Силовые структуры
Очень большой куш
Они провернули крупнейшую аферу 90-х. Россия потеряла алмазы на сотни миллионов долларов

Ровно 20 лет назад в Москве начался процесс по делу фирмы Golden ADA, которое в СМИ окрестили алмазной аферой века. Мошенники при помощи хитроумных схем сумели вывезти из хранилищ России тысячи карат алмазов, бриллиантов и других драгоценных камней, не говоря о золоте и серебре. В результате этой и других афер алмазному запасу страны был нанесен огромный ущерб, но наказания за эти колоссальные хищения оказались просто смешными: даже главный фигурант «дела Golden ADA» Андрей Козленок получил всего шесть лет лишения свободы, которые потом сократились до четырех... Историю алмазной аферы века вспомнила «Лента.ру».

Алмазный тупик

Торговля алмазами, которыми в лихие 90-е полнились хранилища Гохрана, имела важное стратегическое значение для российской экономики. Осуществлялась она, по международным правилам алмазного рынка, через посредника-монополиста — корпорацию De Bееrs с представительством в городе Йоханнесбурге (ЮАР). Однако такое положение дел не устраивало Россию, которая добывала четверть всех драгоценных камней в мире.

Постепенно на государственном уровне стали все чаще обсуждаться возможные способы выхода из-под крыла монополиста De Bееrs — в частности, создание собственных международных компаний для огранки и продажи алмазов. Это позволило бы России не отдавать посредникам миллионы, а то и миллиарды долларов ежегодно. Но дальше разговоров долгое время дело не шло. Да и контракт с De Beers, по истечении которого теоретически можно было бы поменять условия игры, действовал до 1995 года. Однако все изменилось гораздо раньше.

...В один из дней 1992 года на пороге кабинета главы Российского комитета по драгоценным металлам и драгоценным камням (Роскомдрагмет) Евгения Бычкова появился некто Андрей Козленок. Козленок успешно окончил Плехановку, защитил кандидатскую диссертацию и имел опыт работы главбухом в знаменитой столичной клинике «Микрохирургия глаза». В 1988 году Козленок становится гендиректором фирмы «Совкувейт инжиниринг» — она занималась хозяйственной деятельностью объединения, действовавшего при московском ГАИ и занимавшегося автомобильным обслуживанием иностранцев. Козленок одно время даже имел собственный кабинет в здании столичного главка МВД на Петровке, 38, а еще наладил для столичных гаишников производство автомобильных знаков. Однако к главе Роскомдрагмета Бычкову Козленок пришел с совершенно новой для себя идеей.

Из грязи в князи

План Козленка состоял в том, чтобы создать иностранную фирму, которая позволит России напрямую выйти на международный рынок торговли алмазами и бриллиантами. Офис компании должен был появиться в США — стране, которая славилась антимонопольной политикой и откровенным противостоянием с De Beers. Козленок также настаивал, что компания обязательно должна быть частной: по его мнению, госпредприятие не могло быть успешным в рыночных условиях США.

Глава Роскомдрагмета Бычков с доводами Козленка согласился и успешно продвинул проект на госуровне: добро на открытие фирмы дал в итоге глава правительства России Егор Гайдар. Правда, этому событию предшествовала довольно темная история. По некоторым данным, тот же Бычков в октябре 1992 года познакомил Козленка и Юрия Сорокина — директора московского завода «Кристалл», который занимался производством бриллиантов.

Козленок предложил своему новому знакомому за определенную плату помочь с реализацией бриллиантов в США. Сорокину понравилось, с какой серьезностью потенциальный партнер подошел к делу: Козленок до мельчайших деталей расписал план сотрудничества и обозначил цены буквально на все — от транспорта и аренды магазинов до рекламы и сейфов под драгоценности.

При этом директора «Кристалла» отнюдь не смутило, что все расходы по сделке с Козленком он должен был покрыть стопроцентной предоплатой. Не насторожил Сорокина и тот факт, что деньги ему предстояло перевести не на счет юридического лица, а частным лицам — гражданам США Ашоту и Давиду Шегирянам, которых Козленок представил как соучредителей. Между тем братья Шегиряны, став партнерами Козленка, сделали огромный карьерный скачок: до этого один из них занимался покраской бордюров на улицах Сан-Франциско, а другой играл на флейте в ресторане.

