Силовые структуры
Позывной Анита
Она сорвала покушение на Сталина, Рузвельта и Черчилля. И всю жизнь тайно служила СССР

25 ноября в возрасте 93 лет ушла из жизни Гоар Вартанян — легендарная советская разведчица-нелегал. Вместе с мужем Геворком она несколько десятилетий работала в самых разных уголках мира, добывая важнейшие для советской разведки сведения. Супруги Вартанян, в свое время известные лишь под псевдонимами Анита и Анри, провели много операций, и некоторые по сей день скрыты под грифом «секретно». Но одна уже стала историей, увековечив и их имена. В 1943 году в Тегеране Анита и Анри помогли сорвать покушение немецких спецслужб на лидеров стран антигитлеровской коалиции — Сталина, Рузвельта и Черчилля. Историю легенд советской разведки вспомнила «Лента.ру».

«Я очень благодарен английской разведке»

Гоар Вартанян (в девичестве Пахлеванян) родилась 25 января 1926 года в армянском городе Ленинакане (ныне Гюмри). В 1932 году ее семья переехала в Иран и поселилась в Тегеране, а отец Гоар занялся предпринимательством. Жизнь девушки круто изменилась, когда она, еще подростком, познакомилась с будущим мужем Геворком. Он тоже был родом из семьи армян-переселенцев: в 30-х годах из Ростова-на-Дону они перебрались сначала в Тавриз, а затем переехали в Тегеран.

Отец мальчика Андрей Вартанян, который на родине был директором маслобойного комбината, за рубежом открыл кондитерскую фабрику. Однако главным делом его жизни была разведка в интересах СССР. Часто он оказывался «под колпаком», его задерживали по подозрению в шпионаже, но всякий раз отпускали за неимением доказательств. Глава семейства не распространялся о роде своей деятельности, но в какой-то момент Геворк все же узнал от отца, что тот разведчик. Вартанян-старший время от времени привлекал сына к работе, давая ему несложные поручения — например, передать сообщение нужному человеку.

В итоге Геворк пошел по стопам отца, который отдал разведке 23 года своей жизни. В 1940 году 16-летний Геворк познакомился с тегеранским резидентом советской разведки на Ближнем Востоке Иваном Агаянцем. Тот по достоинству оценил способности юноши и поручил ему создать разведгруппу, куда в итоге вошли несколько сверстников Вартаняна-младшего.

Неформальное название «Легкая кавалерия» группа получила из-за того, что молодые разведчики чаще всего передвигались по Тегерану на велосипедах. Более серьезное транспортное средство — мотоцикл Zundapp — появился у них лишь в 1942 году. В том же году Геворк Вартанян, который в то время действовал под псевдонимом Амир, получил очень ответственное задание.

Как выяснила советская разведка, британские спецслужбы создали в Тегеране школу, где обучали шпионов и диверсантов для последующей переправки на территорию СССР. Геворку поручили внедриться в нее под видом ученика. Задуманное с блеском удалось — молодой человек успешно прошел собеседование и приступил к занятиям.

Благодаря этому маневру каждый слушатель школы был под наблюдением советских спецслужб: вражеских шпионов знали в лицо, поэтому, как только кто-то из них пересекал границу СССР, их задерживали и перевербовывали. Британцы вскоре поняли, что их планы провалились, и закрыли школу. А Геворк не только помог Советскому Союзу, но и успел получить важные для разведчика навыки: изучил основы вербовки, правила создания тайников и выявления наружного наблюдения, овладел мастерством шифровки.

«Я очень благодарен английской разведке  — у меня появилась возможность за эти шесть месяцев получить много навыков, которые мне пригодились потом в работе», — говорил Геворк Вартанян много лет спустя.

Любовь во время войны

Часто Геворк забегал в гости к своему другу Оганесу Пахлеваняну и лакомился спелыми гранатами в его дворе. Там он и познакомился с сестрой Оганеса — 13-летней Гоар. Позже, уже будучи во главе «Легкой кавалерии», Геворк предложил девушке вступить в разведгруппу. Гоар с радостью согласилась. Юная разведчица проявила себя уже в первые месяцы: она сумела выследить двух советских летчиков-дезертиров, которые на своих самолетах перелетели из Баку в Тегеран, чтобы позже примкнуть к фашистам. Благодаря работе Гоар было установлено логово перебежчиков.

