Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров
Партнерский материал

Эволюция правоведения

Юридическая компания «Парадигма» отмечает 10-летний юбилей

Изображение: фотобанк PressFoto

Компания «Парадигма» десять лет работает на российском юридическом рынке. За эти годы наша законодательная и судебная практика приобрела цивилизованные рамки, переняла зарубежный опыт. О том, нужен ли России европейский подход к ведению дел, почему юристу приходится быть агрессивным, «Ленте.ру» рассказал управляющий партнер компании Климент Игоревич Русакомский.

«Лента.ру»: Ваша компания более 10 лет представляет интересы бизнеса. Накоплен солидный опыт участия в самых сложных и громких экономических конфликтах. «Парадигма» прошла и ощущала на собственной практике эволюцию изменений в российском законодательстве и правоприменительной практике. Каковы самые важные изменения в этой сфере и на что они влияют?

Климент Русакомский: Прошедшие 10 лет показали, что законодатель стал мудрее. Простой пример: в российской экономике львиная доля бизнеса работает в форме обществ с ограниченной ответственностью (ООО). Но закон об этой организационно-правовой форме юридического лица не был изначально тщательно проработан. Так, чтобы продать свою долю бизнеса в ООО стороннему покупателю, было достаточно подписать договор в простой письменной форме и отвезти комплект документов в налоговую инспекцию. Упрощенный порядок порождал множество злоупотреблений и приводил к массовому воровству долей внутри компаний. Этим активно пользовались рейдеры. Собственник бизнеса мог, проснувшись утром, узнать, что он, оказывается, кому-то уже якобы продал свое дело. Правоохранительные органы в таких ситуациях, как правило, не отличались энтузиазмом в возбуждении уголовного дела. Приходилось годами судиться в гражданских судах и доказывать, что данный договор — подделка, проводить несколько судебных почерковедческих экспертиз и т.д. Это была колоссальная проблема, ставшая следствием недальновидности законодателя. Ситуация изменилась в 2009 году: в закон об ООО внесли изменения, согласно которым договоры о продаже долей в ООО в пользу третьих лиц подлежат обязательному нотариальному заверению. И сразу же в наших судах в десятки раз снизилось количество споров по таким продажам. Следовательно, маленькая поправка в закон уже привела к серьезным изменениям делового климата, работы бизнеса в стране. Это лишь один из примеров эволюции российского законодательства и правоприменительной практики.

Наблюдаете ли вы сотрудничество законодателя с юридической или бизнес-сферой?

Безусловно, совершенное право не может взяться из ниоткуда — чтобы сделать его таковым, необходимо пройти определенный путь в его развитии. В России же изначально не было экономического права, так как большую часть прошлого столетия практически не существовало частного сектора экономики. Последние два десятилетия мы наблюдаем становление частной экономики и, соответственно, «взросление» экономического права. Однако в определенном смысле Россия находится в выигрышном положении — нет необходимости тратить временной ресурс и проходить все стадии развития, мы просто заимствуем чужой опыт в той части, которая подходит нам. Например, заимствуем элементы англо-саксонского прецедентного права и интегрируем их в систему нашего кодифицированного законодательства, получая весьма эффективный продукт. В результате правовые механизмы, регулирующие экономические отношения, совершенствуются, «взросление» идет быстрее. Это позволяет надеяться, что в итоге российский правовой инструментарий в сфере экономики станет одним из проработанных и успешно применяемых на практике. И происходящие на наших глазах изменения в данной области свидетельствуют, что мы развиваемся в правильном направлении.

Так, в последние годы у нас произошли революционные изменения в Гражданском кодексе. В новую редакцию поэтапно включают целые блоки правовых институтов, заимствованных из других правовых систем и ранее неизвестных российской правовой системе. В целом такую тенденцию вживления в российскую правовую ткань новых институтов права я считаю положительной. Например, проблема ответственности продавца за долги компании. В российском гражданском праве никогда не было разработанной и признанной доктрины института гарантий и заверений, у нас отсутствовал механизм защиты покупателя от действий недобросовестного продавца. Чтобы минимизировать риски для покупателя, до весны 2015 года договоры составлялись на основе двух правовых систем: российской и английской. Новый блок поправок в Гражданский кодекс по обязательственному праву, часть которых заимствована из английского права, содержит инкорпорированный механизм гарантий и заверений. Теперь при совершении крупных сделок у покупателя будет алгоритм защиты, если продавец введет его в заблуждение. Данный пример демонстрирует, что законодатель откликнулся на нужды бизнеса и юридического сообщества. Разумеется, это улучшит ситуацию и в сфере бизнеса, и в правовой практике.

