Силовые структуры
Последняя кровь
Как одна из самых жестоких ОПГ России убивала бизнесменов, чиновников и свидетелей

«Лента.ру» завершает серию публикаций об организованной преступной группировке Константина Пискарева по кличке Костя Большой. Процесс над одной из самых грозных банд 90-х, совершившей как минимум 21 убийство, на днях начался в Московском областном суде. Влияние Пискарева и его людей простиралось не только на Москву и Подмосковье, но и на другие регионы России. Костя Большой сколотил целое состояние на конфискованной недвижимости Андрея Козленка — учредителя фирмы Golden ADA, Inc и автора «бриллиантовой аферы века». После этого все, кто был в курсе темных дел авторитета, оказались в могилах. Но когда банда Кости Большого расстреляла главу одного из городов Подмосковья, за банду взялись всерьез. В скором времени присяжным предстоит оценить доказательства следствия и защиты — но уже сейчас понятно, что процесс по делу Пискарева станет одним из главных событий года. Историю банды Кости Большого изучил корреспондент Игорь Надеждин.

Наследие бриллиантового короля

20 мая 2004 во дворе дома №47 на проспекте Мира в Москве Костя Большой застрелил Марата Газизова — директора Научного центра правовой информации при Министерстве юстиции РФ. Причиной убийства стала конкуренция на рынке сбыта конфиската — подконтрольная Косте Большому фирма «Глобальный компьютерный сервис» вступила в заочный спор с ООО «РЦН», которую несколько лет возглавлял Газизов.

Все началось с того, что в 2002 году вступил в силу приговор Андрею Козленку — учредителю фирмы Golden ADA, Inc и одному из фигурантов дела о «бриллиантовой афере века». Козленок был причастен к выводу из России в США драгоценностей (в том числе необработанных алмазов) на сумму свыше 100 миллионов долларов. После того как приговор Козленку вступил в силу, его арестованное имущество выставили на продажу. Среди прочего там были семь квартир в доме, расположенном в Калашном переулке, недалеко от Кремля.

В борьбе за эти лоты сошлись две компании — «Глобальный компьютерный сервис» («ГКС») под управлением Сергея Безрукова по кличке Комиссар, человека Кости Большого, и «РЦН» Марата Газизова. По версии сотрудников Следственного комитета России (СКР), в конце 2003 года авторитет и бизнесмен начали войну за имущество Козленка, задействовав все свои коррумпированные связи. И в какой-то момент Газизов получил преимущество: недвижимость сняли с торгов, а регистрацию компании «ГКС» — как их участника — отменили по формальным основаниям. После этого судьба руководителя «РЦН» была предрешена.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Дмитрия Мишина:

«В начале мая Костя внезапно приказал бросить все дела и немедленно заняться слежкой за мужчиной, который жил в доме №47 на проспекте Мира и ездил на работу на служебной "Волге". Мы должны были фиксировать на видео все его передвижения и постоянно сообщать Пискареву, так как ему срочно была нужна информация. Из разговоров с Костей я понял, что этот мужчина "перебил" ему очень важную сделку, но еще не поздно все поправить. Мы быстро установили, что этот мужчина, которого между собой мы называли татарин, каждое утро в одно и то же время ходит в бассейн, а затем возвращается домой и едет на работу. Больше повторяющихся маршрутов у него не было.

20 мая 2004 года рано утром мы все собрались в "Буревестнике" [яхт-клуб и база ОПГ Кости Большого], а затем поехали к спорткомплексу "Олимпийский" на проспекте Мира. Там, возле ресторана "Пента", Костя припарковал свой Gelandewagen, переоделся в бомжа, надев какую-то замусоленную куртку, а Сарьян поставил на "девятку" украденные ночью государственные номерные знаки.

