Рекламная кампания Alexander Wang's Fall 2017
Ценности
От утепления до соблазнения
Почему мужчины бросили носить колготки и зачем они понадобились женщинам

«Лента.ру» продолжает серию публикаций о разных видах одежды. Мы уже рассказали историю шпилек, мини-юбки, мужского платья, костюма и галстука. В новом материале речь пойдет о соблазнительном и одновременно практичном предмете гардероба — чулках и колготках.

Джентльменское ношение

Сейчас колготки считаются частью гардероба женщин. Единственное исключение — маленькие дети, которые носят их вне зависимости от пола. Изначально же они были вовсе не женской и даже не детской, а мужской вещью. Историки костюма предполагают, что некое подобие чулок носили еще древние греки и римляне. При всей мягкости климата Средиземноморья холодные зимние дни случаются и там, поэтому античные мужчины натягивали связаные из шерстяной нити чулки под короткие туники. Носили ли что-то в этом роде женщины, ученые не уверены.

Более холодный климат Западной и Северной Европы тем более располагал к утеплению. Европейцы носили под верхней одеждой брэ — нижнее белье, представлявшее собой переходный вариант от туники к трусам, нечто вроде полотняных панталон с поясом, к которому крепились чулки-шоссы. Поверх всего этого мужчина надевал штаны. Со временем чулки и панталоны объединились в довольно специфический предмет гардероба — облегающие мужские штаны, которые в Италии называли «кальцони» (calzoni).

Много позже из этого термина произошло русское «кальсоны», обозначавшее длинное нижнее белье, в котором было неприлично показываться на публике. В Италии же во времена позднего Средневековья в «кальцони» с подчеркивающим мужское достоинство гульфиком по улицам щеголяли самые отчаянные франты.

Женщины тоже носили чулки. Об этом историкам говорят не только археологические раскопки и изучение старинных изображений, но и легенда о появлении знаменитого британского ордена Подвязки. Согласно преданию, название ордена пошло от галантного поступка короля Эдуарда III, правившего Британией в XIV столетии. Его фаворитка, графиня Солсбери, во время танца с монархом при дворе потеряла подвязку — ленту, удерживающую чулок на ноге. Чтобы прекратить насмешки, король якобы поднял подвязку и повязал на собственную ногу. При этом он произнес фразу, в переводе звучащую как «Пусть устыдится тот, кто подумал об этом дурно». В память об этом и был основан орден.

Галантный век чулок

Европейские женщины практически до конца первой четверти XX столетия носили только длинные юбки. При этом надевать их начинали уже в подростковом возрасте. Поэтому и демонстрация чулок выше щиколотки считалась неприличной. Мужчины же продолжали, как и в предыдущие эпохи, не только обтягивать ноги чулками, но и выставлять их напоказ. Грубоватые суконные «кальцони» сменились в XVII и XVIII столетиях более тонкими шерстяными чулками, которым на смену впоследствии пришли хлопковые и шелковые изделия.

Галантный век — эпоха рококо — стремился максимально украсить жизнь тех, кто был способен заплатить за ее украшение. Богачи покупали безумно дорогие чулки с тонкой ручной вышивкой, а их короткие штаны-кюлоты стягивались у колена атласными лентами с пышными бантами. Это франтовское обыкновение в качестве повседневной моды исчезло только после Наполеоновских войн. Мужчины надели брюки, оставив чулки с поясом исключительно в женском и детском гардеробе.

О маленьких мальчиках говорили, что «они еще ходят в коротких штанишках», к которым малышам надевали чулочки, закрепленные на поясе сначала тесемками, а позже — резинками. Отправляясь в школу, мальчик из приличной семьи впервые получал длинные брюки, что знаменовало его новый, «взрослый» статус.

Последним «рецидивом» чулок в мужском гардеробе стали гольфы, которыми дополнялись укороченные до колен штаны-бриджи. В них во второй половине XIX века, когда англичане «заразили» весь западный мир модой на спорт, играли сначала в гольф, а затем и в другие спортивные игры. От этого, кстати, произошло и второе название бриджей — «брюки-гольф» — и, собственно, гольфов. Гольфы и по сей день остаются частью спортивной формы, например, футболистов.

От Парижа до Находки

В то время как чулки считались практически интимным предметом гардероба дам аристократического сословия, простолюдинки из-за своей тяжелой и зачастую грязной работы носили юбки покороче, и их чулки все видели. Так, на картинах «малых голландцев», или художников Северной Европы, можно рассмотреть темные или полосатые чулки. Их делали из шерсти.
Чулки телесного цвета из шелка стоили чрезвычайно дорого: их могли себе позволить либо светские аристократки, либо, напротив, куртизанки, для которых чулки были частью «рабочей униформы». «Женщины с пониженной социальной ответственностью» также первыми примерили черные чулки и чулки в сеточку, быстро ставшие фетишем викторианских эротоманов.

Ситуация изменилась в начале XX века: химики придумали искусственный шелк — вискозу. Чулки из этого материала появились в продаже около 1910 года. Они сразу подешевели, и весьма вовремя — сразу после Первой мировой, в том числе из-за экономии ткани: женские юбки изрядно укоротились и открыли ноги дам до колена. Однако общественная мораль еще крепко держалась своих позиций: ходить без чулок в городе или в конторе даже в самую жаркую погоду считалось неприличным. Поэтому пояс с резинками и чулки были весьма ходовым женским товаром.

