Худший из сценариев

Стороны сирийского конфликта решили пойти на обострение

Резня, учиненная 25 мая в сирийском городе Хула, во многих отношениях стала поворотным моментом конфликта. Его участники (как внутри Сирии, так и за ее пределами), отбросив маски, продемонстрировали свои истинные намерения. Как оказалось, все они хотят только одного: раздавить противника невзирая ни на какие жертвы.

Надо сразу оговориться, что ни правительство Сирии, ни противостоящая ему оппозиция, ни друзья Башара Асада из Ирана и России, ни его недруги из Катара и США, разумеется, не стали выступать со слишком уж кровожадными заявлениями. На словах все они, как и прежде, ратуют за мир, изо всех сил пекутся о сирийском народе, а убивают друг друга и поставляют своим сторонникам оружие только ради его же - народа - блага.

Однако действия сторон конфликта свидетельствуют о том, что это не совсем так. Скорее можно говорить о том, что правительство, повстанцы и их союзники зафиксировали свои позиции и теперь не собираются отступать ни шагу назад. Компромиссы закончились.

Сирийское правительство сразу же дало понять, что никакой ответственности за погром в Хуле оно нести не собирается. В Дамаске был распространен совершенно удивительный отчет следственной комиссии под руководством генерала Касема Джамаля Сулеймана. Согласно его данным, резню суннитов в Хуле учинили суннитские же "террористические банды".

По словам генерала, нападение совершили от 600 до 800 человек, вооруженных минометами, противотанковыми гранатометами и пулеметами. Никем не замеченные средь бела дня, они якобы совершили 15-километровый марш-бросок из окруженного правительственными войсками Растана и других городов, чтобы вырезать сотню сторонников Башара Асада в Хуле. Покончив с этим делом, они куда-то пропали.

Чего это вдруг повстанцам из осажденного Растана потребовалось пробираться в осажденную же Хулу, неясно. Почему "сторонников Асада" не могли бы убить их же вооруженные земляки - тоже. О том, что в Хуле есть суннитское ополчение, доклад стыдливо упоминает одной фразой: "Следствие было затруднено присутствием на местности вооруженных боевиков". Куда подевался потом целый полк террористов с тяжелым вооружением - также загадка.

Кроме того, загадочно выглядит фраза об источниках информации комиссии Сулеймана: "свидетельства очевидцев и факты". Жители Хулы, разъяренные произошедшим, следователей в город не пустили. С какими свидетелями общались члены комиссии, неясно. Ни имена этих людей, ни место жительства не называются. С фактами тоже не все в порядке. Так, по утверждению следствия, большинство погибших в Хуле - это террористы, с которыми в ходе резни вступили в бой солдаты правительственных сил. Получается, что жители пострадавшего города принесли в мечети и оплакивали тела тех, кто резал их близких. Кроме того, самих солдат в оппозиционно настроенной Хуле давно уже нет - их позиции располагаются примерно за полтора километра от города.

В общем, доклад комиссии даже при беглом прочтении поражает парадоксами. Кто и зачем убивал людей, откуда пришли и куда ушли преступники, а также почему их никто не видел, так и осталось не до конца ясным. При этом другую версию событий - от местных жителей - уважаемый генерал и его подчиненные оставили без внимания.

Родственники и друзья убитых утверждают, что днем 25 мая правительственные войска, занимающие позиции вокруг Хулы, начали артиллерийский обстрел города. Жертв, по местным меркам, было немного - около 20. Остальные успели попрятаться в подвалы. Но после обстрела, уже вечером, армия пропустила в город своих союзников - полувоенные отряды "Шабиха" из алавитских деревень, расположенных в нескольких сотнях метров от Хулы. Не обладая большим количеством огнестрельного оружия, боевики в основном резали своих жертв. Некоторых, расщедрившись на патрон, расстреливали с близкого расстояния. Как только горожане опомнились и стали оказывать сопротивление, нападавшие разбежались по своим деревням, до которых от Хулы менее часу пути. Вот и вся история. Ни террористов, ни марш-бросков, ни минометов.

Версия событий от местных жителей стала известной миру благодаря журналистам британского телевидения, которые вместе с наблюдателями ООН сами съездили в Хулу. Такой поворот событий вызвал бурю гнева со стороны сирийского правительства. Оно объявило себя единственным источником истины о событиях в Хуле, а все остальные свидетельства - опасной ересью.

Все это могло бы вызвать усмешку, если бы не серьезность ситуации: официальный Дамаск четко дал понять, что за резню никто наказан не будет. Тем самым была обозначена очень важная позиция сирийского правительства. Ранее оно заявляло, что за преступления будут караться все. На заре восстания Башар Асад приносил извинения жителям города Дараа, где полицейские и "Шабиха" устроили настоящий беспредел, а губернатор одноименной провинции даже лишился должности. Сейчас стало ясно: режим не будет сдавать "своих", несмотря ни на какие их преступления. Теперь это война, где, как известно, все средства хороши.