После этого мы поехали к дому №47. С торца этого дома есть вход в подвал — там Костя и прятался. Когда мужчина вышел и стал садиться в свой автомобиль, Пискарев подошел к нему и несколько раз выстрелил в голову, после чего ушел на проспект Мира. Страховал его Александров — он стоял в арке и должен был при необходимости "доработать" татарина. Мы просто наблюдали за окружающей обстановкой. Потом все вновь собрались у спорткомплекса, переоделись и разъехались по своим делам».

Уже через месяц после преступления квартиры Андрея Козленка были проданы через подконтрольную Косте Большому компанию «ГКС». Оценочная стоимость недвижимости составляла около 165 миллионов рублей, рыночная — примерно в пять раз больше. По документам, все семь квартир были проданы за 30,5 миллиона рублей, из которых в бюджет Москвы поступили 24 тысячи рублей. Остальные деньги были переведены на счет некоего ООО «Вейда», единственным учредителем которого был Костя Большой. Любопытно, что за неделю до этих сделок в компанию «ГКС» пришел новый гендиректор — некто Алексей Пошкус, алкоголик и наркоман, идеально подходящий на роль зицпредседателя.

Контрольный для шофера

Следующей жертвой Кости Большого стал участник его ОПГ и спортсмен Олег Щесняк, ставший охранником и водителем жены босса. Но Щесняк периодически «косячил» и попадал в поле зрения правоохранительных органов. Так, с 1998 года он находился в федеральном розыске и лишь благодаря усилиям босса силовики закрывали на это глаза. Но в 2004 году Щесняк очередной раз встрял в драку и был задержан.

Костя Большой вытащил Щесняка из отдела милиции, несмотря на заявление потерпевших. Сразу после этого авторитет приказал своему подручному спрятаться на даче Комиссара в городе Кубинка (Одинцовский район Подмосковья). В тот же день Костя Большой дал команду спецназовцу Дмитрию Лупичеву по кличке Дракон готовить убийство Щесняка.

Из материалов уголовного дела — реконструкция убийства Олега Щесняка:

«Летом 2004 года Лупичев придумал легенду и подготовил место захоронения. По замыслу Дракона, под предлогом необходимости сменить конспиративную квартиру он должен был привезти Щесняка на свою дачу в поселок Уголек. В один из дней 2004 года (...) Лупичев, Сарьян и Пискарев на автомобиле Lincoln Town Car приехали в Кубинку, забрали Олега и повезли его в Никольское.

При повороте к садовому товариществу Лупичев попросил остановить машину, и все вышли "размять ноги". Выбрав удобный момент, Пискарев из пистолета Макарова выстрелил в Щесняка. Тот упал, Лупичев и Сарьян стали раздевать его — и обнаружили, что он еще жив. Тогда его отнесли к заранее приготовленной могиле, где Пискарев выстрелом в голову добил своего бывшего подчиненного, после чего тело закопали. Одежду убитого в тот же день сожгли на обочине Минского шоссе вместе со всеми документами».

По мнению участников расстрела, Костя Большой пошел на преступление из-за собственных страхов. Авторитет думал, что Щесняк, попав к следователю и надеясь на снисхождение, расскажет все, что знал о деятельности своего босса. А знал погибший немало.

Кровавый дедлайн

7 февраля 2005 года на Дмитровском шоссе в Подмосковье Костя Большой расстрелял мастера по каминам и ритуальной атрибутике, жителя Твери Александра Орлова. Как выяснилось, еще в конце 90-х годов Костя Большой впервые обратился к Орлову и остался очень доволен работой — но не сроками ее исполнения. Дело в том, что мастер был талантлив, но азартен, и часто спускал все деньги в игровых автоматах. Поэтому те, кто знал Орлова, старались расплачиваться с ним по факту.

В 2003 году Георгию Пирцхалаве — бизнес-партнеру Кости Большого — удалось арендовать особняк XIX века на территории Пятницкого кладбища Москвы. Сам Костя Большой быстро облюбовал здание: он появлялся там почти каждый день, назначал деловые встречи и часто ночевал. Больше того: за короткий срок авторитет надстроил третий, дополнительный этаж особняка — и задумал в нем огромный камин, соорудить который было поручено мастеру Орлову.

