День хорька

Процесс по делу Осиповой перешел в заключительную стадию: репортаж "Ленты.ру"

В среду, 22 августа, в Заднепровском районном суде Смоленска состоялся допрос активистки движения "Другая Россия" Таисии Осиповой. Она обвиняется в сбыте наркотиков: за это в декабре 2011 года ее уже приговорили к 10 годам; при этом российские оппозиционеры считают Осипову политзаключенной. Адвокаты активистки утверждали, что во время следствия были допущены многочисленные процессуальные нарушения. В итоге Смоленский областной суд в феврале 2012-го отправил дело на пересмотр, оставив страдающую различными заболеваниями Осипову под стражей. Вскоре стало ясно, что сторонники Осиповой радовались преждевременно: новый процесс тоже грозит закончиться обвинительным приговором.

Белая магия

"Осипова, у меня такое чувство, что вы делаете все, чтобы не заканчивать дело, - судья Кожевников одернул Осипову, которая замялась в ответ на вопрос о своей готовности к заседанию. - Но сегодня здесь представители СМИ, и можно бы побыстрее".

Помимо корреспондента "Ленты.ру" на судебное заседание по делу, которое еще в конце зимы воспринималось как главный политический процесс в стране, пришли только съемочные группы "России" и НТВ (ни местной пишущей прессы, ни информационных агентств не было). В феврале 2012-го в Смоленск приезжал целый десант сторонников Осиповой, но в среду в зале не было никого - кроме участников процесса и трех журналистов.

"Ваша честь, может быть, мы обойдемся без комментариев?" - откликнулась Светлана Сидоркина, московский адвокат Осиповой, представитель правозащитной организации "Агора". У Осиповой есть еще второй защитник - смоленский юрист Наталья Шапошникова. Сидоркина и Шапошникова - блондинки, но очень разные: первая говорит тихим голосом и часто запинается, а вторая, наоборот, даже собственной подзащитной задает вопросы в жесткой манере.

"Сидоркина, адвокат, я вправе давать те комментарии, которые считаю необходимыми. В отличие от вас", - одернул защитника Кожевников. В коридоре суда тележурналисты (которым только после долгих уговоров удалось провести своих операторов с камерами в зал) называли судью "бульварным хамом". Судья еще не раз будет торопить участников заседания, ссылаясь на "интересы Осиповой", которая имеет право на рассмотрение дела в приемлемый срок.

В среду заседание началось с допроса самой Осиповой. В ее деле ко второму рассмотрению остались три эпизода: 27 и 29 октября 2010 года были проведены контрольные закупки наркотиков, а 23 ноября в доме Осиповой прошел обыск, в ходе которого там при понятых обнаружили наркотики.

Отвечать на вопросы о закупках Осипова отказалась, поскольку, по ее словам, в них вообще не участвовала. Еще на первом судебном заседании на основании данных биллинга было установлено, что контрольная закупка 27 октября проходила совсем в другом месте (то есть не в том месте, о котором говорится в обвинении - и значит ее, возможно, вообще не было).

Осипова рассказала, что в день обыска к ней домой приходила Марина Ховренкова - за косметикой фирмы Avon, которой приторговывала активистка. "У нее [Ховренковой] было странноватое поведение, я вызвала такси, и нам было по дороге, но она отказалась, так как стремилась поскорее уйти", - объяснила Осипова. Вскоре после ухода подруги в доме Осиповой появились сотрудники Центра по борьбе с экстремизмом (ЦПЭ), надели на оппозиционерку наручники и начали обыск.

Осипова уверена, что именно Ховренкова "проводила" контрольную закупку. Подруга сама рассказала Осиповой, что ее заставляли сделать это. Но Ховренкова, якобы, отказалась. Осипова считает, что Ховренкова пыталась ее запутать. И именно Ховренкова, по предположению активистки "Другой России", скрывается под фамилией Тимченкова (засекреченный свидетель обвинения). А наркотики, как считает Осипова, подкинули сотрудники ЦПЭ.

Как член "Другой России" (раньше эта организация носила название Национал-большевистская партия, но была запрещена) Осипова была знакома с пришедшими в ее дом "эшниками" Смолиным и Савченковым. Сталкивались они еще в начале 2000-х годов, когда Осипова была активной оппозиционеркой: например, она отхлестала по лицу губернатора Смоленщины букетом цветов.

- Мы же неоднократно задерживались тогда, и меня помещали в их спортзал, - объяснила Осипова свое знакомство с сотрудникам ЦПЭ.

- Вы так интересно и густо рассказываете! Как будто о героическом прошлом, - вдруг сказал Кожевников.

- Не героическом, - будто бы обиделась Осипова. - Вы просто не сидели сутками в этом спортзале.

- К счастью, нет, - отрезал судья и потребовал от Осиповой продолжать быстрее.

