Шаббат им только снится

Израильские политики без отдыха ищут формат коалиции в Кнессете

Президент Израиля Шимон Перес 20 февраля поручил лидеру правой партии "Ликуд" Биньямину Нетаниягу сформировать новое правительство страны. Для этого Нетаниягу придется заручиться поддержкой как минимум 61 депутата Кнессета, чтобы создать работающее парламентское большинство. Однако расклад в Кнессете, сформировавшийся после выборов 10 февраля, делает эту задачу почти неподъемной.

Неявные итоги

"Ликуд" занял на выборах в 120-местный Кнессет только второе место, получив 27 мандатов. Для Биньямина Нетаниягу оказалось неприятным сюрпризом то, что на первом оказалась центристская "Кадима" главы МИД Израиля Ципи Ливни, чье преимущество, однако, оказалось минимальным - она получила 28 депутатских мест.

C третьим результатом к финишу избирательной гонки сенсационно пришла крайне правая партия "Наш дом - Израиль" (НДИ) во главе с выходцем из Молдавии Авигдором Либерманом (15 мест). НДИ смог отобрать третье место у левой партии "Авода" министра обороны Эхуда Барака, получившей лишь 13 депутатских мандатов.

Прочие партии набрали 11 мандатов и менее.

Окончательная конфигурация не дала возможности независимым аналитикам отдать победу какой-либо из партий. Хотя "Кадима" получила больше голосов, чем "Ликуд", сторонники Нетаниягу объявили, что "победил право-религиозный блок под его руководством". И действительно, идеологически близкие "Ликуду" партии собрали значительно больше голосов, нежели левые, считающиеся естественными союзниками "Кадимы".

Согласно местным законам, после проведения консультаций каждая из прошедших в парламент партий должна объявить президенту страны, рекомендует ли она кого-либо в премьер-министры страны, и если да, то кого именно. После этого глава государства поручает сформировать кабинет министров тому, кто смог заручиться поддержкой большинства депутатов.

В нынешнем случае этим человеком вполне ожидаемо стал Биньямин Нетаниягу, которого в премьеры выдвинули все правые партии. Тут можно было бы ставить точку: все, премьер выбран. Но не все так очевидно.

Фактор Либермана

Партия "Наш дом - Израиль", позиционирующая себя как ультраправая, но в то же время светская, спутала карты многим другим участникам выборов. Она отобрала голоса и у Нетаниягу, известного своими правыми взглядами, и у "Кадимы", не возражающей против секуляризации общественной жизни страны (в частности, поддерживающей введение института браков не по иудейскому обряду).

Кроме того, за нее голосовали многие русскоязычные избиратели, полагающие, что партия, в которой большинство составляют выходцы из бывшего СССР, будет с большим пониманием относиться к их нуждам.

Однако экстремальность предвыборных обещаний Либермана и неоднозначность самой его личности (за главой НДИ тянется шлейф криминальных разбирательств) действуют отталкивающе на многих других участников израильского политического процесса.

Так, некоторые деятели религиозных партий порой сравнивают Либермана с сатаной, а левые и арабские политические деятели - с Гитлером. В общем, репутация у него неоднозначная. Да и сам глава НДИ, как правило, в выражениях особо не стесняется. Арабских коллег по Кнессету он порой именует "террористами", а религиозным депутатам грозит еще припомнить нелестное сравнение.

Именно поэтому построение коалиции с участием Либермана представляется несколько проблематичным.

Так, сам он обусловил свое вхождение в правительство Нетаниягу участием в нем "Кадимы". Очевидно, это связано с тем, что в окружении "превосходящих сил" недолюбливающих его религиозных партий главе НДИ даже в правящей коалиции будет неуютно. Кроме того, ШАС и его союзники (23 депутата) смогут легко заблокировать любую инициативу Либермана (15 депутатов). "Ликуд" же в такой ситуации может занять позицию "над схваткой", чтобы не рисковать потерей поддержки одного из лагерей.

Но и заменить НДИ "Ликуду" пока некем. Дело в том, что левая "Авода" с трудом переносит как самого Нетаниягу, так и религиозных ортодоксов из ШАС. Да и центристы из "Кадимы" уже заявили, что не войдут в правительство с право-религиозным уклоном, так как это противоречило бы убеждениям сторонников Ливни.

Таким образом, сейчас Нетаниягу надо как-то "уломать" лидера НДИ войти в коалицию, несмотря на отсутствие в ней "Кадимы". Понимая это, Либерман может заломить такую цену (выражающуюся в министерских портфелях), которая будет неприемлема - как для самого "Ликуда", так и для ШАС и других ортодоксов.

ШАС и его команда

Религиозные партии в общей сложности набрали 23 мандата: 11 у ШАС и 12 мандатов у трех небольших право-ортодоксальных партий - "Объединенного иудаизма Торы" (пять мест), "Еврейского дома" и "Национального объединения" (три и четыре места соответственно).

Если бы они шли на выборы единым списком, то легко бы заняли третье итоговое место, оттеснив нелюбимого ими Либермана на четвертое. Но их раздробленность несет в себе не только слабость, но и силу - любому потенциальному премьер-министру придется договариваться и делиться постами не с одной партией, а с четырьмя, учитывать амбиции и пожелания каждой.