Материалы для камина заказывали по всей России, от Кавказа до Карелии. В январе 2005 года Орлов с помощником за две недели собрали его — но полностью работу не закончили: оставалось, среди прочего, поставить металлическую решетку и два дровяника (конструкции для хранения дров). Зная особенности мастера, Костя Большой не собирался ему платить до полной готовности камина.

Но Орлов, выполняя заказ для авторитета, сильно (по некоторым данным — на 1,5 года) задержал изготовление могильного памятника родителям братьев Юровых — охранников Кости Большого. Они неоднократно напоминали об этом мастеру, порой — при своем боссе. Но ничего внятного по этому поводу Орлов сказать не мог, что и решило его судьбу. Следователи СКР по крупицам восстановили всю картину этого преступления.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемых Дмитрия Лупичева и Николая Юрова:

«Убийство Орлова задумали накануне его приезда в Москву. Тогда Лупичев, Сарьян и Александров по приказу Кости Большого поехали по Дмитровскому шоссе в сторону области, и в районе остановки общественного транспорта "Шолоховский лес" возле населенного пункта Федоскино выбрали место для могилы. Утром 7 февраля они с базы "Буревестник" сразу поехали в это же место, где выкопали могилу. Днем на своем Hummer приехали Костя Большой, братья Юровы и Орлов.

Его вывели из машины и подвели к могиле (...) Сам Орлов все время молчал. Костя Большой достал самодельный пистолет-пулемет, направил его на Орлова и приказал тому ложиться в могилу. Мастер лег лицом вниз, и Костя Большой выпустил очередь ему в спину, повернулся и ушел к трассе, откуда с братьями Юровыми уехал по своим делам. Лупичев и Александров забросали яму землей и вместе с Сарьяном уехали на базу».

Тело Орлова найти так и не удалось, в 2011 году суд признал его умершим. Формальной причиной убийства называют месть за некачественное выполнение заказа. Но сам Пискарев это отрицает — он говорит, что Орлова не убивал, а претензий к работе мастера у него не было.

Мусор раздора

14 июня 2005 года Костя Большой вместе с подручными на железнодорожном переезде у деревни Богородское пытался расстрелять подмосковного чиновника — замглавы администрации Сергиево-Посадского района по вопросам ЖКХ Александра Шурухина. Преступление, по версии следствия, было совершено по заказу. Но убить бандитам удалось лишь водителя Шурухина, самого замглавы спасла случайность. В день нападения чиновник, выезжая на работу, сел не в служебный Volvo S80, а в «Ниву» своего знакомого, с которым ему надо было приватно поговорить. На Volvo S80 вместо него поехал сын Олег — машину вел шофер Николай Климов.

Перед переездом машины притормозили — и в этот момент из-за кустов появился вооруженный автоматом Калашникова мужчина в камуфляже и маске. Он открыл огонь по Volvo S80 (позже эксперты насчитают в иномарке 25 пробоин), убив водителя Климова. При первых же выстрелах Олег Шурухин свалился на пол. После остановки машины он услышал, как открылась задняя дверь, кто-то выругался матом, захлопнул дверь и скрылся. В водителя попали 14 пуль — в Олега Шурухина ни одной.

Покушение на Шурухина много лет оставалось нераскрытым. Только в 2016 году Дмитрий Мишин и Сергей Безруков — члены ОПГ Кости Большого — рассказали в своих показаниях, что летом 2005 года следили за чиновником по команде босса. Однажды Мишин выехал к железнодорожному переезду вместе с Костей Большим и бандитом Александровым по кличке Никсон. Там Мишину дали рацию, велели отъехать на километр и сообщить кодовой фразой о появлении машины жертвы. По словам Мишина, у Кости Большого и Никсона было по автомату. Один из них — тот, из которого стреляли по Volvo S80, — позже обнаружат в арсенале банды Кости Большого.

