия и Китай. Однако и эти страны в свою очередь не могли "перегнуть" с жесткостью новой резолюции, поскольку каждая их них имеет собственные экономические интересы на иранской земле. Следует отметить, что подготовка очередного документа заняла менее месяца и была согласована без особых затруднений (предыдущая резолюция готовилась на протяжении нескольких месяцев, а переговоры членов Совбеза были очень сложными).

Основные положения новой резолюции уже появились в прессе. Документ, в частности, вводит запрет на экспорт из Ирана оружия, расширяет список иранских фирм, организаций и частных лиц, счета и финансовые активы которых должны быть заморожены. В списке числятся десять госкомпаний, а также три фирмы, управляемые Корпусом стражей исламской революции. В их число входит промышленная группа Ammunition and Metallurgy, центр ядерных исследований в Кередже и банк Sepah. В приложении к резолюции отмечены имена 15 физических лиц: восьми глав государственных компаний и семи человек из руководства Cтражей. Кроме того, Тегеран может лишиться "грантов, финансовой помощи и концессионных займов". Впрочем, поставки тяжелых вооружений (танков, самолетов) не запрещены, однако государства-экспортеров просят проявлять "бдительность и сдержанность" в этом вопросе.

Документ также не запрещает зарубежные поездки иранских официальных лиц, которые связаны с работами по ядерной программе (правда, в тексте резолюции говорится, что страны должны информировать комитет по санкциям Совбеза, если чиновники Ирана проехали по их территории). Оставлена лазейка и для получения финансовой помощи - ее можно будет предоставить Тегерану, если средства направляются "на гуманитарные нужды и цели развития". Резолюция, как и в прошлый раз, дает Ирану 60 дней на прекращение работ по обогащению урана. Только в случае выполнения этого условия будут продолжены переговоры, а санкции отменены. В том случае, если иранские власти продолжат "упорствовать", то страну ожидает ужесточение санкций. По крайней мере, об этом заявил премьер-министр Франции Доминик де Вильпен.

"Новые санкции не ущемляют наши интересы. Предлагаемые рестрикции (ограничения) не затрагивают ранее заключенные контракты и не ограничивают их финансирование, в том числе даже через те компании, которые содержатся в санкционном списке", - заявил постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин. Другими словами, на строительстве АЭС в Бушере, которым занимаются российские специалисты, санкции никак не скажутся. Правда, с этой станцией вышла история. В феврале российские власти заявили, что Тегеран приостановил финансирование строительства АЭС. Иранцы в свою очередь утверждали, что все необходимые средства были перечислены. Однако, судя по длительным переговорам и неоднократным обоюдным визитам двух сторон, ситуация с Бушером довольно неопределенная. 16 февраля глава Росатома Сергей Кириенко заявил, что Москва готова вновь принять иранских переговорщиков и обсудить с ними возможность возобновления выплат за строительство станции. Не исключено, что такая "спокойная" позиция России относительно новой резолюции по ядерной программе Ирана связана с желанием проучить Тегеран и сделать его более сговорчивым в конфликте вокруг Бушера.

Вероятно, именно Россия в резолюции "отстояла" не только эту станцию, но и упомянутое право Ирана закупать иностранное вооружение. Этой стране, кстати, прочат третье место по объему военно-технического сотрудничества с РФ после Индии и Китая. Еще в 2005 году Москва заключила с Тегераном соглашение о поставках зенитно-ракетного комплекса "Тор М-1". Были также подписаны контракты на модернизацию и восстановление принадлежащих иранским ВВС самолетов МиГ-29 и Су-24.

В целом, Совбез при подготовке резолюции не вышел за рамки 41-й статьи устава ООН, в которой речь идет только о мерах торгово-экономического и дипломатического воздействия. 42-я статья, разрешающая применение военной силы против страны, угрожающей "международному миру и безопасности", задействована не была. Как ожидается, документ будет рассмотрен на заседании совета в середине следующей недели. Правда, оно может быть перенесено, поскольку некоторые члены ООН заявили, что не успеют к этому времени ознакомиться с текстом резолюции. Кроме того, ооновский представитель КНР Ван Гуанья, комментируя текст документа, сказал, что не уверен в необходимости расширения списка иранских чиновников и компаний, на которых будут наложены санкции.

