Вводная картинка
Среда обитания

Путь отхода. Как Россия решит проблему мусора, избавится от свалок и спасет планету от загрязнения

Ежегодно человечество производит более двух миллиардов тонн бытового мусора, грозящих превратить планету в большую помойку. Для России проблема мусора тоже актуальна — в стране пока нет больших возможностей для его переработки. Однако в ближайшие годы ситуация кардинально изменится. Огромную роль в этом сыграет не только государство, но и каждый гражданин. В России уже работают проекты, продвигающие осознанное потребление — образ жизни, который помогает сократить объемы отходов. Они ведут активную просветительскую деятельность и организуют переработку даже тех видов вторсырья, которые вчера просто отправлялись на свалку. Россияне охотно перенимают новые практики: эксперты отмечают значительный рост экологической сознательности. «Лента.ру» в рамках проекта «Новое общество» рассказывает, что поможет России обойти всех в скорости экологической трансформации.

Россияне выбрасывают около 70 миллионов тонн отходов в год — вес, сравнимый с десятью пирамидами Хеопса. Ежегодно площадь только официальных свалок увеличиваются на 400 тысяч гектаров — это больше, чем Москва и Санкт-Петербург, вместе взятые. Если ничего не предпринимать, то к концу десятилетия их площадь в два раза превысит размеры Азовского моря.

Решать проблему государство настроено всерьез: в 2018 году в России был запущен национальный проект «Экология». Его важнейшей частью станет создание устойчивой системы обращения с так называемыми твердыми коммунальными — привычными бытовыми — отходами (ТКО). К 2030 году на полигоны будут отправлять в два раза меньше отходов. При этом все они будут сортироваться — это важно для организации переработки.

100процентов
отходов Россия будет сортировать к 2030 году

Вторую жизнь к концу десятилетия получит больше трети того, что принято считать бытовым мусором: отходы станут сырьем для новых полезных предметов. Например, из 400 алюминиевых банок можно сделать детский велосипед, всего 25 пластиковых бутылок хватит на флисовую куртку, килограмм газет можно превратить в десять рулонов туалетной бумаги, а одна автомобильная шина превращается в квадратный метр покрытия для детской площадки. Но пока в нашей стране перерабатывается только пять-семь процентов отходов.

Готовность к переменам

Некоторые предметы переработать очень трудно: например, ватные палочки и трубочки. Потому в России собираются запретить их и другие подобные вещи — одноразовую посуду, непрозрачные и цветные бутылки из определенного материала (термопластичного полиэфира, ПЭТ), капсулы от кофе. Но лишить потребителя привычных товаров собираются только после того, как будет продумана альтернатива. Со списком замен уже определились — большую часть предметов можно делать из бумаги или пластика, исключением пока остаются только кофейные капсулы. Инициатива соответствует мировой практике: в Евросоюзе в июле уже вступил в силу закон, который запрещает продавать и производить такие товары, как ватные палочки, одноразовые пластиковые приборы и тарелки.

Российское общество к переменам в обращении с отходами уже готово. Люди обеспокоены состоянием окружающей среды, и большая часть россиян уверена, что раздельный сбор и переработка смогут значительно улучшить ситуацию. Около 90 процентов жителей страны готовы сортировать отходы — в том случае, если специальные контейнеры установят у них возле дома. Но пока объемы сортировки составляют примерно 30 процентов.

Повсеместное развитие инфраструктуры остается делом будущего, но в последние годы многие россияне сами принимают решение сделать жизнь более экологичной. Они переходят к философии осознанного потребления, основанной на заботе об окружающей среде. Люди минимизируют отходы: не покупают лишнего, отказываются от одноразовых предметов в пользу многоразовых, сдают старые вещи в секонд-хенды и готовы сортировать свои отходы для переработки, объясняет основатель проекта «Собиратор» Леонид Синицын.

