Палец Леонардо

Британский искусствовед расширяет канон да Винчи

Два-три раза в год имя Леонардо да Винчи неизменно всплывает в прессе: то расстроенная туристка бросит чашкой в "Мону Лизу", то искусствоведы-конспирологи отыщут неизвестный автопортрет художника. Наконец, бывают новости еще более громкие: в этот раз, кажется, нашелся неизвестный ранее рисунок ренессансного гения.

Пополнение канона - дело многотрудное и сложное. Буквально накануне сообщения о "почти достоверной" идентификации женского портрета, сделанного рукой Леонардо, британские газеты написали, что Шекспиру удалось с большой долей уверенности приписать две пятых малоизвестной пьесы. В действительности были опубликованы результаты лишь еще одного исследования "Царствования Эдуарда III", спорного текста, который, тем не менее, со второй половины 1990-х входит в ряд академических антологий драматурга. То есть, на самом деле, канон уже расширен, но новая данность еще не стала общепринятой, а когда станет - пока непонятно. Причем речь тут идет о тексте, то есть материале, некоторые фрагменты которого поддаются количественному учету и анализу. Но если дело касается живописи, то все многократно усложняется.

Безусловно, существуют аналитические методы работы с картинами, например, сравнение мазков (в принципе, даже самые виртуозные и мелкие из них подделываемы, было бы желание и упорство), исследование пигментов (для XX века это работает надежнее, чем для более старой живописи) и материала холста (чреват слишком большим разбросом дат). Но часто всех этих техник не хватает. Нужно что-то решающее. И вот в истории, которую нам преподнесла Antiquities Trade Gazette, такой аргумент найден. Это отпечаток пальца художника.

Речь идет о сравнительно небольшом рисунке (33 на 24 сантиметра), выполненном пером, чернилами и мелом по закрепленному на дубовой доске листу пергамента. На портрете в профиль изображена юная девушка с решительным выражением лица. Волосы ее убраны в сложную прическу; одета она при этом просто и строго. В 1998 году рисунок был продан на аукционе Christie's за 19 тысяч долларов: в каталоге он значился как работа неизвестного художника немецкой школы начала XIX века. Предполагалось, что изображение - это удачная стилизация под профильные портреты, столь популярные в Италии в XV веке.

Купившая на Christie's рисунок антиквар Кейт Ганц сразу усмотрела некоторое сходство модели с другими женщинами, которых писал и рисовал Леонардо. В 2007 году она уступила рисунок примерно за ту же сумму, за которую приобрела его, проживающему в Европе коллекционеру Питеру Сильверману. Последний обратился за советом к крупному искусствоведу Николасу Тернеру, в прошлом возглавлявшему отдел гравюр и рисунка Британского музея. Тернер счел, что качество работы на рисунке очень высоко, и подметил особенности штриховки на рисунке: она характерна для левшей (да Винчи был левшой). Снабженный новой информацией, Сильверман отправился к оксфордскому профессору искусствоведения Мартину Кемпу. Именно Кемп и инициировал ультрасовременное обследование рисунка и не просто обнаружил на нем отпечаток некоего пальца, но и подыскал ему аналог на бесспорной картине Леонардо.

Мартин Кемп обратился за помощью к Паскалю Котту, французскому инженеру-оптику и фанатичному любителю Леонардо, основателю компании Lumiere Technology. Котт известен тем, что при помощи специально разработанной камеры с высоким разрешением и техники исследования снимков в различных оптических спектрах сумел доказать, что "Дама с горностаем", знаменитый женский портрет, хранящийся в Кракове, был написан Леонардо без помощи учеников: на картине нет ничьих отпечатков пальцев кроме тех, что принадлежат художнику. Кроме того, Котт установил, как Леонардо менял облик "Джоконды": он сначала написал ей брови и ресницы, а затем избавился от них. Но в данном случае, значение имеют именно отпечатки. Благодаря методике Котта за короткий промежуток времени удалось составить своеобразный "каталог пальцев" да Винчи. Благодаря ему группа итальянских исследователей даже предположила, что в числе предков художника были арабы: к такому выводу они пришли, обнаружив характерный для жителей Ближнего Востока завитковый узор папиллярных линий.

Кемп, исследуя по методике Котта рисунок из коллекции Сильвермана, обнаружил недалеко от левого края довольно четкий отпечаток. Сверившись с "каталогом пальцев", искусствовед нашел похожий на картине "Святой Иероним" из собрания музеев Ватикана. Существенно то обстоятельство, что эту работу Леонардо писал еще до того, как вокруг него собралась артель помощников, следовательно, идентификация отпечатка считается довольно уверенной. Следующий вывод Кемпа очевиден: на рисунке Сильвермана присутствует собственноручная "подпись" Леонардо. То есть, это - искусствоведческая находка первой величины. К тому же сделанный в Цюрихе радиоуглеродный анализ пергамента показывает удовлетворительный разброс дат: 1440 - 1650-е годы. Для Леонардо, правда, решительно нехарактерен выбор материала для рисунка - пергамент. Однако Кемп утверждает, что в записных книжках художника содержится указание на то, что да Винчи интересовался техникой работы мелом по пергаменту и обращался за советом к французскому придворному живописцу.

Еще один вопрос, который осветил Мартин Кемп в связи с рисунком из собрания Сильвермана, - это личность изображенной девушки. Искусствовед полагает, что это - Бьянка Сфорца, незаконнорожденная дочь миланского герцога Лодовико Сфорцо. Ее портрет был предположительно написан в 1496 году, когда Бьянке было 13 или 14 лет. В том же году она вышла замуж и умерла через четыре месяца после свадьбы. Известно, что Леонардо писал любовниц герцога - Чечилию Галлерани (это и есть "Дама с горностаем") и Лукрецию Кривелли (ее портрет хранится в Лувре, и там эту работу осторожно атрибутируют как принадлежащую миланскому кругу Леонардо). Однако портрет матери Бьянки - Бернардины де Коррадис - неизвестен. Впрочем, да Винчи не писал и жену Лодовико - Беатриче д'Эсте, а равно и самого герцога, так что аргумент о неполноте семейной галереи здесь не нужен.

Пока искусствоведы будут спорить о правоте и заблуждениях Мартина Кемпа, не один коллекционер наверняка заглянет в собственный каталог в надежде увидеть в третьестепенной работе неизвестного автора руку Леонардо. Ведь страховая оценка рисунка из собрания Сильвермана по первым прикидкам составляет 100 миллионов фунтов стерлингов: действительно, есть к чему стремиться.

Юлия Штутина