Поддержка с их стороны - это тоже палка о двух концах. С одной стороны, Нетаниягу во многом разделяет их жесткую позицию в отношении арабов и неприятия территориальных уступок и почти всегда может рассчитывать на помощь с их стороны. Но с другой, почти все остальные политические силы сторонятся ортодоксов и не разделяют их идей.

А это обстоятельство затрудняет вхождение в коалицию других партий, ставя препятствие для расширения большинства.

Даже в "Ликуде" многие члены партии понимают, что мира с арабами без определенных территориальных уступок достичь нереально. А уж в "Кадиме", "Аводе" и даже в НДИ полный отказ от ухода с некоторых занимаемых территорий считают, мягко говоря, твердолобым, перечеркивающим надежды на мир в принципе.

И если Либерман, скрипнув зубами и выторговав себе побольше мест в правительстве, может и войти в коалицию с ортодоксами, то в "Аводе" и "Кадиме" на данный момент категорически отвергают такую возможность. Левые и центристы не без оснований полагают, что в этом случае станут эдаким либеральным "бантиком" на консервативно-религиозном правительстве.

Таким образом, религиозные ортодоксы превращаются для Нетаниягу в чемодан без ручки: тяжело нести, но жалко бросить. Хотя в последнем случае, он мог бы попробовать создать широкое большинство в Кнессете с участием центристов и, возможно, левых.

Проигравший победитель

Для соратников Ципи Ливни ситуация после выборов сложилась досадная: победа есть, но победителем они так и не стали. Однако борьбу за премьерство Ливни они не прекращали ни на минуту, тем более что у них был и свой план создания коалиции под своим началом.

В "Кадиме" надеялись на то, что Либерман не станет никого рекомендовать президенту страны в премьеры. Это привело бы к пату: ни один из кандидатов не заручился бы поддержкой большинства депутатов Кнессета. В такой ситуации Ливни могла бы побороться за лидерство в коалиции из "Кадимы", "Ликуда" и НДИ (или даже "Аводы" - при благополучном раскладе). Однако план сорвался: Либерман выбрал Нетаниягу.

Сразу после этого "Кадима" заявила, что уходит в оппозицию. Чуть позднее Ципи Ливни в одном из интервью призналась, что готова даже рассмотреть вариант коалиции с участием "Ликуда" и НДИ - без уточнения потенциального лидера.

Но такой вариант едва ли будет приемлем для Нетаниягу: в этом случае определять, кто именно станет главой правительства (и, соответственно, направление его политики) будет лично Либерман, а полностью на него полагаться лидер "Ликуда" вряд ли решится.

А при создании коалиции "Ликуда", "Кадимы" и "Аводы" большинство голосов в ней будет принадлежать лево-центристам, что почти автоматически делает премьером Ципи Ливни и лишает Нетаниягу желанного поста.

Таким образом, вхождение "Кадимы" в правительство на ее условиях категорически неприемлемо для "Ликуда" и наоборот. В этой ситуации Ливни и ее сторонникам, скорее всего, светит прозябание в оппозиции.

Хаос без конца

Огромное количество прошедших в Кнессет партий при неразрешимости возникающих между ними противоречий уже давно раздражает многих жителей Израиля. Послевыборная свистопляска с формированием коалиции и последующим разделом министерских портфелей стала непременным атрибутом политической жизни страны после каждых парламентских выборов.

Кроме того, такая ситуация негативно сказывается на работе правительства. Люди, принимающие решения, зачастую оказываются связанными многочисленными коалиционными обязательствами, а заседания правительства превращаются в нескончаемые словесные сражения министров из разных политических лагерей. От этого страдает эффективность кабинета министров.

Сложившееся положение вещей могла бы изменить политическая реформа: например, повышение проходного барьера на выборах с нынешних двух до, скажем, пяти процентов. Эту идею, кстати, активно лоббирует Либерман, не противится ей и "Кадима".

Но небольшие религиозные, левацкие и арабские партии, конечно, изо всех сил противятся подобной реформе, справедливо считая, что ее проведение закроет перед их представителями двери Кнессета.

Обсуждение этого вопроса непременно приведет к склоке между НДИ и ортодоксами в правом правительстве Нетаниягу, если оно все же будет создано. И, возможно, станет одним из первых его испытаний на прочность.

Причем Либерману, который, в отличие от ортодоксов, жестко не привязан к Нетаниягу, в этой ситуации можно будет с полным основанием "обидеться", развернуться и уйти.

Во всяком случае, один из депутатов его фракции - Стас Мисежников - уже заявил, что узкая коалиция (без "Кадимы") "не продержится у власти дольше полутора лет".

Что ждет Израиль в этом случае - досрочные выборы или переформатирование коалиции - пока не ясно. Тем более, что самой этой коалиции пока, в общем-то, нет.

Мир00:01 1 ноября
Обложка комикса Is This Tomorrow?

Ленина на них нет

Американцы полюбили социализм. Советский Союз не понадобился