Александр Шурухин считает, что причиной покушения стала проводимая им реформа городских служб — реорганизация системы вывоза мусора. Ей был категорически недоволен местный авторитетный бизнесмен Виктор Лазовский (он и его гражданская жена Татьяна Маркова пропали без вести в 2011 году) — очень много подконтрольных ему структур в одночасье оказались без прибыли. А сам Лазовский был тесно связан с Костей Большим — об этом знал весь Сергиево-Посадский район...

Между тем сам Костя Большой категорически отрицает свою причастность к этому преступлению.

«Дебилы! Ничего нормально сделать не могут!»

14 ноября 2005 года в городе Пушкино (Московская область) члены банды Кости Большого пытались застрелить директора яхт-клуба «Водник» (бывший «Буревестник») Михаила Панкина. Убийство не удалось — пуля, направленная в сердце предпринимателя, пробила портмоне, потеряла убойную силу и застряла под кожей грудной клетки.

По данным следствия, еще в 2003 году Костя Большой совершил рейдерский захват яхт-клуба «Буревестник». До этого его номинальным владельцем был как раз предприниматель Панкин — ему принадлежали 75 процентов акций. В 2003 году директор яхт-клуба и второй владелец (24 процента акций) Колмаков познакомил Панкина с «крышей» — Костей Большим. Вскоре после этого отношения между Панкиным и Колмаковым резко испортились. Панкин как мажоритарный владелец попытался отстранить Колмакова — и тому на помощь пришел Костя Большой. В итоге через суд Панкина вывели из учредителей яхт-клуба, а сам клуб был захвачен рейдерским путем.

Однако Панкин подал встречные иски — и Колмакова в конце концов осудили за мошенничество и растрату. В октябре 2005 года Панкин полностью вернул себе контроль над яхт-клубом «Буревестник», который к тому моменту был переименован в «Водник». Тогда на взявшего реванш бизнесмена и попытались совершить покушение. Следствию удалось установить, что с лета 2004 года члены ОПГ Кости Большого Лупичев и Никсон регулярно следили за Панкиным и готовились к его ликвидации. Но в 2005 году Костя Большой дал команду прекратить подготовку — было решено, что Панкина ликвидирует один из бойцов ОПГ.

В ноябре того же года, когда глава ОПГ уехал отдыхать за границу, банда попыталась устранить бизнесмена — но безуспешно. Узнав об этом, Костя Большой пришел в бешенство и закричал: «Дебилы! Ничего нормально сделать не могут!» Между тем и после неудавшегося покушения Панкина в покое не оставили. В феврале 2006 года он получил анонимное письмо с угрозами, а с 2008 по 2011 год за ним следил Комиссар, постоянно отчитываясь Косте Большому.

Расстрел после драки

23 декабря 2005 года в поселке Северный в Москве был убит Михаил Филин. Поводом для преступления стал конфликт погибшего с Костей Большим, который у ранее судимого спортсмена Филина произошел за два года до убийства. Тогда в одном из кафе поселка Северный Денис Земцов повздорил с Филиным из-за старого долга. В какой-то момент Земцов позвал на помощь своего босса, но разговора с оппонентом у Кости Большого не вышло. Тогда они решили выйти на улицу и сойтись по-мужски — в рукопашной. Победителя в схватке не оказалось, а разобраться с Филиным как следует Костя Большой не смог из-за большого количества свидетелей. Впрочем, авторитет нашел способ исправить эту ситуацию.

Днем 23 декабря 2005 года Костя Большой переоделся в спортивный костюм и вместе с бандитами Мишиным и Дмитрием Юровым на машине ВАЗ-2109 отправился в поселок Северный. Машину припарковал у дома, соседнего с фитнес-клубом, где в тот момент тренировался Филин. Костя Большой вышел из «девятки» и спрятался на площадке с мусорными контейнерами, закрыв лицо шарфом и накинув капюшон.