Договорной капкан

Вскоре стороны заключили договор, согласно которому Сорокин двумя авансовыми переводами отправил на банковские счета американских бизнесменов 1,296 миллиона долларов. Эта сумма стала уставным капиталом детища Козленка: спустя неделю после поступления денег трио предпринимателей зарегистрировали в Сан-Франциско фирму Golden ADA. Аббревиатура ADA расшифровывалась как American Diаmond Association — «Американская бриллиантовая ассоциация».

Фирма расположилась в выкупленном пятиэтажном здании, где также возникло предприятие по огранке алмазов. Козленок стал обладателем 60 процентов акций компании, а братья Шегиряны получили по 20 процентов. Казалось бы, партнеры сдержали слово. Однако время шло, а директор «Кристалла» Сорокин никаких дивидендов не видел. Тогда он попытался расторгнуть контракт с Козленком и Шегирянами, но оказалось, что Golden ADA полностью защищена его условиями, и до окончания срока договора в 1994 году Сорокин так и не смог ничего сделать, хотя пытался обращаться даже в правоохранительные органы.

Более того, на директора «Кристалла» стали давить и требовать от него продолжать поставки бриллиантов, предусмотренные контрактом с Golden ADA. Делать это Сорокин категорически отказался, перенес три инфаркта и в конце концов ушел с поста директора завода. То, что «Кристалл» пострадал от аферы, удалось доказать лишь в 1996 году. Правда, компенсация заводу оказалась на редкость скромной: он получил два автомобиля — Mercedes и «Волгу», которые ранее принадлежали Андрею Козленку.

Большая игра

Вскоре после истории с «Кристаллом» Golden ADA вышла на международный уровень: она заключила с Роскомдрагметом контракт, согласно которому из России в США надлежало вывезти драгоценные камни и металлы. Они должны были стать залогом под крупный кредит в 500 миллионов долларов, который американская сторона предоставляла российской экономике, а Golden ADA в этой схеме становилась посредником. Впрочем, история с кредитом так и осталась на бумаге: никаких денег из США в Россию не поступило.

Между тем глава Роскомдрагмета Бычков вновь принял самое активное участие в том, чтобы эти условия контракта были одобрены российской стороной — точнее, министром финансов Борисом Федоровым, чьей подписи оказалось достаточно для начала вывоза драгоценностей из Гохрана в США. Сразу после министерского одобрения весь проект был засекречен. Уже позже, когда «алмазное дело» начало активно раскручиваться, Федоров начал утверждать, что стал жертвой обмана: якобы важный документ ему на подпись подсунули злоумышленники, а он не заметил и в суете подмахнул бумагу.

Однако в курсе договора были представители многих инстанций. После того как Ашот Шегирян и Евгений Бычков подписали документ, сделку согласовали в Министерстве внешнеэкономических связей России, Минфине и Государственном таможенном комитете. Согласно договору, продажа вывезенных драгоценностей была возможна лишь с ведома и при назначении цены российской стороной, а посредник — Golden ADA — получала за свои услуги десять процентов от суммы сделок.

Но, как и в случае с заводом «Кристалл», контракт был составлен столь хитрым способом, что принимающая сторона не давала никаких гарантий сохранности российских драгоценностей. В документе не было прописано, как именно они должны реализовываться и по какой схеме деньги от их продажи будут переводиться в Россию. Более того, не было заключено даже соглашение о страховании драгоценностей.

Золотые дельцы

Несмотря на все эти моменты, в кратчайшие после подписания договора сроки российская сторона выслала Golden ADA 40 тысяч карат (восемь килограммов) алмазов и 25 тысяч карат (пять килограммов) бриллиантов. Камни отбирала группа оценщиков, специально по такому случаю прибывшая из Израиля. Специалисты оценили стоимость одного карата российских алмазов примерно в тысячу долларов. Таким образом, стоимость всех 40 тысяч карат составила 40 миллионов долларов. Однако существует версия, что стоимость камней специально занижалась в десять раз, и алмазы на самом деле стоили не 40, а 400 миллионов...