Судья Кожевников часто прерывал выступающих личными комментариями, но быстро одергивал себя и начинал всех торопить. Слушал он довольно внимательно, часто кивал, периодически подпирал подбородок кулаком, скрещивал ладони у лица или задумчиво поглаживал губы указательным пальцем.

По словам Осиповой, в ходе обыска, который проходил примерно два часа, Смолин при понятых обнаружил на кухне в комоде с детскими вещами пять свертков с героином. Осипова утверждает, что оперативники во время обыска несколько раз предупреждали ее: "Даже если ничего у тебя нет, то мы обязательно найдем". Кроме того, Смолин и Савченков предлагали Осиповой для прекращения обыска позвонить мужу и попросить его срочно приехать в Смоленск. Супруг Осиповой - член исполкома "Другой России" Сергей Фомченков, он живет в Москве; в "Другой России" полагают, что истинной целью ЦПЭ был именно Фомченков, один из лидеров движения.

Судья усомнился в том, что Фомченков бы тотчас приехал в Смоленск, если он и его жена до этого проживали в разных городах, а после ареста Осиповой он ни разу ее не навещал.

- Они также залили мои книги по магии, хиромантии водой, - рассказала о действиях проводивших обыск Осипова.

- Зачем? - опять оживился судья.

- Говорили, что это плохо делать, - ответила Осипова. В этот момент лицо судьи вдруг перекосилось в кривой ухмылке.

- Значит, кто-то из оперативных сотрудников был белый маг, - пошутил он, но тут же опомнился. - Продолжайте дальше!

По словам Осиповой, в момент обыска в доме также находилась малолетняя дочь активистки Катрина (ее держали в ванной и вскоре забрали из дома, сейчас Катрина живет со свекровью Осиповой). А еще - знакомый активистки Антон Мандрик.

Казус Мандрика

31-летний Мандрик - самый важный свидетель во всем деле Таисии Осиповой. По словам подсудимой, он делал на втором этаже ее дома ремонт, поэтому в день обыска находился там. На первом процессе Мандрик заявил, что в доме Осиповой действительно были обнаружены пакетики с героином. Однако при повторном рассмотрении дела он признался, что давал те показания под давлением.

По словам Мандрика, во время обыска Смолин позвал его на кухню, где уже находились сотрудники ФСКН (больше никто об их присутствии не упоминает), которые показали ему якобы найденный на кухне героин. Мандрик утверждает, что наркотики в комод на кухне подложил именно Смолин. После обыска тот угрожал посадить отца Мандрика, сфабриковав еще одно наркотическое дело, и предлагал свидетелю покинуть страну.

Прежде следствие вообще отказывалось признавать, что Мандрик присутствовал при обыске, рассказала "Ленте.ру" адвокат Шапошникова. В протоколе об обыске о Мандрике не было даже упоминания: он возник только в акте о применении собаки; и еще на видеозаписи обыска видно, что Мандрик сидит рядом с Осиповой.

После судебного заседания (которое состоялось 14 августа 2012-го) УМВД Смоленской области вынужденно признало факт присутствия Мандрика в доме Осиповой. Но объявило, что в день обыска он находился в состоянии наркотического опьянения. "Если репутация Осиповой столь безупречна и она не причастна к торговле наркотиков, то что в ее доме делал человек в состоянии наркотического опьянения?" - говорилось в пресс-релизе полицейских. Адвокат Шапошникова сказала корреспонденту "Ленты.ру", что на видеозаписи четко видно, что Мандрик - в нормальном состоянии.

Защита интересуется: почему у наркозависимого Мандрика в таком случае не взяли анализы, не взяли отпечатки пальцев, не произвели смыв с рук (этого не сделали и в отношении Осиповой)? Напротив, сотрудник Центра по борьбе с экстремизмом Смолин брал пакетики голыми руками, сам их разворачивал. "Это ведь могли быть его наркотики", - утверждают адвокаты. В свою очередь, Осипова рассказала, что в ванной на полке лежал шприц, принадлежащий Мандрику (были в доме и ее личные, но нераспечатанные шприцы: Осипова говорит, что больна диабетом). При этом оппозиционерка рассказывает, что никогда не видела, чтобы Мандрик при ней употреблял наркотики, и сама этого никогда не делала. "Я крови боюсь, я не могу себя уколоть", - заявила Осипова.

В среду адвокаты неожиданно подали ходатайство о допросе в качестве эксперта специалиста-полиграфолога (проверяющего показания с помощью детектора лжи) Светланы Насоновой. Она рассказала, что с 99-процентной вероятностью Мандрик говорит правду, когда утверждает, что наркотики не принадлежали Осиповой, а были подброшены либо Смолиным, либо Ховренковой (Мандрик склоняется ко второй версии). "Мандрик абсолютно уверен, что Осипова никогда не прикасалась к сверткам, найденным на кухне, а Смолин действительно угрожал Мандрику", - зачитал судья Кожевников выводы эксперта.

