Китайская шкатулка

Кризис продолжится до тех пор, пока Поднебесная не возобновит рост

Проблемы, которые теперь проявились в мировой экономике, накопились давно. Ключевая — замедление роста китайской экономики. Долгое время монетарные власти страны пытались сдерживать рынок — как административными мерами, так и интервенциями (в январе на рынок в один день вбросили 8 миллиардов долларов, затем были еще крупные вливания). Как только поняли, что это бесполезно, отпустили курс, фактически девальвировав юань.

Все, что происходило и продолжает происходить, — классический пример эффекта «рычага». Опасения, что ФРС ужесточит политику и поднимет ставки, вызвали у участников рынка стремление зафиксировать прибыли и убытки. Это в свою очередь спровоцировало новый обвал — все захотели избавиться от дешевеющих активов.

Так что в падении российской валюты нет ничего экстраординарного. При текущих котировках нефти 71 рубль за доллар — вполне взвешенная, адекватная цена. Как нефть поведет себя дальше? Мне представляется наиболее реалистичным ценовой ориентир, намеченный президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым — коридор в 30-40 долларов за баррель. Вполне взвешенная оценка, и следует готовиться именно к этому.

Какой в результате нас ждет курс? До декабря 2014 года хорошо работала следующая формула: 3600 разделить на цену нефти Brent в долларах — получаем курс рубля. При этом 3600 — это стоимость барреля нефти в рублях, необходимая для балансировки российского бюджета. Отклонения от формулы возможны, но тогда придется либо тратить резервы, либо сокращать госрасходы. После 17 декабря 2014 года, когда нефть резко подорожала, эта простая формула перестала работать, но к августу 2015 включилась вновь. Министерствам удалось сократить госрасходы, и значение 3600 снизилось примерно до 3200.

Таким образом, при цене в 40-50 долларов за баррель получаем курс 64-80 рублей за доллар, а при ожидаемых 30-40 долларов за баррель — 80-100 рублей за доллар. Следует оговориться, что эти ориентиры справедливы, если сохранится нынешний уровень госрасходов. Скорее всего, их будут сокращать, но медленно и постепенно.

При резком падении рубля есть опасность, что сторонники валютных ограничений в России получат поддержку. Пока Центробанк заявляет и подчеркивает, что таковых не будет. Но чем меньше запас валютных резервов в стране, тем сильнее у правительства соблазн их ввести, и тем сильнее позиция тех, кто предлагает такую меру.

Самый мягкий вариант в этом случае — ограничение трансграничных платежей. Это создаст трудности мелким импортерам и практически парализует заказы заграничных товаров в интернет-магазинах. Самый жесткий вариант — принудительная конвертация валютных вкладов по государственному курсу и ограничение на снятие валюты и ее хождение внутри страны. Так что даже тем, у кого есть доллары, будет сложно их потратить. Маловероятный сценарий, но если он все же реализуется, это приведет к сосуществованию двух обменных курсов — официального и неофициального, как это было во времена СССР.

Административные меры — расширение списка «санкционных» товаров, расширение списка стран, на которые распространяется продуктовое эмбарго — снижают потребность страны в валюте и работают на поддержание курса рубля. Пока Россия продает за границу больше своих товаров, чем ввозит импортных.

Девальвация национальной валюты — очень мощный инструмент улучшения экономических показателей. Им пользуются все. Однако в России есть особенность, делающая падение курса рубля болезненным для населения, — большая доля импорта в потреблении. Китай сам производит товары и сам же их потребляет. Поэтому китайцев девальвация затронула незначительно. Евросоюз тоже опускал курс евро, но у них структура импорта и экспорта почти совпадает. Поэтому рядовые граждане ЕС не интересуются курсом евро к другим валютам. А россияне потребляют очень много привозных товаров. Мы продаем сырье за бусы — когда сырье дешевеет, бусы сильно дорожают. Поэтому в России девальвация приводит к росту цен. До голода, у нас, конечно, не дойдет, но пояса затянуть придется.

Именно поэтому девальвация юаня и падение курса рубля имеют столь разные последствия для обычных граждан. Китаю сейчас тяжело, и все это понимают, включая его основного торгового партнера — США. И если раньше девальвация юаня вызывала резкую отповедь со стороны американцев, то теперь мы видим исключительно мягкую реакцию на этот шаг китайских властей. Более того, МВФ даже приветствовал «либерализацию» китайского валютного рынка.

Пока Китай не нашел новую точку роста, в мировой экономике тоже никаких больших «рывков» не ожидается. Инвесторы, скорее всего, будут выводить активы не только из Китая, но из всех развивающихся рынков. А самое безопасное вложение на сегодняшний день — доллар и долларовые инструменты. Следовательно, доллар в обозримом будущем, в течение нескольких лет просто обречен на рост. Удастся ли Китаю открыть «второе дыхание» — неизвестно. Японии это так и не удалось. Так что пока ждем китайского роста.

Экономика00:03Сегодня

Высокое напряжение

Этот рынок создал Илон Маск. Теперь ради миллиардов его теснят конкуренты
Экономика15:0912 декабря

«Не буди лихо, пока оно тихо»

Экологические налоги и меры по улучшению климата вызывают протест во всем мире