По данным экспертов, Филин вышел из фитнес-клуба, кинул на заднее сиденье машины спортивную сумку, сел за руль. В этот момент Костя Большой открыл огонь. Филин выскочил и побежал. Первая пуля пробила ему руку и живот, после чего застряла в приборной панели машины. Но Филин все равно бежал, инстинктивно прикрывая голову руками. Вторая и третья пули пробили руку и попали ему в голову. Филин упал, но успел перевернуться на спину. Когда Костя Большой подбежал к упавшему, тот был уже мертв. Осмотревшись, авторитет увидел примерно в 30 метрах подростка —выстрелил в его сторону и скрылся. Сам Костя Большой утверждает, что стал жертвой оговора.

Заметая следы

В конце 2005 года мать Андрея Козленка — того самого учредителя фирмы Golden ADA, Inc — внезапно обнаружила: все конфискованные квартиры ее сына в доме у Кремля проданы, а долг перед бюджетом почти не сократился. При этом документальные следы явно ведут к одной из фирм, в которых Костя Большой — единственный учредитель. Милиция начала расследование этого дела — и один из ее неустановленных сотрудников сообщил о происходящем самому Косте Большому.

Выход у авторитета оставался один: немедленно заставить замолчать Алексея Пошкуса — зицпредседателя компании «ГКС», которая участвовала в реализации недвижимости Козленка. Ко всему прочему, 12 декабря 2005 года Пошкус, топ-менеджер компании, оборот которой по документам составляет сотни тысяч долларов, похитил мобильный телефон за 1,5 тысячи рублей...

Из материалов уголовного дела — реконструкция убийства Алексея Пошкуса:

«Обвиняемый Николай Юров (...) сообщил, что в феврале или марте 2006 года он вместе с братом Дмитрием и Константином Пискаревым передвигались на автомашине Hummer, причем Костя Большой сидел сзади. При съезде с Дмитровского шоссе на Малое Московское кольцо в сторону Сергиева Посада к ним в автомобиль на заднее сиденье сел Пошкус. Пискарев объяснил, что надо подписать несколько бумаг от имени генерального директора фирмы, за что будет заплачено.

Через некоторое время на обочине дороги Юров увидел машину Сарьяна, припаркованную на обочине, и Лупичева, ожидавшего их. Костя Большой приказал повернуть, и в тот момент, когда Hummer съехал с трассы, сзади раздался выстрел. Когда машина остановилась, и Николай обернулся, то увидел, что мужчина сидит, привалившись к двери, и не подает признаков жизни, а на его голове целлофановый пакет. Как этот пакет оказался на голове у мужчины, он сказать не может, но никто, кроме Кости Большого, надеть его не мог».

Тело Пошкуса обнаружить не удалось. Пискарев отрицает сам факт этого преступления — по его словам, Пошкус пропал без вести, причем с казенными деньгами.

Охота на оборотня в погонах

29 декабря 2008 года во дворе дома №9 на Таганской улице Костя Большой расстрелял старшего оперуполномоченного отдела по налоговым преступлениям УВД по Центральному округу Москвы, майора милиции Романа Маслова. По версии следствия, причиной стали коррупционные связи, сложившиеся между оперативником и легальными предприятиями авторитета.

В 2000 году 22-летний Маслов окончил Московский финансово-экономический институт (МФЭИ) и поступил на службу в налоговую полицию. Примерно тогда же он познакомился с девушкой, у которой был роман с Денисом Земцовым — одним из людей Кости Большого. Именно через него пересеклись пути молодого оперативника и влиятельного авторитета.

