Ценности
Рука об руку
Как появилось древнейшее украшение в истории и почему оно популярно до сих пор

«Лента.ру» продолжает серию публикаций об истории разных видов одежды и аксессуаров. В предыдущих материалах цикла речь шла о шпильках, мини-юбке, мужском платье, костюме, галстуке, колготках и пуховике. Новая статья — об истории браслета, превратившегося из доспеха в украшение.

Воинский дух

Браслеты — одно из самых первых украшений в истории человечества. Даже древние люди украшали свои запястья полосками кожи и жилами животных, на которые были нанизаны бусины из звериных клыков или камней с природными отверстиями. Изначально, как полагают антропологи, браслеты играли роль мистических амулетов, а не просто милых безделушек, но со временем эти роли слились в единую — оберега-украшения.

В древности для мужчин браслет-обруч (это слово лингвистически происходит от выражения «об руку», «на руке») имел и практическое значение. Широкие браслеты защищали уязвимое в бою или на охоте запястье от ударов холодным оружием и зубов хищных зверей (как поножи защищали икры и щиколотки). В наши дни широкий ювелирный браслет, формой напоминающий эту часть доспеха, называют по-английски cuff. Это слово не так давно появилось и в русском — «кафф».

Постепенно, с переходом из неолита в бронзовый и железный век, люди получали и накапливали навыки обработки металла. Это сопровождалось все более явным разделением людей на богатых, облеченных властью, и бедных простолюдинов. Грубые дикарские мужские браслеты из снизанных простых камешков или раковин либо широких полос толстой сыромятной кожи богатые уже не носили.

Воины-аристократы украшали себя в бою роскошными предметами практически ювелирного уровня из бронзы или булата с золотой и серебряной насечкой, украшенной так же изысканно, как и все их доспехи. В Средние века такие браслеты у византийских императоров, королей и князей окончательно потеряли свою практическую роль. Их делали из золота и драгоценных камней и носили как часть церемониального платья, демонстрирующего высокий статус.

Для женщин браслеты, конечно, не были доспехами: скорее талисманом и, как и у мужчин, способом демонстрации статуса и состоятельности. В Древней Индии браслеты играли роль обручального кольца, сообщая о брачном статусе женщины. Есть легенда о том, что у бедуинов, кочевых племен Ближнего Востока, муж мог развестись с женой и изгнать ее с тем имуществом, что было на ней. Якобы поэтому бедуинские женщины традиционно носят множество серебряных или золотых (в зависимости от состоятельности) браслетов на обеих руках.

При этом в старину браслеты были не у всех женщин. В тех культурах, где была принята одежда с длинными рукавами, роль браслета выполняли украшения на ткани рубахи. У состоятельных женщин рукава праздничных нарядов вышивали золотым шитьем, жемчугом, нашивали на них куски более дорогой ткани (например, парчи). Небогатые девушки расшивали рукава рубах цветными нитками.

Рококо и парюра

В Европе браслеты вошли (или вернулись) в аристократическую моду примерно в XVII столетии, одновременно с модой на платья с рукавами, укороченными на три четверти, или платья, вообще оставляющие руки обнаженными. В Европе эта мода появилась раньше, чем в России. В нашей стране женщины стали оголять руки при Петре I, внедрявшем западноевропейские обыкновения.

Как правило, такие наряды богатые аристократки (и позже, в середине XIX века, представительницы состоятельной буржуазии) надевали по особым случаям: на балы, вечерние приемы, ко двору. Стиль ампир, распространившийся в Европе и при русском дворе в самом конце XVIII столетия, ввел моду не только на короткие рукава платьев с высокой талией «в греческом стиле», но и на «греческие» браслеты в виде змеек, оплетающих запястье. Такое украшение, напоминающее легенду о царице Клеопатре, можно рассмотреть на портрете великой княгини Елены Павловны кисти Брюллова.

Вечерняя мода XIX — начала ХХ века подразумевала манжеты-каффы или широкие гибкие браслеты с замочком. Они были частью парюры (полного вечернего набора украшений). В парюру, кроме браслета, входили кольцо, колье, серьги и украшение для волос (тиара или диадема) единого дизайна. Для парюры использовались только золото (иногда были платиновые детали), драгоценные камни и жемчуг.

В конце позапрошлого столетия женщины (кстати, раньше, чем мужчины) начали носить на браслете часы. Вечерние часы представляют собой как раз браслет-кафф, в котором циферблат чаще всего скрыт. Настоящим прорывом для ювелирных часов стало изобретение в 1929 году часовщиками швейцарской мануфактуры Jaeger-LeCoultre механизма Calibre 101, который весил около грамма. С этого момента часы в вечерних браслетах стали практически незаметными. В 1953 году именно такую модель надела на свою свадьбу британская королева Елизавета II.

