Алимжан Тохтахунов
Силовые структуры
«Вот он я, ни от кого не прячусь!»
Эксклюзивное интервью Алимжана Тохтахунова, также известного как Тайванчик

Алимжан Тохтахунов — российский бизнесмен, в свое время заработавший хорошие деньги в игорном бизнесе. Он также известен как Тайванчик — человек, который входил в десятку самых разыскиваемых ФБР преступников. Тохтахунов отрицает свою причастность к многочисленным громким делам, которые связывают с его именем. К таким, например, как подкуп судей на зимней Олимпиаде 2002 года ради победы русских и французских фигуристов. Сегодня Тохтахунов не может выезжать за границу, но, по его словам, вполне комфортно чувствует себя в России, мелькая на телеэкранах и общаясь с элитой отечественного шоу-бизнеса. В эксклюзивном интервью «Ленте.ру» он рассказал, как разбогател на картах, чем прогневал ФБР и почему за ним закрепилась слава российского мафиози.

«Лента.ру»: Вашей деятельности дают множество определений — от криминальной до писательской. Как бы вы сами ее охарактеризовали?

Алимжан Тохтахунов: В первую очередь я бизнесмен, затем — президент футбольного фонда и заслуженный тренер РФ. Недавно меня выбрали почетным академиком Академии художеств. Кроме того, я написал три книги и состою в Союзе писателей.

Да, меня называют криминальным авторитетом, но за свою жизнь я не совершил ни одного преступления. Может, какие-то погрешности и были, но, по крайней мере, меня на них не поймали. Вы докажите, что я украл, убил или еще что-то. Бизнес имею честный, он состоит в следующем: за время владения несколькими казино у меня накопились деньги, на которые я приобрел недвижимость, которую теперь сдаю. Проще говоря, являюсь индивидуальным предпринимателем.

Свою карьеру вы начали с карточных игр. Расскажите, как был устроен мир игроков в советское время?

Я начинал с футбола, а потом втянулся в карты и начал зарабатывать деньги. Этот мир был особенным — тем, что в него входили очень разные и интересные люди, которые любили не просто проиграть свои деньги, а сделать это по-крупному. Например, офицеры Советской армии или врачи. Бывали там и преступники, воры в законе. В ход шли все игры, в которых можно разжиться деньгами.

Собирались мы в специальных квартирах, которые называли «катранами», или снимали номер в отеле. Счет вели на запись, отмечая выигранные ходы на бумаге, а рассчитывались на слово. Одну игру могли сыграть по 100 рублей, но под конец ставки могли вырасти до 500. Я и вправду был мощным игроком, который выигрывал огромные суммы. Конечно, случалось и проигрываться полностью, но у меня были влиятельные богатые друзья, которые всегда могли одолжить денег.

С кем из криминальных авторитетов вы были знакомы?

Среди них Писо (вор в законе Валерьян Кучулория — прим. «Ленты.ру»), Юра Лакоба (вор в законе Юра Сухумский — прим. «Ленты.ру»), Гиви Берадзе (вор в законе Гиви Резаный — прим. «Ленты.ру»). Я даже видел Монгола (Геннадий Карьков, первый рэкетир СССР — прим. «Ленты.ру»), но познакомиться с ним не довелось. Просто иногда замечал его в ресторане. Мы вместе играли, поэтому я хорошо общался с этими людьми, за ними тоже стоят благородные поступки.

При этом, если доводилось общаться с ворами, в их общак я ничего не скидывал. Другое дело, если ты уважаешь кого-то из ребят, а он, скажем, заболел, можно его как-то поддержать, «взгреть».

В то время игорный бизнес был незаконным. Каким образом вам удалось избежать проблем?

Мы как бы не нарушали закон, ведь никто не знал, что игра идет на деньги. А в случае чего — на бумажных записях неясно, отмечены там суммы или очки. Все действовали разумно и не носили крупные выигрыши с собой в кармане.

Когда за вами закрепилось прозвище Тайванчик и слава русского мафиози?