Уже в ходе расследования убийства следователи СКР выяснят, что майор Маслов явно жил не по средствам — и тому было объяснение. Как оказалось, оперативник Маслов и Костя Большой разработали схему возврата НДС, с которой милиционер имел свой процент — миллионы рублей. А в конце 2007 года авторитет через Земцова в очередной раз обратился за помощью к оперативнику — надо было повлиять на результаты налоговых проверок по пяти легальным фирмам. Но Маслов, взяв три миллиона, сумел выполнить задание лишь по трем компаниям. Костя Большой остался недоволен этим — и решил отомстить.

По версии следствия, 28 декабря 2008 года около 08:00 авторитет с подельником (его личность не установлена) приехал к дому, где жил Маслов. Когда полицейский вышел из подъезда и сел в машину, Костя Большой выстрелил в Маслова через лобовое стекло. Тем не менее, оперативник сумел выскочить из машины и бросился бежать по дороге, а стрелок — по тротуару. В какой-то момент между ними оказался припаркованный грузовик; Костя Большой обежал его, выскочил перед Масловым — и трижды выстрелил в полицейского. Тогда раненый развернулся и побежал обратно к своей машине, около которой упал. Костя Большой сделал контрольный выстрел уже в лежащее тело. После этого из подъезда выскочила любовница полицейского и громко закричала...

На очных ставках с подельниками Костя Большой отрицает не только свою причастность к убийствам, но и сам факт знакомства с Романом Масловым.

Смерть Комиссара

25 мая 2009 года Костя Большой вместе с Сарьяном в Раменском районе Подмосковья застрелил своего давнего помощника и фактического заместителя по экономике — Комиссара. Утром того дня Комиссар выехал на своей машине из городской квартиры и отправился на дачу, в деревню Торопово, где полным ходом шло строительство. Почти весь день он находился там, а около 15:30 ему на мобильный позвонил неизвестный. Вскоре после этого Комиссар сел в свою Audi A6 и уехал. Больше его никто не видел. 30 мая, пять дней спустя, случайные прохожие обнаружили в лесу рядом с деревней Пласкинино сгоревший автомобиль Комиссара, в 200 метрах от которого, на поляне, была свежая могила с телом бандита.

Судебно-медицинские эксперты нашли в крови убитого 0,6 промилле алкоголя, что соответствует средней степени опьянения — при том, что из Торопово Комиссар уезжал трезвый. Его убили одним выстрелом с близкого расстояния в правый висок, причем раневой канал шел практически параллельно земле, чуть отклоняясь назад. Такие раны характерны для выстрела в стоящего на коленях человека.

Позже, уже после задержания, Дмитрий Лупичев по кличке Дракон расскажет, что накануне исчезновения своего закадычного друга Комиссара он видел, как Костя Большой и Сарьян долго беседовали наедине, а потом Сарьян взял две лопаты и положил их в Hummer босса. Дракон сразу догадался, что готовится чье-то убийство. Но чье — он не знал. В ответ на прямой вопрос Дракона — «За что?» — Костя Большой дословно ответил: «Нечего жрать в одну харю!»

Между тем следователи выяснили, что к убитому имелись вопросы у милиции в связи с квартирами учредителя фирмы Golden ADA, Inc Козленка. Комиссара даже хотели задержать — после пропажи без вести зицпредседателя Пошкуса именно заместитель Кости Большого был единственной зацепкой по делу о недвижимости бриллиантового короля. Но милиционеры не успели. Между тем сам Костя Большой отрицает свое участие в расправе над Комиссаром и говорит, что стал жертвой оговора.

Бизнес и ничего личного

27 декабря 2010 года около 19:40 во дворе дома №26 по Таллинской улице Костя Большой застрелил женщину-предпринимателя Джойс Мугаше. Она активно развивала свой бизнес — торговлю кофе и снеками через вендинговые автоматы, которые были установлены на всех вокзалах Москвы и многих железнодорожных станциях. Но чтобы установить автоматы в аэропорту Шереметьево, она обратилась за помощью к Косте Большому.