Через несколько лет между 18-летним Геворком и 16-летней Гоар возникла симпатия: девушке импонировало то, что все товарищи относятся к ее избраннику с большим уважением, да и женским вниманием он тоже обделен не был. Однако Геворк выбрал именно Гоар — единственную девушку в своей разведгруппе. У них начался роман.

Разведчики из «Легкой кавалерии» продолжали свою непростую работу: они выявляли в Тегеране вражеских диверсантов и шпионов, а в иранской столице среди 20 тысяч немецких переселенцев сторонников Гитлера было достаточно. Благодаря работе юных разведчиков только в 1940-1941 годах удалось обезвредить около 400 немецких агентов. Врагов порой выдавали детали, на которые многие обыватели даже не обратили бы внимания: к примеру, проникающие на территорию Ирана агенты переодевались в местную одежду, а вот обувь сменить частенько забывали. Но это замечали разведчики из «Легкой кавалерии», которые выслеживали противников и сдавали их властям.

Молодость была на руку участникам разведгруппы — благодаря ей они легко втирались в доверие к немецким шпионам. Одним из них оказался Ганс Вальтер, который открыл в Тегеране букинистическую лавку. В ней под видом покупателей агенты фашистов обменивались ценными сведениями. Геворк Вартанян и его товарищи прикидывались книголюбами и ходили к Вальтеру. Хозяин лавки и подумать не мог, что молодые люди как-то связаны с разведкой, а потому часто с ними откровенничал. Ганс рассказал, что в победу фашистской Германии в войне не верит, но своим все равно помогает. В итоге Вальтера перевербовали: он стал сотрудничать с советской разведкой.

Самым знаменитым заданием, выпавшим на долю Гоар и Геворка, стало обеспечение безопасности на встрече лидеров стран-союзников. Верховный главнокомандующий СССР Иосиф Сталин, президент США Франклин Делано Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль договорились встретиться в ноябре 1943 года в Тегеране и обсудить сроки открытия Второго фронта.

Ставка на «Длинный прыжок»

Адольф Гитлер, узнав о готовящейся в Тегеране встрече, задумал избавиться от главных противников одним ударом: Черчилля убить на месте, Рузвельта схватить и позже прилюдно казнить, а Сталина взять в плен и переправить в Германию. Секретная операция получила кодовое название «Длинный прыжок» и была запланирована на октябрь-ноябрь 1943 года. Однако о планах немецких спецслужб узнала советская разведка — благодаря сотруднику аппарата Гитлера штурмбанфюреру Хансу Ульриху фон Ортелю. Об операции «Длинный прыжок» пьяный Ортель проболтался лейтенанту Паулю Зиберту — легендарному советскому разведчику Николаю Кузнецову.

Он тут же передал важную информацию в Москву — и в дело вступила «Легкая кавалерия», которая должна была сорвать операцию. Молодые разведчики действовали по хорошо отработанному сценарию: днем и ночью искали следы немецкого диверсионного отряда, который отправился в Иран. Все это время рядом с Геворком Вартаняном была его подруга. «Гоар — молодец. Такая была девочка с косичками, а смелая», — вспоминал разведчик.

Выйти на след диверсантов разведгруппе Вартаняна помог случай. Поступила информация: пособник немцев — иранец. Его быстро вычислили, но когда решили задержать, оказалось, что он на свадьбе. Геворк Вартанян прибыл на торжество и попытался тихо увести подозреваемого, но тут в дело неожиданно вмешались иранские военные, которые тоже получили данные о личности сообщника фашистов.

Открыв пальбу в воздух из автоматов, они ворвались в помещение, где гуляли около 200 человек, скрутили подозреваемого и впихнули его в автомобиль. На допросе задержанный рассказал все, что знал. Как выяснилось, к тому времени в 120 километрах от Тегерана, в провинции Кум, уже высадились шесть немецких спецназовцев.