Полиграфолог Насонова, которая приехала на заседание суда аж из города Канаш (Чувашия), сообщила, что обмануть полиграф возможно, но только после длительной подготовки. Судья добился от эксперта утвердительного ответа на вопрос о том, будут ли получены разные ответы при по-разному заданных вопросах, и этим удовлетворился. Эксперт Насонова позже подтвердила корреспонденту "Ленты.ру", что абсолютно уверена в правдивости слов Мандрика.

"Рассказ Мандрика логичен и последователен, он рассказывает, как кто выглядел, когда они появились на кухне и в зале. Что еще добавляет искренности его заявлению? Каждый человек старается себя обелить, а он признался, что употреблял наркотики. Ему можно верить", - сказала Шапошникова.

Что видел хорек?

Еще одним доказательством невиновности Осиповой защита называет хорька, который жил в доме Осиповой. Клетка с этим зверьком находилась на кухне - из других комнат ее не видно. На видеозаписи, предоставленной обвинением в суд, есть чья-то фраза о хорьке, рассказали адвокаты Осиповой.

"Почему вы полагаете, что обвинение стерли с записи ваши споры со Смолиным и Савченковым, а фразу о хорьке оставили?" - спросил Осипову судья. Подсудимая ответила, что "следствие допускает много ошибок". Немаловажно и то, что Смолин от идентификации своего голоса отказался. Адвокат Шапошникова сказала "Ленте.ру", что Смолин ни разу в объектив камеры в ходе обыска в зале не попал, зато именно его голос говорил про хорька и он же звал Мандрика: "Антон, иди сюда! Не кипишись, а то скажешь потом, что на тебя все списали".

Увидеть клетку с животным из гостиной (зала), откуда начался обыск в доме, невозможно. Допрошенный в качестве свидетеля понятой Васькин в среду подтвердил на суде, что обыск начался в зале, продолжился в коридоре, в ванной и, наконец, переместился в кухню. По словам Васькина, увидеть клетку с хорьком можно только зайдя в кухню. При этом Васькин добавил, что Смолин присутствовал при обыске, однако появился в зале не сразу.

Васькин, которого вызвали в суд уже в третий раз, мало что помнит из событий 2010 года. По его словам, в качестве понятого Васькина пригласил в дом Смолин; со Смолиным Васькин познакомился в институте. В итоге понятых при обыске было четверо: Васькин с другом по фамилии Несмачный и еще две девушки. Подпись Васькина на бирках у образцов наркотиков отсутствует, что, по мнению защиты, является дополнительным процессуальным нарушением.

Понятой Васькин заявил, что не помнит, чтобы при обыске находился Мандрик, хотя признает, что на видеозаписи он есть. "Раз он не заметил человека ростом 190 сантиметров, то мог и что-то еще не заметить", - сказала после заседания Шапошникова. Кроме того, Васькин не подтвердил, что Осипова и Смолин разговаривали, а тем более переругивались.

- Разве не было перебранки между мной и оперативниками? - спросила Осипова, подавшись вперед и оперевшись всем телом на прутья клетки. Когда она говорила с адвокатами, сидящими к ней спиной, она смотрела в пол, но теперь смотрела в упор на Васькина, который стоял к ней вполоборота.

- Я не помню, - тихо ответил Васькин.

- Понятно, - после паузы недовольно сказала Осипова и опустилась обратно на лавку. Зато судья был чему-то очень рад.

- Вы в третий раз явились на судебное заседание. Это, конечно, не подвиг, но что-то героическое в этом поступке, конечно, есть, - похвалил Васькина Кожевников.

После этого судья отказал защите в ее ходатайствах по вызову в суд начальника смоленского ЦПЭ Пышного, двух других понятых, нескольких следователей, не разрешил провести повторную наркотическую экспертизу Осиповой и объявил, что прения сторон состоятся 24 августа.

По мнению адвоката Сидоркиной, во время прений сторона обвинения попросит для Осиповой реальный срок, а адвокаты будут требовать полного оправдания своей подзащитной. На кассации, напомнила Шапошникова, прокурор области просила снизить срок наказания Осиповой до четырех лет, а значит - по логике вещей - прокурор Кудинова не должна в этот раз просить большего наказания. "Оправдательный приговор в райсуде маловероятен, хотя все настолько четко и ясно, что должны бы оправдать", - заключила адвокат.

P. S. Понятой Васькин, которого после заседания на улице догнал корреспондент "Ленты.ру", неохотно ответил на пару вопросов. Васькину совершенно все равно, виновна Осипова или нет. "Я ничего в этом не понимаю. Главное, чтобы меня больше не отвлекали от работы", - сказал Васькин. Корреспондент "Ленты.ру" слышал, как в здании суда Васькин общался с прокурором Кудиновой, которая обращалась к нему на "ты". Васькин зашел с ней в один из кабинетов, и по их разговору сложилось впечатление, что они неплохо знакомы. Васькин сухо пояснил, что просто просил Кудинову выдать ему справку о вызове в суд - для работодателя, и быстро побежал вверх по проспекту Гагарина.