Тайванчик пошло еще с футбола. В Ташкенте я состоял в команде, где всем игрокам давали какие-то прозвища. Что касается криминала, то это происки журналистов и попытки оклеветать меня из-за роскошного образа жизни. В Советском Союзе мы, может, и были «каталами», но не мафией. При этом я помню, как милиция совершала на нас облавы. Весь отдел знал нашу компанию поименно, но они понимали: мы безвредные люди. Поэтому просто задерживали, штрафовали и отпускали.

Думаю, эти разговоры пошли из-за одного случая из моего недавнего прошлого: год назад я пошел на день рождения, а там внезапно началась стрельба. Именинник к разборкам был непричастен, он вообще бизнесмен...

Он имел какое-то отношение к криминалу?

Сейчас вы любого бизнесмена можете в этом обвинить. Будто бы сто процентов из них прямо и честно зарабатывают деньги! Вы же понимаете, что в каждом заработке есть доля криминала.

В чем состоит ваша?

Ни в чем. У меня маленький и законный бизнес…

Свой первый срок вы получили в 1972 году за нарушение паспортного режима. Вас осудили на год, но освободили через три месяца, в СМИ есть информация, что с этим вам помог Иосиф Кобзон.

Все верно. Я жил в Москве с женой, но прописан был в Ташкенте. Мой брат ушел в армию, мама умерла. Если бы я прописался в Москве, то потерял бы квартиру, которая ждала брата.

На тот момент я уже имел друзей в шоу-бизнесе, и моему освобождению действительно поспособствовал Кобзон. Они с Юрием Антоновым даже дали концерт для сотрудников милиции, но это не помогло. Тогда в Москве Иосиф Давыдович обратился к руководству МВД СССР. Сначала они отказали, но затем проверили меня, ничего не нашли, и срок удалось сократить. Кобзон очень просил за меня, говорил, что я не такой, как они себе надумали, хоть и играю в карты. К слову, просила и София Ротару. Но в милиции тогда вообще по именам сажали, а мое имя было на слуху, потому что я был успешен. Это зависть, не более.

Но затем в 1985 году вы были осуждены за тунеядство и отсидели еще год.

Да, я играл в карты и не был нигде официально оформлен. Помню, следователь мне говорит: «А почему вы с такими возможностями официально устроиться не можете?». На что я ответил: «Если бы я оформился и получал деньги, не работая, то вы бы меня вообще засадили лет на семь».

Они и сами нарушили со мной все законы: моя жена тогда работала секретарем у композитора Тухманова и получала 600 рублей зарплаты, у нас была маленькая дочь. Я имел полное право за ней присматривать на дому. Просто в милиции дали команду меня посадить.

Говорят, эти проблемы возникли из-за конфликта с высокопоставленным сотрудником МВД из Ташкента, который переехал в Москву...

Да, он обещал меня засадить. Таким образом за мой счет он хотел продвинуться по службе, что и сделал.

Рассказывая об этой ситуации, Кобзон упоминал, что этот ташкентский сотрудник МВД обещал «засадить всех авторитетов».

Заметьте, авторитетов — без слова «криминальных»! Милиции так меня преподнесли, обвинили во всех грехах, а ведь этот сотрудник даже меня не знал. Он написал несколько докладных в Москву, будто я посылал воров в Ташкент, обкрадывать квартиры. Чушь! Как будто в Москве нет квартир!

Что вы вынесли из жизни за решеткой?

Лишь то, что я очень люблю свободу.

С вашим другом Вячеславом Иваньковым, известным как Япончик, вы там познакомились?

Нет, на свободе, мы как-то вместе играли в карты.

Каким человеком он был?

Нормальный мужик, правильный. Просто очень принципиальный, дерзкий, ну и вопросы свои решал соответственно. Не любил людей, которые говорят и не делают. Он хоть и был вором в законе, но порядочным. Спортом много занимался. Мне нравилось, что он никогда не врал, был начитанным и умным, с ним можно было поговорить на любую тему. Он даже глаза посадил, когда вышел из тюрьмы, из-за постоянного чтения. Я знал его лет 50, но общего бизнеса у нас не было.

В СМИ пишут, что он назначил вас «смотрящим» по Европе.