Шанель и Симпсон

После Первой мировой почти все жесткие условности женской моды предыдущих веков ушли в прошлое. Женщины, даже состоятельные, смогли носить не только непритязательные короткие юбки и брюки, но и недорогую бижутерию, вкус к которой им прививала, в частности, Шанель, которая часто носила крупные браслеты-каффы с восьмиконечными крестами работы мастера-аристократа герцога Фулько ди Вердуры.

Экономические кризисы привели к росту цен на золото, из-за чего даже фешенебельный ювелирный дом Van Cleef & Arpels предлагал своим клиенткам браслеты из бакелита, слоновой кости и черного дерева, весьма умеренно инкрустированные золотом, эмалью, перламутром и полудрагоценными камнями.

Как только материальное положение улучшилось, ювелиры домов haute joaillerie возобновили работу с драгоценными металлами, бриллиантами и редкими цветными камнями. В 1932 году сама Шанель ненадолго изменила своему увлечению бижутерией и выпустила ювелирную коллекцию из белого золота и бриллиантов с мотивами комет и перьев.

Тон в моде на украшения в межвоенное время задавала герцогиня Виндзорская Уоллис Симпсон. Жена отрекшегося от престола британского короля Эдуарда VIII любила браслеты: они подчеркивали тонкость ее запястий. Уоллис носила браслеты из халцедона от опередившей свое время ювелирной дизайнерки Сюзанн Бельперрон.

Герцогиня много сделала для популяризации мотива Panthère de Cartier. Пантеру также придумала женщина — креативный директор дома Cartier Жанна Туссен, современница Симпсон. В числе прочих творений дома у герцогини Виндзорской был браслет в виде пантеры, покрытый бриллиантами. Поскольку Симпсон многие подражали, украшения с дикой кошкой стали настоящим хитом и остаются им по сей день.

Бестиарий и жемчуга

Послевоенное время стало триумфальным для американского дома Tiffany & Co. На середину ХХ века пришлась эпоха знаменитого ювелира Жана Мишеля Шлюмберже. Он делал роскошные вечерние браслеты с драгоценными камнями: пышные, но не ударявшиеся в китч. Заданный Туссен мотив «ювелирного бестиария» — украшений, изображающих животных, — в середине века ярко развили Van Cleef & Arpels и другой французский дом — Boucheron. Прелесть этих броских вещей, популярных и по сей день, в том, что массивные браслеты выглядят «мультяшно», но сделаны из золота и драгоценных камней. Поэтому ювелирные «звери» Boucheron или de Grisogono вполне уместны на коктейле или вечернем приеме.

Тон в классической вечерней ювелирной моде XX и XXI века задавали luxury-компании, которые переосмыслили наследие прошлых веков. Японский дом Mikimoto, пионер в использовании искусственно выращенного жемчуга, вернул в моду популярные еще в XVIII столетии рокайльные браслеты из нескольких жемчужных ниток с богато украшенными бриллиантовыми застежками. Браслет-нитка жемчуга получил в английском языке собственное название pearl bracelet.

Другой изначально рокайльный мотив, бант, в разных версиях повторяется в браслетах многих люксовых марок: пышно у Dior Joaillerie, лаконично — у Chaumet. За мастерами high jewellery последовали и премиальные марки. Банты стали делать не только с бриллиантами, но и с кристаллами Swarovski. Такой браслет хорошо смотрится с коктейльным платьем, полностью открывающим руки: тогда внимание окружающих сосредоточено на этом броском и кокетливом украшении.

От хиппи до тенниса

Сексуальная революция конца 1960-х стала отправной точкой увлечения этникой и психоделикой в Европе и США. Стиль бохо, самый популярный у неформалов 1970-х и им сочувствующей богемы и даже молодежи из респектабельных кругов, подразумевал браслеты. Много разных браслетов.

Самая известная, даже в нашей стране, разновидность «хипповских» браслетов — плетеные из ниток или бисера friendship bracelets (в СССР и России их называли «фенечками»). У увлеченных йогой были bead bracelets, модели, напоминающие буддистские четки из круглых бусин или прямоугольных пластинок с орнаментальной гравировкой (сейчас они снова популярны). Самые универсальные — bangle bracelets. Это широкие кольца из тонкой металлической полоски, словно сработанные из серебра или золота арабскими, индийскими или тайскими ремесленниками. Их носили, подражая аутентичной манере индианок и бедуинок, по несколько штук на одном запястье.