Как влияет текущий экономический кризис на юридическую сферу?

Влияние последствий экономического кризиса и замедления роста экономики выражается в увеличении количества конфликтных ситуаций, в целом доля конфликтных направлений в общей массе дел возрастает. Соответственно, сокращается область юридических практик, востребованных в период роста экономики: по развитию бизнеса, кредитованию, слиянию и поглощению и т.д. Вместе с тем работы у юристов прибавляется, особенно востребованы сейчас в России специалисты по банкротству, обеспечивающие сопровождение в процедуре банкротства должника с целью получить денежные средства. Дело в том, что банкротство — жестко регламентированная процедура, где учитываются интересы всех кредиторов. То есть юрист может представлять как интересы кредиторов, так и должника. С начала 2015 года число заявлений в суд о признании должника банкротом возросло в разы. Наблюдается увеличение спроса на услуги компаний, специализирующихся на банкротном праве. Это направление станет еще более актуальным в связи с планируемым вступлением в июле 2015 года в силу закона о банкротстве физических лиц.

Известно, что ваша компания — сильный игрок в делах о банкротстве. Можно ли считать банкротство уже отточенной процедурой для российской судебной практики или еще нет?

Если сравнить нынешнюю ситуацию в этой сфере с практикой применения первых редакций закона о банкротстве, которые были приняты еще в 90-х годах прошлого века, положительная тенденция налицо. В том виде, в котором закон о банкротстве работал тогда, когда банкротное право у нас только зарождалось, было много непродуманного и неотрегулированного, чем активно пользовались недобросовестные участники рынка. У кредитора был ограниченный набор защитных средств от злоупотреблений скрытого бенефициара при банкротстве. У миноритариев не было инструментов защиты своих интересов перед арбитражным управляющим и мажоритарными конкурсными кредиторами. Сейчас существует норма, согласно которой кредитор, обладая десятипроцентной долей, вправе самостоятельно оспаривать сделки должника, которые были совершены им в преддверии банкротства. Кроме того, в настоящее время в процедуре конкурсного производства теперь отдельные кредиторы могут подавать заявления о привлечении контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности и взысканию убытков с них. Безусловно, это расширило набор механизмов защиты интересов миноритариев. И судебная практика по защите миноритарных конкурсных кредиторов уже сформирована.

Также я хотел бы отметить, что одной из самых сильных практик компании «Парадигма» является сопровождение банкротства. Банкротство предприятия как с юридической, так и с экономической точек зрения представляет собой достаточно сложный механизм. Накопленные знания и опыт нашей компании за десять лет работы позволяют нам оказывать услуги по сопровождению различных по уровню сложности процедур банкротства предприятий на профессиональном уровне.

У вашей компании очень необычный слоган: «Эффективные механизмы защиты и нападения». Почему вы выбрали именно такой подход к делу? На кого приходится нападать юристу? От чего защищаться?

Слоган компании «Парадигма» призван донести потенциальному клиенту, что, обратившись в нашу компанию, вы приобретаете механизм защиты своих интересов и механизм нападения на тех, кто посягает на ваши интересы, то есть механизмы, которые позволяют реализовать ваши права. Об эффективности такого подхода свидетельствует, в частности, то, что за прошедшие десять лет коэффициент выигранных нашей компанией дел составляет 94 процента. Клиенты компании, заручившиеся нашей поддержкой, уверены, что их бизнес будет под надежной защитой. Мы будем на вашей стороне, превентивно исключая возможность того, что вы будете нашими оппонентами.

Я знаю, что ваша компания защищает интересы представителей отечественных и иностранных деловых кругов. Скажите, среди кого вы видите большую конкуренцию для «Парадигмы» — со стороны российских или зарубежных коллег?

Все крупные международные юридические компании действуют в российских судах с работающими на них российскими же адвокатами. В этом смысле мы конкурируем. Однако главное наше отличие и оно же — конкурентное преимущество — то, что «Парадигма» — небольшая компания — своеобразный «бутик юридических решений». Здесь разрабатываются сложнейшие правовые заключения, формируются подходы к юридической работе и праву в целом нестандартно и творчески. Наша компания — это живая система, работающая сплоченно, отлаженно и эффективно.