«Собиратор» — одна из организаций, поддерживающих осознанное потребление в России. Его задача — собирать экологическое сообщество и поднимать уровень культуры, объясняет Синицын. Проект не только готовит лекции, экскурсии, памятки и статьи, но и принимает на переработку самое большое количество видов вторсырья в России — около сотни. Кроме того, в «Собираторе» можно сдать вещи на благотворительность.

Сектор подобных организаций начал формироваться не так давно, но проекты уже появляются по всей стране. Так, в Москве помимо «Собиратора» работает экоцентр «Сборка», в Ярославле запустили проект «Ре:форма», а в Екатеринбурге появился «Немузей мусора», теперь добравшийся и до столицы. Они организовывают сбор вторсырья и объясняют людям важность сортировки мусора. Во многом проекты держатся на помощи волонтеров.

Синицын отмечает, что интерес к теме осознанного потребления в обществе растет «просто экспоненциально»: «Все уже увидели загрязненные океаны, у нас все помнят свалки ужасные. В последние годы нарастает культ потребления, способности промышленности производить много товаров, особенно лишней упаковки. Мы как человечество научились легко и быстро это все делать. Людям, конечно, неприятно во всем этом жить».

30процентов
отходов сортируют сейчас в России

С тем, что у осознанного потребления появляется все больше сторонников, согласен и сооснователь экоцентра «Сборка» Сергей Тушев. Рост интереса подтверждают цифры: в начале 2020 года, вскоре после открытия, в экоцентр приходило 500 человек в месяц, а сейчас число ежемесячных посетителей превысило 10 тысяч человек, уточнил Тушев. Ежемесячно «Сборка» принимает на переработку около 40 тонн вторсырья. Активнее к осознанному потреблению приходит молодежь, но интерес есть у людей всех возрастов. «Здесь есть интересная тенденция: перекличка поколения молодого и старшего — с теми вещами, которые прививались в советские годы. Есть некоторое выпадение тех, кто формировался в 90-е годы. Но даже у них, насколько мы смотрим по аудитории, при появлении детей возникает вопрос: а что будет дальше, какую страну мы оставим детям? И в этом поколении число сторонников осознанного потребления тоже растет», — добавил он.

«А тебе что, больше всех надо?»

Ксения, предприниматель из Москвы, к осознанному потреблению пришла не сразу. Путь начинался с любви к животным: однажды она поняла, что не может просто пройти мимо попавших в беду собак и готова тратить свои силы, деньги и время на то, чтобы им помочь. «Вообще, добрые дела делать страшно. Их делает не так много людей, и на это обратят внимание. Когда я спасала одну собаку, собралась вся деревня: “А тебе что, больше всех надо? Жили и живем нормально, и еще проживем”. В какой-то момент я себе призналась, что могу в себе это стремление подавлять, но хуже от этого будет только мне», — рассказывает она.

А потом ей стало понятно, что в заботе нуждается вся природа. Особенно остро, считает Ксения, стоит проблема с отходами, которых в мире становится все больше. Изменить образ жизни помогла поездка на Байкал: «Это нереальной красоты и нереального магнетизма место, в нем есть что-то шаманское. Там мусор почти на каждом шагу — и это прямо отзывалось... Господи, у нас такая красота, а мы своими руками все это убиваем!»

И девушка решила что-то делать — пусть и на индивидуальном уровне. Для начала Ксения решила сократить потребление одноразового пластика, постепенно внедряя новые привычки и заменяя одноразовые предметы — приборы, бутылки, кофейные стаканы, бахилы — многоразовыми. Правда, быть экологичным оказалось затратно: зеленые товары часто стоят дороже. Кроме того, непросто организовать дома и сортировку отходов, особенно потому, что против накопления мусора дома возражал муж Ксении. Но в итоге супруги установили на балконе четыре контейнера по 150 литров для разного вида вторсырья, к которым позже добавились еще четыре таких же пакета. Отдельно сортируются разные типы пластика, стекло, металлические банки, фольгированная упаковка, полиэтиленовые пакеты.