Именно этими моделями вдохновлялся ювелирный дизайнер Альдо Чипулло, когда в 1969 году сделал свой браслет LOVE для дома Cartier. Помимо аллюзии на этнический стиль, в нем был «зашифрован» и любовный секрет: браслет можно снять только с помощью специальной отвертки. Творение Чиппуло напоминало affirmation bracelet (версию бангла с надписями и символами, как, например, на традиционных грузинских браслетах с молитвой).

LOVE в разных вариациях (разной ширины, из золота разных цветов, с бриллиантовым паве) остается бестселлером бренда практически полвека. Это одно из самых известных украшений ХХ столетия. Он есть у всех звезд Instagram, включая Ким Кардашьян и Беллу Хадид.

Наследие 1960-1970-х банглами не ограничивается. Тогда же в моду вошли широкие лаконичные каффы и браслеты-«ремни» из кожи с пряжками, которые носили поверх рукавов тонких джемперов-водолазок. Из Индии хиппи буквально килограммами привозили так называемые wooden bracelet (украшения, выточенные из куска дерева) и hololith bracelet (то же, но из поделочных камней: оникса, сердолика). Их носили с платьями в стиле сафари, который связан с наследием молодого Ива Сен-Лорана и сейчас популярен, как все винтажное.

Восьмидесятые годы прошлого века запомнились многим как эпоха материального благополучия и процветания. Неудивительно, что богатые женщины выходили тогда в бриллиантах не только на торжественные приемы, но и на теннисный корт. Американские дома Harry Winston и уже упомянутая Tiffany & Co. сделали популярными лаконичные браслеты-«дорожки» из крупных бриллиантов.

Они получили название tennis bracelet: их носили теннисные звезды 1980-1990-х, включая Анну Курникову — первую российскую теннисистку, завоевавшую известность на Западе. Кроме бриллиантов, для таких моделей использовали другие драгоценные камни (рубины, сапфиры, изумруды) классических огранок, в основном круглой и багетной. Эти браслеты вскоре стали надевать и на церемонии с дресс-кодом black tie, и на коктейли, комбинируя с платьем-футляром или открытыми дизайнерскими топами.

Вообще в предпоследнее десятилетие ХХ века тон в бижутерии и украшениях задавал американский дух преуспевания, исключительности. В моде были массивные браслеты-цепи (например, от Pomellato), каффы с крупными цветными камнями, как у Bvlgari. Снова стала популярна крупная бижутерия, выглядящая и стоящая дорого, с полированным покрытием разных оттенков золота и цветными кристаллами Swarovski. Эти вещи словно сообщали о состоятельности и целеустремленности своей владелицы — такой же напористой, как героиня сериала «Династия» Алексис Колби в исполнении Джоан Коллинз.

Архитектура и воспоминания

1990-е привнесли в ювелирный стиль биоморфные украшения. Широкие разъемные или цельные каффы, а также жесткие браслеты, застегивающиеся на цепочку, напоминают фрагмент коралла, кожу ската или вовсе некую инопланетную субстанцию (а также архитектуру Хундертвассера). Такие вещи делает, в частности, итальянский дом Antonini. Деконструктивистские архитектурные проекты с изломанными гранями и прихотливо нагроможденными объемами тоже нашли место в ювелирном деле. Это браслеты по дизайну архитекторов, притцкеровских лауреатов Френка Гери для Tiffany & Co. и Захи Хадид для Georg Jensen.

Минимализм 1990-х обрел новое дыхание в 2010-х: дневные, или костюмные украшения часто делаются подчеркнуто геометрическими и легкими. Браслеты-банглы, напоминающие тонко начерченные на коже золотые рамки, с бриллиантами либо кубическим цирконием и жемчугом. Браслеты-нитки по образцу каббалистической красной нити (которую, кстати, ввела в моду Мадонна, когда увлеклась каббалой). Chain bracelet — цепочки без декоративных элементов либо с круглыми, либо барочными жемчужинами, которые можно носить по одному или сразу по несколько штук.

Этот тренд положил начало современной моде на «украшения-воспоминания» или «украшения-дневники эмоций», которые любят как юные девушки-подростки, так и женщины постарше. Многие бренды выпускают браслеты со съемными деталями-шармами (charm bracelets). Это сувениры в память о ярких событиях в жизни хозяйки украшения. Эйфелева башня напоминает о путешествии в Париж, фигурка ребенка — о рождении малыша, сердечко — о романтическом свидании. Эти браслеты свидетельствуют, что в наши дни главное в украшении — не его стоимость, а те воспоминания, которые оно навевает.