А через два месяца стала опасаться за свою жизнь. Сама Мугаше неоднократно говорила, что боится Кости Большого — он обеспечил ей контракт с Шереметьево, но взамен потребовал контрольный пакет акций (51 процент). Сам авторитет на допросе по делу об убийстве Мугаше (его поначалу вызвали в качестве свидетеля) говорил, что погибшая предложила ему войти в бизнес в обмен на помощь в пролонгации договора. Однако, по словам Кости Большого, позже Мугаше отказалась от своих слов и пообещала авторитету выплачивать 70 процентов прибыли — но не давать долю.

Сам Костя Большой категорически отрицал свою причастность к убийству предпринимательницы — и даже говорил, что не знал, где она живет. Впрочем, эти показания опровергает подчиненный авторитета, Сергей Безруков по кличке Видеоглаз — однофамилец и тезка погибшего Комиссара, вступивший в группировку чуть позже него. По его словам, в течение осени 2010 года он по приказу Кости Большого следил за женщиной-мулаткой, причем брал ее под наблюдение в аэропорту Шереметьево.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Сергея Безрукова:

«В начале ноября я полностью выполнил задание и доложил Пискареву свои выводы: суть их в том, что распорядок дня этой мулатки не повторяется, но домой она всегда возвращается не раньше 18:00 и не позже 21:00. Пискарев выслушал меня и приказал об этом забыть. Все видео- и фотоматериалы остались у него. Примерно через месяц Пискарев вновь приказал мне контрольно проследить за этой женщиной, уточнив, не поменялся ли режим ее жизни.

А перед Новым годом Пискарев приказал мне приехать в офис. Там он отобрал мой мобильный телефон, дал рацию, и мы вместе поехали в Строгино, где я припарковался на улице Твардовского, неподалеку от дома, где жила эта женщина. Пискарев в тот день был одет, как рыбак, — в теплые камуфляжные штаны, бушлат с капюшоном, теплые сапоги. Он ушел, приказав мне включить рацию и ждать. Примерно через два часа, около 19:45 он по рации спросил, на месте ли я, и, получив ответ, вернулся и велел ехать в офис. Там кто-то из братьев Юровых забрал у меня рацию, вернул телефон и сказал, что я свободен».

Сам момент убийства женщины никто не видел: в 19:40 свидетели услышали три выстрела и обнаружили тело Мугаше в машине: ноги на земле, а туловище — на сиденьях. Две пули попали в голову. Женщина была госпитализирована и скончалась почти через месяц — 24 января 2011 года. Все это время она провела в коме, так и не придя в сознание.

Бандитский реванш

22 августа 2011 года около 07:05 в центре города Сергиев Посад (Московская область), на улице Советской Армии возле дома №49 Костя Большой лично расстрелял главу городского поселения Сергиев Посад Евгения Душко. В этом районе у Кости Большого были огромные интересы, причем они тесно переплетались с деятельностью многих других его коллег по бандитскому цеху. Криминал глубоко проник в муниципальные органы власти — так, предшественника Душко на пост главы города избрали при тесной финансовой и силовой поддержке и воров в законе, и авторитетных бизнесменов, но вопреки мнению большинства жителей города.

Однако активный и достаточно жесткий Евгений Душко организовал мощную кампанию по освещению его деятельности, которая ясно показывала: все, что делается в городе, происходит вопреки интересам горожан и руководства Троице-Сергиевой лавры. В итоге в начале 2011 года предшественника Душко сняли с должности, были назначены новые выборы. А исполнять обязанности главы города до этого момента стал как раз Евгений Душко.

При поддержке депутатов и с благословения Троице-Сергиевой лавры Душко полностью запретил высотное строительство в историческом центре города, тем самым фактически отменив распоряжения предыдущей администрации. Однако к тому моменту в центре Сергиева Посада, рядом с лаврой, уже началось строительства двух торгово-развлекательных центров и жилого комплекса. При этом два из трех зданий возводились на участках, владельцем которых был записан Георгий Пирцхалава, но фактически ими владел Костя Большой. Распоряжение главы администрации нанесло авторитету огромный экономический ущерб и стало настоящей пощечиной для бандитов.