Это неправда. В 1989 году там было мало русского народа и не было криминала, насколько мне известно. «Смотреть» было не за кем.

В 1989 году вы уехали за границу, в Германию, и начали там бизнес. Какой именно?

Я занимался поставками товаров Западной группе войск в Германии.

Там было расследование контрольного управления Администрации Президента о хищениях.

Я ни при чем. Мы просто продавали мелочи, вроде кастрюль и телевизоров, а то расследование касалось угля, танков, оружия и прочих масштабных вещей.

Некоторые западные спецслужбы считают, что вы имели непосредственное отношение к торговле оружием Западной группы войск, которое в результате попадало в одну из арабских стран.

А почему же меня тогда не задержали? Раз задержания не было — значит, я не виноват! Торговля оружием — это не шутки, особенно если оно поставлялось в арабские страны. Спецслужбы только говорят и сидят на месте. На меня всегда наговаривали, а по итогу борются со мной, как со всей Россией.

Тем не менее пресса того времени пишет, будто вас выслали из Германии. За что?

Очередная ложь журналистов! Я сам уехал, купил квартиру в Париже. Там у меня было две фирмы, одна специализировалась на поставке продуктов из Франции, а другая — на помощи нашей культуре и шоу-бизнесу. Все законно!

В одном из ваших интервью вы упоминали, что были высланы из Парижа...

У меня на тот момент был израильский паспорт, я имел право находиться в стране три месяца и просрочил свое пребывание. Я просто не знал этого закона. Поскольку за мной тщательно следили, то выждали, пока пройдет один день, и объявили, что я нарушил паспортный режим. Но я выиграл суд и вернулся обратно.

Хочу пояснить: меня выгнали из Монако, объяснив, что если отъеду на пару километров от границы, могу спокойно остаться на территории Франции. Я как раз узнал, что в Монте-Карло проводится концерт «Красного Креста». Билеты были очень дорогими, к тому же у любого посетителя должны были быть рекомендации от двух жителей Монако. Меня рекомендовали охранник принца Альберта и его жена. Вечером мы гуляли, а в 9 утра ко мне в номер вломилась полиция и начала обыск, проверили даже смокинг. Они ничего не нашли, но надели на меня наручники и забрали в отделение, посадили в камеру.

Когда пришел переводчик, я спросил у него, за что меня здесь держат. Он ответил, что у них ни за что могут брать. Мне так и пояснили: «Вы нам не нравитесь, мы не хотим, чтобы вы к нам приезжали».

После возвращения в Париж я начал иногда выбираться на отдых в Канны. Как-то утром ко мне опять заваливается полиция. Приносят кучу папок с бумагами и говорят: у нас есть закон, кто изгоняется из Монте-Карло — автоматически изгоняется из Канн. К тому же в Европе за мной и так полиция ходила табунами.

Это в тот период за вами следили сотрудники правоохранительных органов?

Да, и еще как! Бывало, по десять дней приходилось не выходить из дома. Выглядываю в окно, а они сидят на мотоциклах. Я выхожу в магазин, а они сразу за мной бегут, прячутся за столбами. Я потом узнал, что есть такой способ слежки, когда с целью психологического давления намеренно не стараются скрывать свое присутствие.

Как бы смешно это ни звучало, у них если тратишь много наличных денег — относишься к мафии. Когда я приехал в Париж, то купил дорогую квартиру, сорил деньгами направо и налево, не понимая с российским менталитетом, что так лучше не делать.

Когда вы переехали в Италию, вы тоже были арестованы.

Да, меня арестовали прямо на вилле, а в дальнейшем предъявили обвинение в организации Солнцевской мафии, которая промышляла убийствами и похищением людей. Я сказал, что 15 лет жил за границей и в тот период скорее занимался бы организацией итальянской мафии! Все это для того, чтобы выжить меня из Европы — с этой целью и передавалась информация из страны в страну. Потом мне сказали, что меня разыскивает Америка. В Венеции я отсидел более десяти месяцев.

Как вам показались европейские тюрьмы после наших?