Своих детей Ксения хочет воспитывать так, чтобы они понимали важность осознанного потребления: «Появятся дети — буду им прививать эту культуру. Но так, чтобы они не сказали, когда вырастут: ”Мать, ты заколебала!”». Она даже готова стать волонтером и помогать знакомым, заинтересовавшимся осознанным потреблением, разобраться в теме. В своем окружении Ксения иногда сталкивается с непониманием: «Такое где-то на Западе работает, а у нас все бессмысленно». «Это меня, конечно, расстраивает, но не побуждает отказаться от новых привычек. Меня греет мысль, что рано или поздно мы к этому придем, — говорит она. — Думаю, то, что я делаю сейчас, — даже не капля в море. Нанокапля. Но если на меня кто-то посмотрит и через два-три года решится, через десять лет — это уже хоть что-то! Я от экологичности вижу только плюсы конкретно для своей жизни. Создается ощущение, что от меня что-то зависит».

Оптимизма добавляет и то, что молодые поколения готовы к переменам. «Вот эта фраза "все молчат, и ты молчи", мне кажется, со временем все равно уйдет в прошлое. Это сознание людей еще советской эпохи, даже девяностых. Я смотрю на двадцатилетних — они другие и не боятся выражать свои эмоции. Чтобы заняться добрыми делами, нужно иметь внутреннюю силу и внутренний стержень. Даже если сейчас это кажется бессмысленным, нужно продолжать. По чуть-чуть — людей станет больше».

Вкладывать и развивать

Государство тоже запускает проекты, популяризирующие экологичный образ жизни. «Нескучные уроки» осознанного потребления для школьников разработал «Российский экологический оператор» (РЭО) — публично-правовая компания, созданная в 2019 году по указу президента страны. Она отвечает за реализацию национального проекта «Экология», задача организации — сформировать систему обращения с твердыми коммунальными отходами. За 2019-2020 годы было создано 14 комплексных объектов по обработке и утилизации отходов, 64 сортировочных комплекса и 27 перерабатывающих предприятий, благодаря чему на обработку в 2020 году удалось направить 16,6 миллиона тонн отходов, а на утилизацию — 4,7 миллиона тонн.

400миллиардов рублей
таковы объемы вложений в инфраструктуру обращения с отходами

Работает РЭО и над развитием вторичной переработки, помогает привлекать инвестиции в сектор обращения с ТКО, организуя инфраструктуру, — общие вложения должны составить более 400 миллиардов рублей. Деньги направит не только бюджет — российские министерства и государственные банки уже работают над привлечением инвесторов. На каждый рубль бюджетных вложений будет приходиться два с половиной рубля частных средств. До конца 2021 года РЭО проинвестирует 13 проектов в 11 регионах России, построит и модернизирует в том числе объекты по обработке отходов. Сумма вложений составит более шести миллиардов рублей.

Развитая инфраструктура сама по себе поддерживает переход к более экологичному образу жизни, замечает Синицын.

В России есть примеры десятилетней, пятилетней давности: города, где внедрили контейнеры для сбора вторсырья по инициативе местного руководителя — мэра, например, — и это сразу заработало. Люди отозвались без каких-то дополнительных стимулирований, им самим неприятно создавать мусор

Леонид Синицыноснователь проекта «Собиратор»

Глава комитета Госдумы седьмого созыва по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов согласился с тем, что общество давно готово к раздельному сбору мусора и осознанному потреблению. Сейчас властям достаточно просто поддержать уже и так существующий общественный интерес, полагает парламентарий. Демотивировать может отсутствие возможностей для раздельного сбора мусора или ситуации, в которых отходы из разных баков в итоге окажутся в одном мусоровозе и на свалке, считает Бурматов.

В перспективе сектору очень пригодится государственная поддержка, уверен основатель «Собиратора». К примеру, перспективным может быть появление госзаказа на стройматериалы из переработанного пластика. «Отрасли нужна стабильность, которую вполне может обеспечить государство, — поясняет Синицын. — Стимулировать можно было бы и сектор переработки отходов. Это низкорентабельная сфера, она сложна, подвержена макроэкономическим влияниям, торговым войнам. Держится она на малых предпринимателях, которые обеспечивают сбор и накопление вторсырья». «Сборка» собирает часть видов вторсырья в убыток, а большую часть — на грани рентабельности, пояснил сооснователь проекта Тушев.