Костя Большой предлагал Евгению Душко договориться, они даже встречались в офисе на Дроболитейном (Кладбищенском) переулке — но не удалось: беседа закончилась угрозами. После неудавшихся переговоров Душко сообщил о них нескольким близким людям и назвал имя Кости Большого.

Из материалов уголовного дела — показания обвиняемого Сергея Безрукова:

«В мае 2011 года Пискарев, находясь на территории развлекательного комплекса «Малибу», поручил мне следить за чиновником из администрации Сергиево-Посадского района, передвигавшимся на автомобиле Volvo. Для этого мне в пользование были выделены два автомобиля Lada — «десятка» и «пятнашка» (...) Также мне были выданы две видеокамеры с мощным объективом. Все записи я передавал Пискареву.

22 августа около пяти утра я заехал за Пискаревым в комплекс «Малибу», где он приказал мне оставить телефон. Оттуда мы проехали в Сергиев Посад. Перед въездом Пискарев достал из сумки два номерных знака и велел мне установить их поверх тех, которые были на нашей машине. Только после этого мы въехали в город, и Пискарев велел припарковаться на улице Кирова, примерно в 70 метрах от места жительства чиновника, за которым я перед этим следил.

Он вышел из машины и направился пешком к тому дому. Через некоторое время Пискарев вернулся, сел назад и лег на сиденья, чтобы его не было видно через окна, и мы поехали к церкви, а оттуда — на дачу родителей Пискарева в деревне под Сергиевым Посадом. По дороге я услышал по радио, что в Сергиевом Посаде расстреляли мэра — я понял, что это сделал Пискарев. Туда на машине Maybach приехали братья Юровы, которые забрали Костю. Мне была дана команда говорить, что мы ездили в церковь, а в город не заезжали».

По данным следствия, Душко вышел из подъезда, сел в свою Volvo S60, и в этот момент слева через стекло киллер открыл огонь. В мэра попали семь пуль, он скончался через 40 минут в приемном покое Центральной районной больницы (ЦРБ), куда его привезли отец и жена на личной машине. Сразу после смерти Душко все запреты и ограничения на строительство были сняты — бандиты победили.

***

Убийством Душко закончился исчерпывающий список преступлений, совершенных бандой Кости Большого. Точнее — тех, что ему вменили: по оперативным данным, на совести авторитета гораздо больше жизней. Просто доказать удалось далеко не все, ведь сам Костя Большой молчит или упорно отрицает даже то, в чем нет сомнения. Часть преступлений он совершил в одиночку, часть — с теми, кого уже нет. Известно, что при встречах с теми подельниками, кто решился на дачу показаний, Костя Большой начинал их громко упрекать:

«А ты зачем всем этим занимался-то? Про то, что ты рассказываешь? Тебя кто заставлял-то? Тебя что, силком тянули? Сказал бы: "Я не хочу, я не буду!" Ушел бы». Или: «Вы все пытались хвастать, кто из вас круче бандит. Я что ли тебя заставлял все это делать-то? Ты пришел — уже вы все такие были». Или: «Ты показания даже дал на тех, кого, я так понимаю, даже не нашли». Или: «Если так неймется, понимаешь, хочется всем что-то рассказать, можно было встать и на суде все это рассказать. Было бы то же самое».

Как бы то ни было, но сам Костя Большой оказался неплохим организатором: его банда существовала 20 лет, большую часть времени оставаясь вне поля зрения милиции. ОПГ Кости Большого была хорошо вооружена, соблюдала все правила конспирации — а во главе ее стоял бессменный лидер.

Костя Большой так и ходил — в ярких рубахах и шелковых костюмах летом, а зимой — в длинной, до пят, соболиной шубе. С понятиями из лихих 90-х он ворвался в нулевые, думая, что эти правила игры — вечные.

Теперь его судьбу решат присяжные.