Надо сказать, что сирийское правительство в своем мнении не одиноко. Повстанцы, которые изо всех сил демонстрируют заботу о согражданах, превращая города в зоны боевых действий, тоже не намерены отступать. Уверенности в себе им прибавили не только поставки оружия, открытое финансирование и приток добровольцев из-за границы, но и все более четкая поддержка со стороны Запада, спровоцированная событиями в Хуле. Оппозиция уже больше не стесняется признаваться в том, что в ее ряды вливается все больше суннитов из других стран, привлеченных возможностью повоевать за правоверных и надеждой на некоторое вознаграждение. Ее бойцы проводят все более дерзкие операции, нападают на колонны бронетехники, пытаются отрезать от остальной Сирии целую провинцию (Идлиб) на северо-западе страны, учреждают школы партизанской подготовки и так далее.

Неудивительно, что некоторые лидеры Свободной армии Сирии (общее название для повстанческих группировок) стали тяготиться мирным планом, предложенным спецпредставителем ООН по Сирии Кофи Аннаном. Они призвали ООН объявить план мертворожденным (прекращать огонь действительно никто и не думал). Чтобы доказать серьезность своих намерений, 30 мая повстанцы предъявили официальному Дамаску ультиматум: либо все условия плана будут выполнены за два дня, либо они начинают тотальную войну без оглядки на какие-либо мирные инициативы. Поскольку принятие всех пунктов плана Аннана в такие сроки на фоне продолжающегося насилия невозможно в принципе, то получается, что фактически повстанцы объявили войну режиму. Они отступать тоже не намерены: оружие и деньги текут рекой, ненависть к Асаду в народе растет, поддержка Запада имеется. У противников официального Дамаска нет ни единого мотива соглашаться даже на переговоры, не говоря уже о прекращении восстания.

В ситуации, когда власти и оппозиция настроены на "последний и решительный бой", очень многое зависит от их "групп поддержки": России, Китая и Ирана с одной стороны, и Запада с арабами Персидского залива - с другой. Теоретически, они должны были бы указать своим протеже, что те несколько перегибают палку. Однако происходит нечто совсем противоположное.

Страны из группы "Друзей Сирии", которых правильнее было бы назвать "Недругами Асада", сразу после Хулы одновременно выгнали из своих столиц почти всех сирийских дипломатов. Такой шаг, с какой стороны ни посмотри, совсем не помогает достижению дипломатического решения конфликта: главный его компонент - дипломаты - отсутствует. Франция и Великобритания начали вслух рассуждать на тему "а не ударить ли нам по Дамаску?" Разговор пока идет в гипотетических тонах, но в Ливии тоже все начиналось именно с этого.

Американская администрация, в преддверии президентских выборов активно сопротивляющаяся очередной ближневосточной войне со своим участием, заняла очень интересную позицию. По словам госсекретаря Хиллари Клинтон, США делают все, что возможно, лишь бы положить конец конфликту, но вот русские все портят и вообще подталкивают Сирию к гражданской войне. Подтекст тут такой: "Мы бы помогли бедным сирийцам, разнесли бы правительственную армию в щепки, но Москва не дает".

Лицемерие Вашингтона тут совершенно очевидно: та же Клинтон лишь в феврале выступала категорически против любого вмешательства в сирийские дела. Более того, по некоторым данным, в апреле Барак Обама приложил титанические усилия, чтобы не позволить Франции и Саудовской Аравии по собственной инициативе и без решения ООН разбомбить дворец Башара Асада на дамасской горе Касьюн. Россия во всей этой истории - настоящий подарок для Вашингтона, критикуемого за отсутствие конкретных шагов. Москва играет удобную для Обамы роль злодея, связавшего шнурки на его ботинках.

В то же время в Кремле все это вызывает скрежет зубовный. Очередной "братский" диктатор, чья система власти подозрительно напоминает российскую, благополучно проигрывает войну собственному народу, пребывая в почти полной международной изоляции. Памятуя о грустной судьбе Муаммара Каддафи, Москва заняла непреклонную позицию: никаких уступок Западу, Асада не сдавать ни при каких обстоятельствах. В эту нехитрую парадигму укладываются все последние действия РФ, относящиеся к сирийскому кризису: в СБ ООН официальный Дамаск надежно оберегается российским вето, а в самой Сирии - российскими же вооружениями, рекой текущими через порт Тартус.

В результате складывается ситуация, не предполагающая какого-либо мирного решения. Ни правительство Сирии, ни повстанцы, ни Запад, ни Россия не собираются идти на уступки. У каждой из сторон есть собственный план разрешения кризиса, причем планы эти - взаимоисключающие. Результатом такой политики может стать суровая гражданская война, в которой от Ливии будет нарратив "народ против диктатора", от Афганистана - помощь воюющим от супердержав, от Ирака - террор, "Аль-Каеда" и газават, а от Ливана - всепобеждающая межконфессиональная ненависть. И это будет худшим из всех сценариев.

Мир00:0215 августа

Могут повторить

Европа боится возвращения нацистов. На что способны современные наследники Гитлера?
Мир00:0213 августа

Ким Чен Культ

Вожди-колдуны и голоса из холодильника. Во что верят жители Северной Кореи