Некоторые виды отходов, например, бутылки кислотного цвета переработчики вообще принимать не готовы. По мнению Тушева, здесь поможет механизм расширенной ответственности производителя (РОП) — компании должны отвечать за 100 процентов выпущенной упаковки или товара, либо направляя их на переработку самостоятельно или объединившись в ассоциации, либо создавая свои мощности по переработке. В таком случае компании просто отказывались бы от трудноперерабатываемых видов упаковки. Механизм РОП поддерживают и в Госдуме: Владимир Бурматов считает, что за переработку и утилизацию упаковки должен платить именно производитель.

Сейчас нормативы в рамках РОП колеблются от 10 до 45 процентов, но в будущем предполагается стопроцентная утилизация упаковки. Требования должны вступить в силу со следующего года, хотя пока в правительстве нет единой позиции по поводу сроков.

Постепенный прогресс

Судя по опыту других стран, реформа обращения с отходами в России займет не один год: на подобные проекты в разных государствах уходят десятилетия, указывал гендиректор РЭО Денис Буцаев. К примеру, Сан-Франциско, который намерен достичь нулевого уровня отходов, работу начал еще в конце восьмидесятых, а спустя 30 лет отправляет на свалки около четверти объема.

Тушев считает, что Россия может справиться и за более короткие сроки. «Есть территории совсем удаленные, где объективные сложности с организацией переработки и раздельного сбора, но если мы говорим про мегаполисы — то в пределах пяти лет вопрос решаемый», — считает он. Впрочем, условием успеха остается разумное и системное развитие инфраструктуры. При введении раздельного сбора важно опираться на мнение экспертного сообщества. Скорость перехода зависит от работы в области просвещения, инфраструктуры, а также доверия граждан к переработке мусора.

Мы можем пробежать этот путь гораздо быстрее, чем Европа. У нас есть наработки как советского периода, так и последних лет, когда появилось много интересных общественных инициатив

Сергей Тушевсооснователь экоцентра «Сборка»

В России организация раздельного сбора отходов пока только начинается: такая возможность есть лишь у 15 процентов граждан. Инфраструктуры недостаточно, не хватает даже пунктов приема вторсырья. Со стороны государства решением задачи занимается и РЭО. Например, компания презентовала сеть фандоматов — специальных аппаратов, куда можно в обмен на бонусы сдать алюминиевые банки, пластиковые и стеклянные бутылки. Автоматов будет 10 тысяч, они появятся в 2022 году в разных регионах страны. Пилотный проект рассчитан на два года, в дальнейшем сеть хотят расширить до 150 тысяч фандоматов. Подобные устройства привлекают внимание людей, полагает основатель «Собиратора» Леонид Синицын. Еще большее любопытство вызывают автоматы, которые перерабатывают сырье непосредственно на месте. «Человек чувствует, что это не напрасно, что он что-то сделал и тут же получил фидбэк», — объяснил он.

Важную роль в популяризации осознанного потребления могут сыграть технологии. К примеру, помогать людям приобрести новые привычки можно с помощью мобильных приложений. Важную роль в развитии осознанного потребления в будущем сыграют разработчики, прогнозирует Синицын. «Нам нужны специалисты, разрабатывающие приложения, которые организуют геймификацию процесса переработки и смогут привлечь на одну площадку и людей, и компании», — объясняет эксперт.