Кроме драгоценных камней хранилища Diamond center, принадлежащие Golden ADA, пополнились пятью тысячами золотых монет (в том числе редких), полутонной серебра (в основном посуды) и почти 50 килограммами различных дорогостоящих украшений. Всего с мая по июнь 1993 года из России в США было вывезено ценностей примерно на 95 миллионов долларов — и это лишь по оценке израильских специалистов. При этом сокровища Гохрана везли не только на специально оборудованных грузовых, но и на обычных пассажирских самолетах.

Впрочем, вскоре после того, как российские сокровища оказались за океаном, их начали совершенно бесконтрольно распродавать: деньги в карманы Козленка и Шегирянов потекли рекой. На них владельцы Golden ADA стали покупать элитную недвижимость — к примеру, пять шикарных коттеджей на знаменитом озере Тахо в Калифорнии, не говоря о яхтах и автомобилях. Интерьер дома Андрея Козленка украшали огромные часы из чистого золота, яйца Фаберже, статуэтки и подлинники картин известных художников. А свой досуг он проводил за игрой в шахматы — причем фигурки были сделаны из драгоценных металлов и инкрустированы бриллиантами.

Ко всему прочему, руководство Golden ADA обзавелось собственным самолетом и транспортным вертолетом «Ка-32», которым была задобрена полиция Сан-Франциско — города, где базировалась фирма. Правда, хитрый Козленок хоть и подарил вертолет местным полицейским, но оговорил условие, что иногда будет использовать свой подарок для нужд Golden ADA. На торжественное мероприятие по поводу передачи вертолета собрались все сливки общества Сан-Франциско — от мэра города и шефа местной полиции до крупных бизнесменов.

Ход «Звездой»

Пытаясь обзавестись полезными знакомствами, Андрей Козленок постоянно мелькал в США на светских приемах, где познакомился с вице-президентом США Альбертом Гором и супругой президента Хиллари Клинтон. Козленок хотел закрепиться и в политике: он спонсировал предвыборную компанию одного из кандидатов на пост губернатора штата Калифорния — впрочем, безуспешно.

Одновременно с этим Козленок задумал войти в российскую алмазодобывающую отрасль и даже присмотрел перспективное месторождение драгоценных камней в Перми. Долго обрабатывать областную администрацию совладельцу Golden ADA не пришлось: пермским чиновникам хватило обещания привлечь инвесторов и туристической поездки на Багамы. После этого Козленок получил добро на геологоразведку и добычу алмазов.

А в 1994 году был подписан новый договор о продаже российских алмазов на сумму 88 миллионов долларов. Перед его заключением Козленок специально создал при Golden ADA дочернюю компанию — акционерное общество закрытого типа (АОЗТ) «Звезда Урала», которая по сути являлась фирмой-однодневкой. В этом была логика: по международным правилам Россия не имела права продавать чистые алмазы напрямую зарубежным предприятиям (в первом случае 40 тысяч карат алмазов были отправлены под залог). А вот отечественным фирмам, в числе которых оказалась и «Звезда Урала», — вполне.

После подписания всех необходимых бумаг «Звезда Урала» передала Golden ADA два ведра алмазов, поступивших из Гохрана. Передача формально состоялась на так называемой давальческой основе — с целью дальнейшей огранки и возвращения в Россию. Впрочем, возвращать алмазы Козленок не собирался.

Через ряд подставных фирм он переправил камни транзитом через Швейцарию в Бельгию, где продал одной из местных фирм. По другим данным, алмазы отправились в Южную Африку. Как бы там ни было, денег за драгоценности российский бюджет так и не получил, несмотря на оговоренные в контракте сроки — 60 дней с момента получения камней «Звездой Урала».