Они маскировались под местное население: покрасили волосы и отрастили бороды. Вскоре вооруженные до зубов диверсанты прибыли в Тегеран на верблюдах и, расположившись на вилле в центре города (ее предоставила немецкая агентурная сеть), установили связь с Берлином. «Легкая кавалерия» Вартаняна перехватила и записала переговоры диверсантов, из которых стало ясно: фашисты собираются в ближайшее время высадить в Иране группу захвата, возглавляемую Отто Скорцени. Этот немецкий диверсант прославился в сентябре 1943 успешной операцией «Дуб», во время которой был освобожден свергнутый итальянский диктатор Бенито Муссолини.

Именно боевой отряд под командованием Скорцени должен был провести главную фазу операции «Длинный прыжок». Фашисты планировали захватить лидеров стран-союзников прямо в посольстве Великобритании 30 ноября — в день рождения Уинстона Черчилля. Причем проникнуть в здание немецкие диверсанты собирались по канализационным трубам.

Но как только советская и британская разведки узнали об этих планах, все диверсанты на вилле в Тегеране были задержаны. Один из фашистов успел передать условный сигнал о провале операции (по другим данным, ему позволили это сделать союзники). Как бы то ни было, после этого немцы отменили «Длинный прыжок».

64 года спустя внучка Уинстона Черчилля добилась встречи с Геворком Вартаняном. В 2007 году она специально приехала в Москву, чтобы лично поблагодарить разведчика за спасение жизни дедушки.

«Мой выбор зависел только от меня»

Гоар и Геворк Вартанян поженились 30 июня 1946 года, уже после войны. Супруги жили мирно, дружно и относились друг к другу с большим уважением.

«Мой выбор зависел только от меня. Мне никто не навязывал кандидатуру мужа. Замуж я выходила по большой любви», — вспоминала Гоар.

К слову, позже Вартаняны еще дважды сочетались узами брака — этого требовала их легенда на нелегальной работе. Правда, свадебное платье разведчица надевала лишь для первого, настоящего бракосочетания: в остальных (формальных) случаях обходилась красивыми нарядами и веселыми вечеринками в ресторанах. «Поэтому брак у нас такой крепкий — три раза сочетались», — шутил Геворк, которого супруга ласково называла Жорой. А вот детьми пара так и не обзавелась: такой роскоши они, полностью посвятившие жизнь разведке, просто не могли себе позволить.

В Иране супруги Вартанян пробыли до 1951 года, после чего попросили у кураторов разрешения приехать в СССР и получить высшее образование в языковом вузе. Из-за незнания языков у супругов-разведчиков порой случались неприятные курьезы. К примеру, на очередном задании Гоар и Геворк познакомились с иранским генералом. Следуя легенде, они рассказали новому знакомому, что пару лет прожили в одной из стран Западной Европы.

«И тут генерал начал говорить на языке этой страны — хорошо, чисто. А мы этого языка тогда вообще не знали. И Жора в такт речи генерала только кивает, вставляет время от времени — "да, да". И генерал встрепенулся: вы что, за несколько лет на языке этой страны только "да-да" и научились? А провели здесь — по легенде — столько времени. Вот такой разговор вышел», — вспоминала Гоар.

Дождавшись одобрения сверху, Гоар и Геворк отправились в Ереван, где в 1956 году с успехом окончили институт иностранных языков. Теперь кроме фарси, которым супруги владели в совершенстве, они свободно говорили на английском, испанском и других европейских языках. Заодно Гоар Вартанян всего за пару месяцев в совершенстве освоила мастерство радистки.

«Жора, а об этом можно говорить?»

После поездки в СССР Гоар и Геворк Вартанян вновь выехали за рубеж и около 30 лет работали разведчиками-нелегалами.

«Кто такой разведчик-нелегал? Это человек, который влезает, как говорится, в шкуру другого человека. Когда ты находишься на нелегальной работе, ты работаешь под чужими именем, ты становишься и англичанином, и американцем, и французом. Ты становишься другим человеком, и ты должен взять все от них — знать их культуру, их язык в совершенстве», — рассказывал в одном из интервью Геворк Вартанян.