Новая резолюция, безусловно, жестче декабрьской, предусматривавшей запрет на поставки в Иран оборудования и материалов "двойного назначения", которые могут быть использованы в ядерной или ракетной промышленности. Однако эксперты полагают, что большая часть нынешних ограничений не окажут серьезного влияния на экономическую ситуацию в стране. В частности, эмбарго на экспорт оружия иранские власти могут спокойно обойти, поскольку большая часть продаж (а это африканские государства и Ближний Восток) осуществляется скрытно, в обход международных контрольных органов. Кроме того, деловые и торговые связи иранских предприятий маскируются под контакты по гуманитарной линии. Правда, некоторые иранские журналисты не разделяют подобного оптимизма. По их словам, открытые отношения с иностранными партнерами Ирана, особенно в оборонной отрасли, прекратятся, а следовательно ВПК понесет большие убытки. А замораживание активов иранских чиновников и компаний не будет способствовать поддержке той внешнеполитической линии, которую избрал президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад.

Новую резолюцию он назвал "рваным клочком бумаги", призванным "остановить прогресс иранского народа". "В чем смысл этого документа? Если даже вы позовете на помощь всех своих предков из ада, вы не сможете помешать иранскому народу", - заявил Ахмадинеджад, выступая на одном из митингов. Правда, накануне иранский президент послал запрос в ООН с просьбой предоставить ему право объяснить позицию Ирана на заседании Совбеза в Нью-Йорке, на котором и будет решаться судьба резолюции. В соответствии с уставом организации, любой ее член, не входящий в Совбез, если он является одной из сторон в споре, может принять участие в обсуждении. Раньше Ахмадинеджад не изъявлял особого желания ехать в США, в "логово дьявола". Возможно, нынешнюю его инициативу следует воспринимать не как популистский ход, а как вынужденный шаг. За свои резкие и непродуманные высказывания его уже раскритиковало умеренное крыло иранских политиков. По слухам, и сам духовный лидер аятолла Али Хаменеи недоволен риторикой Махмуда Ахмадинеджада, которая может привести страну к экономической блокаде. Если на заседании Совбеза президент Ирана не покажет себя взвешенным и способным к переговорам политиком, он может окончательно потерять поддержку и внутри страны, и среди своих немногочисленных союзников в мире.

В заключение стоит сказать, что еще в феврале, после инспекций иранских ядерных объектов, глава МАГАТЭ Мохамед Эль-Барадей сказал, что Иран и не собирался сворачивать свою ядерную программу. То есть нынешняя ситуация была вполне предсказуемой. Поймать иранцев за руку невозможно, поскольку технологии двойного назначения позволяют им до самого конца (до создания атомной бомбы) заявлять о мирном характере своих разработок. Эксперты объясняют относительную мягкость и прошлой и нынешней резолюций тем, что Совбез ООН не хочет доводить конфликт до кризисной точки. Иначе Иран может выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия, расторгнуть все отношения с МАГАТЭ и уже без всякого контроля обогащать уран, повторив, таким образом, ситуацию с Северной Кореей. Однако из опыта КНДР следует сделать один важный вывод - никакие, даже самые жесткие санкции, не помешали Пхеньяну испытать ядерное оружие. Если Тегеран захочет получить ядерную бомбу, он ее получит. Вопрос в другом: нужна ли она ему? Иранские власти вполне могут удовлетвориться признанием своего ядерного статуса и гарантиями безопасности со стороны США. Мировые державы, судя по новой резолюции, предлагают подождать и вернуться к этому вопросу через два месяца.

Руслан Кадрматов