Под прицелом спецслужб

Тем временем Козленок не останавливался на достигнутом: вместе с братьями Шегирянами он открыл несколько дочерних предприятий в США, России и Бельгии — фирмы занимались авиаперевозками, продажей картин и недвижимости, производством и сбытом эксклюзивного холодного оружия, ювелирных изделий и инструментов для обработки алмазов.

Но троице не удалось избежать уголовного преследования: практически одновременно ими заинтересовались ФБР и ФСБ России. Причем российские силовики сначала обратили внимание на деятельность руководителя АОЗТ «Звезда Урала» Николая Федорова — его заподозрили в налоговых махинациях.

Проверяя всю подноготную деловых связей Федорова, ФСБ обнаружила сомнительную операцию с ведрами алмазов, а затем вскрылась и предыдущая афера. Выяснилось, что по самым скромным подсчетам России был нанесен ущерб более чем на 180 миллионов долларов, при том что от Golden ADA в Россию поступило всего 13 миллионов долларов.

Козленок какое-то время пытался сохранять лицо, несмотря на усиливавшиеся подозрения. Например, он заявил российским чиновникам, что кронпринц африканской Ботсваны в ходе напряженных переговоров с ним согласился на реализацию африканских алмазов через российские фирмы, минуя при этом De Beers. Правда всплыла лишь через год, когда выяснилось, что никакого кронпринца не существует.

Залечь на дно в Антверпене

Козленок быстро смекнул, что нарвался на большие проблемы, и поспешил продать Golden ADA. Покупателем фирмы стал ее финансовый консультант Раджив Госсейн, который отдал за компанию несколько миллионов долларов. Впрочем, после сделки Козленок принялся утверждать, что его вынудили переписать Golden ADA на Госсейна: неизвестные бандиты якобы похитили Козленка и увезли в Мексику, чтобы вынудить его подписать нужные бумаги, и даже захватили в заложники его сына.

По словам Козленка, новый владелец Golden ADA заключил договор с заинтересованными лицами и за пять миллионов долларов согласился ликвидировать фирму, а также уничтожить документы о ее деятельности. После этого Госсейн реализовал часть наиболее ценного имущества Golden ADA и перевел деньги на свои счета в швейцарских банках, после чего переехал на ПМЖ в Малайзию. Правда, спокойной жизни там Госсейн не обрел и вскоре был убит.

Что до самого Козленка, то он обзавелся липовым паспортом на имя гражданина Греции Андреуса Илиадиса, изменил внешность при помощи пластической операции и отправился в бельгийский Антверпен. Там он решил обосноваться надолго и даже приобрел трехэтажный особняк: Козленок знал, что между Россией и Бельгией нет соглашения об экстрадиции преступников. Поэтому он не особо переживал, когда 21 января 1996 года его доставили в полицию для допроса: российские правоохранительные органы установили, где находится Козленок, и решили побеседовать с ним как со свидетелем.

К слову, в октябре 1997 года представителям российского следствия удалось допросить в США Ашота Шегиряна. Тот незадолго до этого пытался бежать из Штатов по поддельному паспорту на имя Мартина Эша, гражданина Доминиканской Республики. Однако Шегиряна задержали в лондонском аэропорту Хитроу, вернули в США, возбудили против него уголовное дело о неуплате налогов на 63 миллиона долларов и поместили под домашний арест.

Правоохранительные органы США пытались всячески помешать тому, чтобы Шегирян давал показания российской стороне. Американцы планировали арестовать имущество Golden ADA и использовать его для покрытия многомиллионного долга Шегиряна перед казной США, но российские следователи в итоге все же его допросили. Ашот заверил, что не участвовал в принятии судьбоносных для Golden ADA решений, подписи за него якобы подделывал Козленок, и вообще они с братом — всего лишь жертвы обстоятельств.

Впрочем, оправдания Шегиряна не помешали российскому следствию обвинить его в мошенничестве. Но на этом все и кончилось: обвиняемый был гражданином США, и шансов на его выдачу России фактически не было. А его брат Давид и вовсе сумел ускользнуть от правосудия: по оперативной информации, он затерялся на просторах Латинской Америки и находится в розыске до сих пор.

