Ценности
Жиголо и денди
Когда-то мужчины с гордостью носили колготы, юбки и трико. Что заставило их переодеться?

«Лента.ру» продолжает серию публикаций о разных видах одежды. Мы уже рассказали про историю шпилек, мини-юбок, мужских платьев и галстука. В новом материале речь пойдет о базе мужского классического гардероба — костюме.

История мужской одежды не беднее женской: в разные времена и в разных странах мужчины носили туники и драпировались в тоги, примеряли шаровары разного покроя и стеганые халаты, пышные куртки и обтягивающие лосины. «Лента.ру» выяснила, как и почему мужчины сменили это изобилие на «скучный» костюм — и так ли уж он на самом деле скучен.

От Ромула до Людовика

Как одевались мужчины Древнего мира, знает любой, кто открывал школьный учебник истории и заглядывал в археологический музей. Аристократы и простолюдины в Египте и Месопотамии, Греции и Риме драпировались в слои ткани: богачи — в дорогую, расшитую золотом, бедняки — в самую простую и грубую. Портновское мастерство и технологии в те времена были не на высоте, и акцент делался не на покрой, а на стоимость материала и отделки. По той же материальной причине разнилась и длина одежд: на тоги аристократов, закрывавшие сандалии, уходило куда больше ткани, чем на короткие туники рабов. Короткой была и одежда воинов: длинные полы мешали в бою.

Столетиями позднее, когда центр европейской культуры сместился от Средиземноморья севернее, мужчины переоделись в штаны: этого требовали соображения практичности. В штанах было удобнее и теплее и сидеть в седле в военном походе, и охотиться, и работать в поле. Длиннополые одежды по традиции остались уделом священников, но и они во многих странах носили штаны под рясой.

Следуя требованиям времени, более изощренным стало и портновское искусство. В Средние века для того, чтобы прослыть щеголем, уже недостаточно было просто задрапироваться в очень дорогую ткань с вышивками и золотой застежкой-фибулой. Аристократы и дворяне гордились друг перед другом мастерством своих портных, умеющих сшить одежду и по моде (которая в прошлом тысячелетии менялась куда динамичнее, чем во всей прежней человеческой истории), и по фигуре.

Навыки портных позволяли создавать контрастные объемы: скажем, на фресках, сюжетных картинах и портретах эпохи Возрождения можно рассмотреть на мужчинах пышные бархатные куртки с прорезями в рукавах и выраженным акцентом на плечи, облегающие штаны-лосины и ностальгическую память об античном гардеробе — верхние плащи в виде прямоугольных кусков яркой дорогой ткани, ниспадающей складками и закрепляющейся на плечах дорогими застежками. Такое излишество позволяли себе только очень состоятельные люди, по преимуществу из дворянского военного сословия. По развевающемуся за плечами плащу во всаднике узнавали военачальника.

Костюм, отдаленно напоминающий современный, — прообраз современной «тройки» — прочно вошел в европейский обиход в XVII столетии. Расцветом мужской аристократической моды — предвозвестницы современной классики — можно считать гардеробные обыкновения, принятые при дворах французских королей Людовика XIII и Людовика XIV («короля-солнце»).

Путь камзола

«Король-солнце» был настоящим щеголем: например, считается, что именно он ввел в европейскую моду высшего сословия прообраз современного мужского галстука. При нем и его придворных, старавшихся не отстать от сюзерена, окончательно оформился стиль, которого парижские, а за ними и европейские и североамериканские модники придерживались до рубежа XVIII-XIX столетий: белая рубашка из тонкого батиста с манжетами и жабо, короткие штаны-кюлоты с чулками и башмаками, поверх рубашки — облегающий камзол длиной до середины бедра или чуть ниже (часто без рукавов, прообраз более позднего жилета), сверху него — кафтан с широкими разведенными в стороны полами и рукавами с широкими обшлагами. В холодную погоду мужчины надевали поверх кафтана просторные суконные плащи-накидки с капюшоном или без такового, похожие на нынешние военные плащ-палатки.

Из всей одежды (обувь и аксессуары — особая статья, они могли стоить тысячи франков) именно кафтан был главным показателем состоятельности и вкуса щеголя. Это была самая непрактичная и самая дорогая часть костюма. Стирать его было нельзя, химчистки не существовало, поэтому с кафтаном обращались бережно и никогда не надевали прямо на сорочку (чтобы он не впитывал пот). Что характерно, и самое слово «кафтан», и многие его детали, включая демонстративно роскошную ткань и отделку, европейцы позаимствовали у турок. Роскошь Оттоманской империи в Новое время постоянно волновала европейское воображение.