Нужно создать вокруг человека инфраструктуру, связанную с цифровым полем, в которое он погружен. Делая полезные дела, сдавая вторсырье, участвуя в экологических мероприятиях, он мог бы получать за это какие-то бонусы, баллы, «плюшки» — и чувствовать себя героем

Леонид Синицыноснователь проекта «Собиратор»

Но в первую очередь в будущем потребуются педагоги, поскольку впереди большая просветительская работа. Нужны люди, компетентные в вопросах экологии и умеющие объяснять. Проект уже столкнулся с тем, что для работы необходимы совершенно новые специалисты. «Большую часть профессий изобретаем по ходу, ведь мы занимаемся тем, чем до нас никто не занимался. Конечно, есть смежные области: инженер-эколог трудится с такими же документами для жилых комплексов, с теми же подходами, которые он применяет и в других организациях», — поясняет основатель «Собиратора».

В дальнейшем обязательно потребуются изобретатели, которые разработают новые технологии переработки. Некоторые виды отходов переработать сложно из-за отсутствия необходимого оборудования или потому, что это просто невыгодно, рассуждает руководитель исследовательского направления компании «ЭкоТехнологии» Равиль Фехретдинов. Заниматься такими задачами в России начали недавно — два-три года назад, но сейчас уже виден четкий тренд на развитие сектора. «ЭкоТехнологии» проводят испытания по переработке дойпаков из новых материалов (пластиковых пакетов с гибким донышком, таких как от майонеза), а еще тестируют переработку ламинированных пленкой картонных упаковок и нетрадиционных отходов — жвачки и кофейного жмыха. Жвачку пробуют использовать в производстве подошв для обуви, а жмых становится наполнителем для полимера.

Проводит эксперименты и «Собиратор»: проект старается найти переработчиков, готовых взяться за нетривиальные задачи. «Мы просто придумываем новые виды второсырья, которых не существовало, и делаем их обычными. Например, зубные щетки — они образуются у всех, а их никто не принимает», — рассказывает Синицын. «Собиратору» удалось организовать сбор зубных щеток и договориться об их переработке и производстве ручек, а потом выйти на сотрудничество с крупными компаниями: акция проводится совместно с Colgate.

По-деловому

Бизнес все больше интересуется вопросами осознанного потребления, замечает Синицын. Сотрудничество с компаниями — теперь важный фронт работ «Собиратора». Предприятия готовы выделять деньги на то, чтобы стать экологичнее, но нуждаются в профессиональной поддержке. Специалисты помогают не только организовать инфраструктуру для раздельного сбора отходов, но и вовлекают сотрудников — например, марафонами и инструкциями.

Приходит в «Собиратор» и крупный бизнес, и небольшие организации. «Это компании современные, ориентированные в будущее, не только на покупателя, интересующегося базовыми потребностями. Поэтому сфера услуг, сфера торговли, банковский сектор — они идут к нам», — рассказал основатель «Собиратора». Одним из перспективных направлений будущей работы Синицын считает сотрудничество с девелоперами. Внедрять практики осознанного потребления можно начинать уже на стадии проекта жилого комплекса, продумав все заранее. Речь идет и об организации раздельного сбора, и о вовлечении жителей. «Делать это нужно не на сегодняшнем, а на завтрашнем уровне — с применением робототехники в том числе», — считает Синицын.

Достижения техники в целом должны внести вклад в развитие сектора, связанного с осознанным потреблением, поясняет он. Пока их массовое применение еще впереди. «Очень нужны доступные детекторы материалов — и людям, сдающим материалы в переработку, и организациям, которые принимают и накапливают оптовые партии. Сейчас детекторы оцениваются в миллионы рублей, нет экономики в этой отрасли», — сетует Синицын.

Большие возможности может дать и развитие 3D-печати. «Если ее совместить с переработанными материалами, это очень хорошо экономит ресурсы, транспортные, логистические, торговые», — уверяет он. Речь может идти о технологиях, доступных и для домашнего пользования, и для производства на местах — к примеру, на строительных площадках. «Те же самые стройматериалы, которые не требуют высокой очистки пластика, можно производить не централизованно на заводах, а на месте», — объясняет Синицын. Например, при возведении жилого комплекса можно будет тут же напечатать детскую площадку из переработанных материалов.