Большой контраст. В итальянской, например, намного чище, открытые просторные камеры. В России ты должен жить по тюремным правилам, а там такого нет — все заключенные очень разношерстные и ничего не требуют. Там соблюдалось больше законов, охранники адекватнее. Каждую неделю тебе дают белое и чистое постельное белье, еду можно заказывать на сумму до 1000 евро в месяц, если родственники на свободе могут это оплатить. Торты, пицца, мороженое — что угодно. Еда, которую готовят в самой тюрьме, не хуже ресторанной. Можно даже самим делать спагетти.

За последнее время в России было несколько громких арестов. Что вы о них думаете?

Меня обеспокоила ситуация с футболистами Кокориным и Мамаевым. Ребята молодые совсем, подрались по глупости, а теперь им могут всю жизнь испортить. При этом людей, которые воруют у правительства, почему-то не всегда сажают. Я считаю, что футболистов этих следует отпустить. Они и так свое получили, отбыв столько времени в СИЗО.

Многие узнали о вас в связи с делом о подкупе судьи на соревнованиях по фигурному катанию во время зимней Олимпиады в Солт-Лейк-Сити. Почему именно вас в этом обвинили?

Да мне просто хотели перекрыть кислород! Доказательство тому следующее: скандал был действительно громким, но посадили меня одного! Почему не наказали остальных участников, почему у чемпионов не забрали медали? Да, я действительно знал Анисину (Марина Анисина — олимпийская чемпионка 2002 года в танцах на льду — прим. «Ленты.ру»), которой якобы помог, но это ни о чем не говорит.

Есть информация, что ФБР располагало записями ваших телефонных разговоров с просьбой о подкупе. Вам их включали?

Даже если включали, что с того? Мы с друзьями обсуждали соревнования и просто болели за Анисину, а они усмотрели в этом заговор. Бред!

Вы входили в первую десятку лиц, разыскиваемых ФБР. Как относитесь к этому?

Летом 2003 года я вернулся в Москву, и со стороны российских правоохранительных органов ко мне не было никаких претензий. Входил и входил. Американцы свои происки не оставили. Почему так высоко? Ну не знают больше никого. Япончик да я.

Вы все еще числитесь в розыске Интерпола?

Да.

И не можете покидать нашу страну?

Верно, но мне нравится Россия. Я уже и так везде побывал, мне за границей делать нечего.

Вам заочно были предъявлены обвинения в отмывании денег и организации незаконного игорного бизнеса, речь о международной организации Тайванчика — Тринчера.

Я не мог отмывать деньги. Да, у меня в Америке есть друзья, которые имеют букмекерскую компанию. Я просто делал ставки в их компании, потому что это был крупный бизнес. Там я мог и 50 тысяч долларов поставить, если хотел.

Наверное, нужно было после Олимпийских игр на меня больше гадостей повесить. Я на Кипре, через который будто бы отмывались деньги, даже не бывал.

Но Вадим Тринчер и Анатолий Голубчик, которые тоже считались лидерами организации, действительно ваши старые приятели?

Да, мы играли вместе в карты. Но когда они вышли на свободу, я перестал поддерживать с ними связь. Просто делал спортивные ставки.

Вы в курсе, что на сайте государственного департамента США «Бюро по международной борьбе с наркотиками и обеспечению правоохранительной деятельности» разместило ориентировку на вас и пообещало вознаграждение до четырех миллионов долларов за одну только информацию о вас?

Так вот он я, не прячусь! Дайте мне четыре миллиона!

К слову о крупных суммах: ФБР говорит, что организация Тринчера выплатила вам десять миллионов долларов в конце 2011 года.

Чушь. У меня были какие-то выигрыши, но проигранное они не считают. Только то, что шло сюда. Причем сумма эта — с их слов.

В завершение хотелось бы спросить, почему такого честного человека, как вы, обвиняют в таком количестве преступлений?

Вот и адвокаты постоянно задают мне тот же вопрос. То, как за границей ко мне относятся, что в Европе, что в США, — это политика. Я жил в трех европейских странах — и меня преследовали, чтобы просто выгнать оттуда. У них любят бедных иностранцев, вот и весь секрет.