В 1935 году Уоллес Хьюм Карозерс, ученый-химик и сотрудник американской корпорации DuPont, впервые синтезировал материал, названный в США нейлоном. В СССР несколько позже за ним закрепилось название «капрон». Тремя годами позже нейлоновое-капроновое волокно поступило на рынок и навсегда изменило жизнь миллионов женщин во всем мире. Они получили прочные, эластичные и дешевые нейлоновые чулки, а затем и колготки.

Приличия ради

Современные колготки — это, грубо говоря, чулки, объединенные с нижним бельем. Хотя они и имеют определенную «генетическую» связь с «кальцони» эпохи Возрождения, но гораздо удобнее средневековых штанов. Колготки могли появиться только тогда, когда появилось тонкое и эластичное волокно и технологии производства трикотажного полотна, позволяющее натягивать их и снимать без потери удобства.

Первенство в воплощении в жизнь идеи колготок историки костюма по уже сложившейся традиции приписывают американской певице, актрисе и исполнительнице чечетки Энн Миллер (Джонни Люсиль Энн Колльер). Миллер так рьяно отплясывала на сцене, что боялась потерять чулки или продемонстрировать публике пояс к ним. Поэтому чечеточница сначала заказывала у портних трусы с пришитыми к ним чулками. Однако вскоре она убедилась в непрактичности этого изделия — чулки часто рвались или «шли стрелками». Решением стало изначально объединенное с чулками нейлоновое белье. Идея почти сразу «ушла в массы».

Свою роль сыграла и сексуальная революция конца 1950-х — 1960-х годов, укоротившая и без того уже довольно короткие женские юбки практически до неприличия. Скрыть пояс и резинки чулок под мини-юбкой практически невозможно, а демонстрировать их публике все еще считалось неприличным. Колготки сразу решили проблему. Устранили они и сложности с раздеванием и одеванием маленьких детей. Колготки из хлопкового трикотажа удобно натягивались и были практичней и теплее чулок с поясом.

Советский дефицит

Для советских женщин колготки долго оставались недоступной роскошью. Причем в те послевоенные десятилетия, когда страны соцлагеря уже наслаждались относительным бытовым комфортом и удобными вещами вроде колготок, россиянки строили социализм в чулках на поясе. Собственно, самое слово «колготки» пришли в СССР из сравнительно благополучной Чехословакии, где они назывались «пунчохове калготы».

Колготок требовалось много, а легкая промышленность РСФСР раскачивалась медленно. Первые детские и женские колготки отечественного производства женщины советской России буквально с благоговением везли из командировок или турпоездок в Эстонию, Латвию и Литву. Там колготочное дело наладили раньше всего. По ГОСТу колготки пытались называть «чулковыми рейтузами», но так как рейтузы в советском сознании ассоциировались с зимними трикотажными штанами без мыска и пятки, такое название не прижилось.

О том, какую практически сакральную ценность имели колготки в женском советском быту, говорят даже популярные кинокартины 1970-х годов. В «Служебном романе» главная героиня возмущается, что в туалете вверенного ей учреждения безвестная спекулянтка повесила объявление «продаю колготки». Главная героиня фильма «Москва слезам не верит», директриса фабрики, производящей капроновую (нейлоновую) нить, рассказывает о производстве советских колготок по центральному телевидению. Для девочки-школьницы переход с хлопка на капрон означал превращение во взрослую девушку — практически то же, что для ее ровесницы из XIX века значила замена короткой юбки на длинную.

Однако практически до самого падения СССР колготки, кроме самых простых — телесного цвета, оставались вещью дефицитной. Цветные модели, вроде тех, в которых щеголяла вся Европа и даже обожаемая социалистическим лагерем защитница прав человека Анджела Дэвис, можно было только привезти из-за границы или купить у спекулянтов-фарцовщиков. За детскими колготками стояли очереди, а о существовании мужских колготок советские граждане обоего пола не знали.

Экзотика и практичность

Однако такие модели существовали — их пытались внедрить в обиход взамен теплых мужских кальсон и рейтуз практичные немцы и австрийцы. Но популярности мужские колготки так и не получили, несмотря на то, что попытки внедрить их неоднократно повторялись. Например, в конце 1990-х — начале 2000-х их пробовала предложить мужчинам люксовая марка Wolford.

Видимо, ассоциации с балетными танцовщиками, выступающими в подобной одежде, мужчинам не импонировали. Успешной альтернативой кальсонам стало в итоге спортивное термобелье из инновационных материалов, отводящих влагу и сохраняющих тепло.

Инновационный текстиль и другие новые технологии конца XX — начала XXI века сильно повлияли на индустрию производства колготок и чулок. Появились чулки с латексной полосой, удерживающей их на бедрах вместо подвязок и поясов с резинками. Колготки стали делаться любой выработки — цветные, с принтами, с узорами, выложенными стразами Swarovski, бархатистые, сетчатые разного плетения, жаккардовые и кружевные. Эпатажные кинозвезды и певицы вроде Мадонны и Диты фон Тиз много сделали для того, чтобы популяризировать откровенные колготки, выступая в них на сцене без юбки — в одном комбидрессе или купальнике.

В конце XX века женщины, наконец, смогли выбирать и нужную им плотность колготок в зависимости от сезона. Дресс-код некоторых компаний до сих пор, как и почти век назад, требует от женщин носить колготки даже в жару. Плотность нити колготок сейчас измеряется в денье (den, вес нити длиной девять километров в граммах) и обозначается на упаковке. Например, колготки средней плотности 40 den сделаны из нити, девять километров которой весят 40 граммов.

В наши дни колготки перестали быть дефицитом, все меньше компаний навязывают их как часть дресс-кода. Сейчас яркие колготки сделались средством самовыражения и стиля как для дизайнеров на их дефиле во время недель моды, так и для женщин по всему миру.