Роботы спешат на помощь

Помочь человечеству в заботе об окружающей среде в будущем смогут и роботы, которые уже активно внедряются в секторе сортировки. Число проектов из разных стран исчисляется десятками. «Искусственный интеллект, робототехника и компьютерное зрение позволят в течение десяти лет вывести систему сбора и переработки мусора на принципиально новый уровень. Когда технологии будут внедрены на всех этапах сбора и переработки мусора (на уровне мусорных контейнеров, домашних корзин, мусоропроводов, грузовиков для сбора мусора, перерабатывающих заводов, кораблей, перевозящих отходы), откроется целая вселенная возможностей извлечь новую ценность из отходов», — прогнозировал сооснователь CleanRobotics Чарльз Айхэп. Его компания разрабатывает решения для сортировки вторсырья.

Промышленные разработки предлагает небольшая финская компания ZenRobotics: ее устройства умеют разбирать как строительный мусор, так и обычные бытовые отходы. Робот для тяжелых предметов может собрать с конвейера по две тысячи предметов в час, а более быстрое устройство — четыре тысячи предметов, тогда как человек даже с большим опытом работы может обработать только двести предметов в час.

10миллионов рублей
стоит российский робот для сортировки мусора

Роботы, в отличие от людей, работать могут круглые сутки. Компаний, предлагающих успешные автоматизированные решения для сортировки мусора, становится все больше, и они активно растут. Например, по оценкам Forbes, выручка американского представителя сектора AMP Robotics за 2020 год составляет до 20 миллионов долларов — по сравнению с 10 миллионами годом ранее. С 2017 года она продала или сдала в аренду более сотни роботов с искусственным интеллектом. Хотя их стоимость доходит до 300 тысяч долларов, центры переработки уверены, что капитальные затраты должны окупиться благодаря большей эффективности. Активное развитие сектора дает надежду на быстрое развитие сортировки отходов в будущем.

Новые технологии приходят и в Россию. Весной роботизированный комплекс для сортировки мусора запустили в пилотном режиме на одном из московских мусороперерабатывающих комплексов. Благодаря технологии компьютерного зрения робот различает типы отходов по внешнему виду: видеокамера позволяет различать объекты по цвету и форме. Нейросеть сравнивает их с данными, хранящимися в памяти компьютера, и отправляет предмет в необходимый контейнер. Искусственный интеллект позволяет резко увеличить долю отходов, которые пойдут на вторичную переработку.

При этом роботы в России есть и свои — например, систему, работающую благодаря нейросети, выпускает петербургская компания. Предприятие уже планирует выйти на рынки в регионах. Собственная техника дешевле: если внедрение зарубежной технологии обойдется примерно в 40 миллионов рублей, то петербургские роботы стоят в пределах 10 миллионов.

Впрочем, представители экопроектов считают, что роль роботизации переоценивать не стоит. По мнению Синицына, сортировкой важно заниматься самим, чтобы понять важность процесса: «С темой разделения своих отходов человек становится немного лучше, на голову выше, чем он был вчера. Он начинает рационально относиться к своему времени и возможностям. Здесь не надо гнаться за техническими новинками».

Тушев отмечает и то, что надежды на инновации могут быть обманчивы: «Ожидание чего-то волшебного снимает с нас ответственность — вот придут роботы и все отсортируют». Сейчас технологии по автоматизации сортировки развиваются, но стоят дорого, подчеркнул эксперт. «На каком-то этапе, вероятно, будет паритет, но пока этого не произошло. Поэтому пока это ответственность каждого из нас — что я делаю с отходами, которые у меня образовались».

Прежде чем довериться искусственному интеллекту, неплохо бы почаще использовать естественный

Сергей Тушевсооснователь экоцентра «Сборка»

Даже если миру рано или поздно удастся совершить прорыв и решить проблему отходов благодаря науке и технике, сегодня забота об окружающей среде остается ответственностью каждого человека и задачей государственных масштабов. Перемены необходимы, чтобы планета не превратилась в свалку еще до того, как разовьются новые технологии. И данные социологических опросов, и оценки экспертов указывают на то, что российское общество к трансформации уже готово.