К слову, только в 2000 году с их миссий сняли гриф «секретно» — и Вартаняны получили возможность рассказывать о своей жизни. Но многое из биографии супругов так и останется тайной: например, полный список стран, где работала семья разведчиков. Известны немногие — например, Италия, где супруги обзавелись многочисленными полезными знакомствами, включая будущего директора ЦРУ и президента республики. Эти связи потом очень помогли им при выполнении важных заданий в США.

На вопросы о том, в каких странах она побывала, Гоар Вартанян даже в беседах с видными российскими политиками отвечала уклончиво. «Во многих», — говорила легендарная разведчица. В разговорах с журналистами Гоар всегда тщательно следила за своими словами и нередко обращалась к мужу с вопросом: «Жора, а об этом можно говорить?». Осторожность в поведении была наработана у обоих годами — порой ценой собственных ошибок, которые могли стать фатальными.

К примеру, в ходе одной из «командировок» Гоар Вартанян чуть не прокололась при банальном походе в парикмахерскую. Она сидела в бигуди, когда увидела через витрину, что у входа в заведение ее ожидает муж. На секунду забыв о конспирации, разведчица вдруг прокричала ему по-русски: «Жора, я сейчас!». Свою ошибку она осознала в ту же секунду — и начала в ужасе озираться по сторонам, ожидая пристального внимания от мастеров и посетителей парикмахерской.

К счастью для Гоар, в помещении была суета, и никто не обратил на ее слова внимания. А вот Геворка и след простыл — испугавшись провала, он бросился судорожно продумывать пути отступления для них обоих. К счастью, его тревоги оказались напрасными.

Тем не менее порой Вартаняны все же оказывались под наблюдением иностранных спецслужб, но всякий раз вели себя очень спокойно и не показывали, что заметили «хвост». Только если наружка начинала вести себя уж слишком нагло, Гоар и Геворк подходили к полицейским и просили проверить «подозрительных личностей», которые им шагу ступить не дают. Но если разведчики понимали, что по-настоящему рискуют, они на время прекращали свою работу и возвращались к ней, лишь убедившись, что опасность миновала.

«Ты все время начеку»

«Ты живешь нормальной жизнью, как живут все. Но ты все время начеку — если несколько раз увидел одного человека, думаешь: "А почему он тут снова прошел?", анализируешь. Но на самом деле ты живешь нормальной жизнью, иначе не сможешь работать, если будешь все время об этом думать», — вспоминала Гоар. Впрочем, стремясь к нормальной жизни, супруги-разведчики неизбежно рисковали. Вартанянов часто звали на светские рауты, но они старались как можно реже бывать в обществе малознакомых людей: опасались нарваться на тех, кто знал их под другими именами.

Впрочем, иногда выходить в свет супругам все же приходилось, чтобы поддерживать легенду. На одном из торжественных мероприятий Гоар Вартанян среди гостей заметила американку, которая знала ее еще в Иране — само собой, под другим именем. Симулируя сильную боль в боку, Гоар попросила мужа о помощи, и они спешно покинули мероприятие. Подобных историй за десятилетия службы у легендарных разведчиков было немало, но Вартаняны ни разу не проваливали задание. Гоар и Геворк объясняли, что подобный успех объясняется просто: они ни разу не сталкивались с предательством.

В СССР Вартаняны окончательно вернулись в 1986 году: сначала обосновались в Москве, а затем переехали в подмосковный дом, подаренный им правительством СССР. Спустя пару месяцев после возвращения из-за рубежа Гоар вышла на пенсию, а Геворк оставался на службе до 1992 года. Он был удостоен звания Героя Советского Союза, но признавался, что три из пяти лучей его звезды принадлежат супруге — верной помощнице и сподвижнице Гоар.

Окончив службу, супруги Вартанян немало времени посвятили работе с новым поколением разведчиков, которым передавали свой уникальный опыт. А в свободное время Гоар и Геворк путешествали: они побывали в самых разных уголках России и постсоветского пространства.

В 2012 году Геворка Вартаняна не стало: по словам супруги, он никогда ничем серьезным не болел, но побороть рак 87-летний полковник не смог. Гоар пережила мужа почти на восемь лет. Легендарная разведчица, кавалер орденов Почета, Боевого Красного Знамени и Отечественной войны II степени, Гоар Вартанян будет похоронена 29 ноября на Троекуровском кладбище рядом с мужем.