Камзолы иногда шили из кожи (для большей носкости). А выходной кафтан даже у самого небогатого дворянина украшали полоски галуна по подолу и вокруг пуговиц, а сами пуговицы были по крайней мере серебряными. Богачи и щеголи (их еще называли «петиметры») вроде российского посла при французском дворе в конце XVIII столетия князя Куракина по прозвищу Бриллиантовый князь для придворных церемоний надевали кафтаны, расшитые драгоценными камнями, с золотыми пуговицами, усыпанными бриллиантами.

Те же кафтан и камзол носили и люди более низкого сословия. У протестантских священников одежда была демонстративно простой (без галуна, позументов, с дешевыми пуговицами). У солдат были форменные камзолы условных армейских цветов, по которым военные опознавали противника на поле боя. Поверх камзола дворяне носили перевязь со шпагой, которая тоже могла богато украшаться (можно вспомнить Портоса из «Трех мушкетеров»).

Проще — не значит дешевле

Конец демонстративной роскоши аристократии положила Французская революция. Да и сами дворяне, похоже, подустали от необходимости наряжаться «подобно ветреной Венере», «по два часа по крайней мере пред зеркалами проводя». Ушли в прошлое многие детали мужского костюма, вроде бриллиантовых пуговиц, пышных кружевных жабо, туфель с богато украшенными пряжками.

Уже к началу XIX столетия окончательно вышли из моды и пудреные парики с косами и буклями (валиками волос на висках). А ведь еще при Павле I знаменитый фельдмаршал Суворов впал в немилость у этого монарха в числе прочего потому, что призывал его отказаться от париков и слишком сложной и неудобной одежды у солдат. Центр мужской моды из Парижа переместился в Лондон: тамошние портные отлично знали, как угодить аристократам новой формации, месяцами жившим в загородных поместьях и увлекавшихся охотой, верховыми прогулками, а позже, подобно лорду Байрону, и длительными поездками в не самые комфортабельные для праздного путешественника уголки Европы и Ближнего Востока.

Камзол укоротился до практичного жилета, кружева с манжет и ворота исчезли, короткие штаны с чулками сменились практичными длинными брюками со штрипками, которые надевали поверх простых (по сравнению с образчиками XVIII века) туфель или заправляли в армейские или охотничьи сапоги. А кафтан с широченными обшлагами и растопыренными, как хвост тетерева, фалдами сменил куда более простой сюртук — короткий спереди, длинный с разрезом сзади — прототип будущего пиджака. Галуны и позументы остались только на церемониальных мундирах царедворцев и военных самого высокого ранга.

При этом заказать жилет, сюртук, брюки, рубашку, пальто с «крылаткой» и шляпу у хорошего лондонского портного стоило едва ли не больше, чем некогда пошить парчовый камзол. О респектабельности владельца костюма говорили идеальная посадка сюртука, безупречность швов, качество ткани и фурнитуры.

Костюм как костюм

Путь от сюртука к костюму оказался еще короче, чем путь от камзола к сюртуку. Уже в третьей четверти XIX столетия вычурный, облегающий фигуру и потому далеко не всем подходящий сюртук сменился куда более комплиментарным к несовершенствам человеческого телосложения фраком, а почти сразу за этим — и вовсе простым, на взгляд франта начала XIX века, мешковатым пиджаком. Цветные жилеты, отличавшиеся по оттенку и фактуре ткани от материала пиджака, стали шиться из той же ткани, что и пиджак (кроме праздничных белых жилетов, которые надевали с фраком).

Сначала фрак отличал аристократа и богатого буржуа, банкира, промышленника от интеллигентного разночинца или высококвалифицированного рабочего. Затем и верхи общества примерили пиджак. Сперва с подачи все тех же англичан, помешанных на спорте, твидовый — одежду для охоты или игры в гольф. Но очень скоро состоятельные люди оценили, как простая одежда облегчает жизнь. Первым из влиятельных людей появиться на публике (не на охоте) в пиджаке и брюках разного цвета позволил себе британский король Эдуард VII, вообще большой модник. Пиджак носил и уже упомянутый Форд, и банкиры с Уолл-стрит, и изобретатели братья Райт, и кинозвезды вроде Лоуренса Оливье, и политики, и дипломаты.