Крупные международные компании работают как большой завод с конвейерной линией, в то время как наша компания скорее представляет собой небольшую мастерскую, например, швейцарских часов, где нами вручную изготовляется из лучших материалов и собирается уникальный продукт. Соответственно, продукция с конвейерной линии и с любовью изготовленного вручную продукта существенно различается как по качеству, так и по цене. Поэтому правильно было бы говорить не о конкуренции, а о наличии у нас конкурентных преимуществ. Так, у нас работают лучшие судебные юристы, которые по несколько раз в неделю или даже в день посещают суды, отлично знают практику судопроизводства в России.

Второе конкурентное преимущество — «ручное управление» в нашей компании, призванное в максимально возможной степени учитывать интересы и специфические запросы наших клиентов, что, опять же, отличает нас от крупных международных компаний с их унифицированными, «шаблонными» процедурами. При этом в «Парадигме» рабочий процесс отрегулирован, отлажен и действует как часовой механизм.

Третье наше преимущество заключается в быстром и гибком реагировании на изменения рынка профессиональных юридических услуг, уровня востребованности разных практик.

Наконец, четвертое преимущество — в работе за рубежом: в Великобритании, Германии Китае, Казахстане. Мы в большей степени ориентируемся на трансляцию задачи российского клиента иностранным адвокатам. Российскому клиенту проще и удобнее работать через офисы наших представительств за рубежом, нежели обращаться со своей проблемой к иностранным юристам напрямую. Мы понимаем менталитет клиентов, чутко реагируем на сигналы, которые не в состоянии воспринять зарубежный специалист: те, кто работал, например, с английскими адвокатами, меня поймут.

Какова формула успеха «Парадигмы»?

В нестандартности и эксклюзивности продукта, который производит штат юристов компании «Парадигма», обладающий многолетней практикой работы, пониманием методов, которые могут привести к цели, психологии судей, бизнес-сообщества и клиентов. Юридическая компания «Парадигма» с момента своего открытия ориентируется на прозрачный и понятный процесс взаимодействия с клиентом, основанный на нескольких ключевых принципах: создание для каждого клиента уникального решения стоящих перед ним проблем, фундаментальный анализ возникающей проблемы, бесшаблонный подход, конфиденциальность и безопасность во всех аспектах взаимоотношений с клиентами и независимость компании «Парадигма», которая не связана по основаниям аффилированности со своими клиентами и не входит в какие-либо международные объединения консалтинговых и юридических компаний.

Все это и создает синергию, благодаря которой достигается общий успех. К нам часто обращаются с проигранными и безнадежными делами — нам удается их выиграть, так как мы не жалеем ресурсов, чтобы разобрать каждое дело до «атомарного уровня», и затем заново собираем правовую конструкцию, не используя шаблонов и стандартных подходов. Часто доходит до обсуждения с судом толкования права. Такая скрупулезность и креативное мышление делают нас особенными на рынке юридических услуг и, следовательно, востребованными.

В чем, по вашему мнению, заключается предназначение юриста? Какую миссию выполняет «Парадигма» в своей деятельности?

Предназначение юриста — законным путем защитить интересы клиента. Вознаграждение юристы получают не за участие в суде с целью защиты интересов клиента, а за то, что каждый юрист нашей компании, будучи экспертом, находит эффективный механизм защиты интересов клиента и успешно использует его. Действительно, компания «Парадигма» за десять лет внесла значительный вклад в сферу судебной практики, закрыла многие бреши и пробелы, особенно по узким направлениям. Существенная часть новых методов решения нестандартных дел, содержащихся в правовых базах «Гарант» или «Консультант-Плюс», — результат именно нашей работы. Выполняя роль первопроходца, мы, безусловно, делаем вклад в развитие российского юридического поля.

Каковы планы «Парадигмы» на ближайшее время?

В наших планах — создание новых и развитие существующих направлений. В настоящий момент мы открываем новый действующий офис в Лондоне; в конце текущего года откроется офис в Пекине, завершаем создание третейского суда. Активно развиваем новые для нас виды юридических практик: налоговую, антимонопольную, уголовную. В течение года начнет работу компания — правовой лоукостер Legal Partners, предоставляющая стандартизированные услуги: регистрация компаний, внесение изменений в уставные документы и т.д. Одновременно работаем над расширением и совершенствованием наших основных действующих практик, что предполагает расширение штата сотрудников до 50-60 человек.