Международный переплет

Между тем план американцев получить средства от продажи имущества Golden ADA, которое оценивалось в 164 миллиона долларов, провалился — его в конце концов признали собственностью России. Американцы могли претендовать лишь на сумму неуплаты налогов фирмы — 10 миллионов долларов вместо 118 миллионов, которые изначально требовали налоговики США.

А положение Андрея Козленка, который рассчитывал на безбедную жизнь в Антверпене, внезапно оказалось очень шатким. Вскрылся неприятный для него факт о поддельном паспорте на имя грека Илиадиса, а срок его рабочей бельгийской визы стремительно подходил к концу. В итоге Козленка арестовали, а Россия и Бельгия начали обсуждать, каким образом можно экстрадировать фигуранта громкого дела на родину. Аферист решил воспользоваться этой задержкой: убедил суд выпустить его под залог в два миллиона бельгийских франков, купил билет на самолет и рванул в Афины, куда успел перевести часть капиталов. Однако в аэропорту прибытия правоохранительные органы Греции задержали Козленка за незаконное пересечение границы.

Примерно в это же время «алмазное дело» лишилось важного фигуранта: в камере столичного СИЗО свел счеты с жизнью Сергей Довбыш — один из ключевых подельников Козленка, которого обвинили в хищении 20 миллионов долларов и хранении нелегального оружия, боеприпасов и золота.

Несмотря на то что между странами существовало соглашение «Об оказании правовой помощи по гражданским и уголовным делам», Греция не сразу выдала Козленка России. До этого целых полгода адвокаты предпринимателя пытались убедить греческое правосудие в том, что дело в отношении их подопечного сфабриковано и носит политический характер. Давили юристы и на жалость: мол, в российских тюрьмах ужасные условия, а у их подзащитного якобы диагностирован цирроз печени.

Кроме того, аргументом адвокатов стала загадочная смерть в СИЗО Сергея Довбыша. По мнению юристов, его могли устранить и замаскировать расправу под самоубийство, а значит, и жизнь Козленка в России окажется под угрозой. Но все эти доводы не помогли: в мае 1998 года греческий суд постановил экстрадировать мошенника в Россию. Фемиду поддержал министр общественной безопасности Греции, который отклонил прошение о предоставлении Козленку политического убежища. Через несколько дней после решения суда главного фигуранта «алмазного дела» доставили в Москву.

По всей мягкости закона

Оказавшись в московском СИЗО «Лефортово», Козленок сразу же отказался от дачи показаний. Он решил держаться избранной ранее линии — мол, ничего об аферах не знает, руководящих должностей в Golden ADA не занимал и ничего важного не подписывал. А для того, чтобы обезопасить себя, Козленок передал следователям через адвокатов, что сводить счеты с жизнью в камере он не собирается.

Из нескольких десятков человек, проходивших по «алмазному делу», на скамье подсудимых в итоге оказались четверо: Козленок, бывший глава Роскомдрагмета Бычков, глава «Звезды Урала» Николай Федоров и бывший руководитель департамента финансов правительства России Игорь Московский. Приговор, который был вынесен в мае 2001 года, оказался более чем мягким: реальные сроки — 6 лет и 3,5 года лишения свободы соответственно — получили лишь Козленок и Федоров.

С учетом продолжительности следствия и судебных слушаний, Федорова после оглашения приговора освободили прямо в зале суда. А в ноябре того же 2001 года пересмотрели срок и Козленку: он сократился с шести до четырех лет лишения свободы. Что же до Бычкова и Московского, то они не сидели ни дня: получив по три года, оба сразу же попали под амнистию как обладатели государственных наград.

Андрей Козленок освободился в 2002 году и заявил ожидавшим у стен колонии журналистам, что едет к маме. Его дальнейшая судьба неизвестна: по некоторым данным, главный фигурант дела Golden ADA уехал из России и сменил фамилию. Между тем из похищенных в ходе алмазной аферы 183 миллионов долларов в Россию вернулись лишь 44 миллиона. Куда делись остальные деньги, до сих пор остается тайной.