Фрак стал одеждой парадной, для особых случаев вроде свадеб или походов на оперные премьеры. Свою роль в упрощении мужского костюма (как, впрочем, и женского) сыграла Первая мировая война. Исчезли жесткие целлулоидные воротнички рубашек, жилет и даже галстук перестали быть обязательными, особенно в неформальной обстановке. Даже после войны не все мужчины сменили форменные френчи снова на пиджак: «военизированный» костюм многие европейцы носили все межвоенные десятилетия, а, скажем, диктаторы Сталин и Мао — всю свою жизнь. Однако общим трендом с начала XX века стал все же костюм в его современном виде: сначала однотонная тройка, потом — двойка.

Если в начале прошлого века костюм, как и автомобиль Генри Форда, «мог быть любого цвета, если этот цвет — черный» зимой (летом, соответственно, светлым — белым или оттенка экрю), то постепенно эти жесткие требования смягчались. Черный остался цветом вечернего костюма в дресс-коде black tie, а днем мужчины носили серые, синие, коричневые модели. Твидовые двойки любил, пожалуй, самый элегантный из советских литераторов Владимир Маяковский. Были, разумеется, верные черному цвету знаменитости: например, такие костюмы предпочитал британский премьер Черчилль.

В СССР костюм (а не пиджак и брюки разных цветов) был одной из отличительных черт номенклатуры. В 1960-е годы иностранцы отмечали, что советские делегации выглядят как армейский взвод или приютский класс — все в одинаковых серых костюмах. Генсек Хрущев демонстрировал иностранным лидерам свое видение демократии, надевая под мешковатый костюм-двойку рубаху-вышиванку без галстука (некоторых такой «фьюжн» не на шутку шокировал, особенно по контрасту с безупречными костюмами внешнеполитического оппонента Никиты Сергеевича — президента США Джона Кеннеди).

Смелые эксперименты

С 1960-х годов костюм не слишком сильно изменился. Самая распространенная вариация классики, обозначающая волны моды в ней в последние десятилетия ХХ века и самом начале ХХI, — чередование однобортных пиджаков с одной шлицей и двубортных — с двумя. Последний вариант был очень популярен в 1980-е годы. Пример: серо-серебристые и оттенка грейдж костюмы тогдашних киногероев.

У многих из тех, кому сейчас около 40 лет, при мысли о «правильном» костюме в памяти возникают герои знаменитого голливудского киноактера Ричарда Гира в лентах «Американский жиголо» и «Красотка» — блестящая ткань из шерсти с шелком, щегольские оттенки: серо-стальной и грейдж. Эти модели итальянского дизайнера Джорджио Армани уже нельзя назвать излишне скромными: в них читается попытка сделать костюм модным высказыванием. Еще дальше пошли в этом направлении дизайнеры Доменико Дольче и Стефано Габбана: их модели выглядели как ностальгическая аллюзия на рокайльные камзолы времен Людовика XVIII.

Дальнейшие эксперименты с костюмом можно наблюдать уже в наши дни. Особенно славится этим флорентийская выставка трендов мужской моды Pitti Uomo. Оттуда пошла популярная в начале 2010-х мода на зауженные и укороченные костюмные брюки, открывающие щиколотки, а также вновь вернувшаяся на несколько сезонов мода на жилеты (причем не обязательно из той же ткани, что и пиджак).

Самое, пожалуй, ироничное модное высказывание на тему мужского костюма принадлежит недавно покинувшему дом Balenciaga дизайнеру грузинского происхождения Демне Гвасалии. Он уже в первой своей коллекции для этого дома выпустил на подиум моделей в пиджаках с гротескным акцентом на линии плеча и из самых неожиданных тканей: например, атласного жаккарда с выработкой, напоминающего материю для гардин.

При всем этом большинство современных дизайнеров мужских коллекций утверждает, что не собирается отказываться от мужского костюма как базы гардероба. Он удобен, практичен, универсален, создает у своего обладателя деловой и респектабельный вид и вполне подвержен умеренным модификациям и версификациям.

Можно менять покрой (например, летний льняной пиджак без подклада) и материал костюма (от легчайшей летней шерсти у Kiton и Ermenegildo Zegna до немнущейся и легко переносящей стирку ткани, сделанной по особой технологии, у Hugo Boss). Пиджак можно сочетать с рубашкой и футболкой, джемпером-водолазкой и кашемировым жилетом. Вероятно, мужской костюм ждет будущее не менее богатое, чем его прошлое.