Россия
Правдивая ложь
Зеленский уступил террористу и спас людей. Почему это было возможно в СССР и невозможно в России?

Во вторник, 21 июля, вооруженный террорист захватил автобус с людьми в украинском Луцке. Трагедии удалось избежать: президент страны Владимир Зеленский вступил в переговоры с ним и выполнил одно из требований — записать и опубликовать видео с призывом смотреть фильм «Земляне» о жестокости людей по отношению к животным. После этого нападавший отпустил заложников. Кто вступал в переговоры с террористами и шел на уступки в СССР и после его распада, к чему это приводило и почему луцкий сценарий вряд ли возможен в сегодняшней России — в материале «Ленты.ру».

Редакция «Ленты.ру» однозначно осуждает терроризм как одно из самых страшных преступлений современности.

* * *

15 октября 1970 года произошел первый в истории СССР угон пассажирского самолета. Борт атаковали отец и сын Бразинскасы. На захваченном Ан-24 им дали долететь до Турции, где они были осуждены, однако вышли на свободу раньше срока и потом перебрались в США. Впоследствии именно этот случай послужил образцом для других подобных захватов заложников.

Советские власти многократно требовали экстрадиции Бразинскасов, но неизменно получали отказ, несмотря на декларируемую Вашингтоном приверженность борьбе с международным терроризмом. Однако террористы наказали себя сами: в 2002 году Бразинскас-младший забил пожилого отца гантелью и получил в США 16 лет тюрьмы.

* * *

2 ноября 1973 года группа из четырех студентов, решивших бежать на Запад, захватила самолет Як-40, который летел из Москвы в Брянск. В заложники взяли экипаж и пассажиров в количестве 31 человека.

По требованию угонщиков самолет повернул обратно в Москву. В воздух подняли истребители, которые были готовы сбить захваченный лайнер. Тогда еще не существовало четких указаний на случай угона самолета. Экипаж посадил борт в аэропорту Внуково, террористы потребовали выкуп: три миллиона долларов и беспрепятственный вылет в Швецию. Взамен воздушные пираты обещали не только отпустить заложников, но и поделиться информацией о якобы готовящемся захвате самолета Ту-154.

Переговорщики заявили, что соглашаются на эти условия. На деле же о сделке речи не шло. Через несколько часов самолет был освобожден путем штурма. Два пассажира получили ранения, но никто из заложников не погиб. Из четырех террористов выжили двое.

* * *

14 мая 1979 года 16-летний Михаил Шаманаев и 17-летний Владимир Бизунов захватили рейсовый автобус «Икарус», следовавший по маршруту Новокузнецк — Кемерово. Угрожая пассажирам обрезами и муляжом взрывного устройства, они потребовали, чтобы водитель повернул к аэропорту Новокузнецка. Пассажиры попытались помешать захватчикам, которые в ответ сначала сделали предупредительный выстрел, а затем застрелили человека, вставшего у них на пути. 43 пассажирам было объявлено, что их берут в заложники.

Посредником в переговорах стал случайно оказавшийся на месте захвата 21-летний участковый милиционер Василий Шрамко. Он получил записку с требованиями: два миллиона рублей и вертолет до Владивостока, откуда захватчики намеревались перебраться в Японию. На их условия согласились.

Согласно плану операции, после того, как автобус подъедет к вертолету, вышедших из него захватчиков задержат либо расстреляют. Когда террористы вместе с заложниками разместились в вертолете и экипаж получил команду на вылет, силовики открыли огонь. В Шаманаева попали восемь пуль, он был убит. А Бизунов выпрыгнул из вертолета и убежал, ни одна из пуль в него не попала. Вскоре его задержали неподалеку от дома друга: он прошел около 20 километров по проселочной дороге и вернулся в город, надеясь, что Шаманаев жив.

* * *

18-19 ноября 1983 года была совершена попытка угона самолета Ту-134, следовавшего рейсом Тбилиси — Батуми — Киев — Ленинград. Целью захватчиков также было бегство из СССР. Большинство из них были из высокопоставленных советских семей, ранее выезжали за границу как туристы и могли бы уехать этим способом, однако преступники, по их собственным словам, хотели славы.

Впоследствии угонщики признали, что их вдохновил пример отца и сына Бразинскасов, которых приняли на Западе как борцов с советским режимом.

Террористы с помощью сотрудницы аэропорта смогли без досмотра пронести на борт оружие. Вскоре после вылета они захватили самолет и потребовали, чтобы он летел в Турцию. Однако из-за плохой погоды лайнер, вопреки требованиям угонщиков, приземлился не в Турции, а в Тбилиси. Угонщики вновь потребовали дать им беспрепятственный вылет в Турцию, а также дозаправить самолет, иначе угрожали взорвать лайнер.

В ходе многочасовых переговоров в аэропорт доставили родителей террористов, чтобы убедить их сдаться. Но преступники отказались с ними говорить. На следующий день спецназовцы взяли самолет штурмом. В результате неудавшегося угона погибли семь человек — три члена экипажа, два пассажира и два террориста. 12 человек получили ранения.

* * *

8 марта 1988 года многодетная семья — мать и десять из одиннадцати ее детей — решили сбежать из СССР, захватив рейсовый самолет Иркутск — Курган — Ленинград. Они решили лететь в Англию. В историю мировой авиации это дело вошло под названием «Семь Симеонов» — именно так назывался семейный джаз-бенд семьи Овечкиных.

После дозаправки в Кургане по громкой связи на борту объявили, что требованиям террористов решено уступить, самолет летит в Финляндию для еще одной дозаправки. Однако вместо этого захваченный Ту-154 приземлился на военном аэродроме неподалеку от Выборга. Переговоры закончились перестрелкой, в результате которой самолет полностью сгорел, 11 человек погибли, 35 получили ранения. Почти все воздушные террористы во время штурма покончили с собой.

* * *

1 декабря 1988 года пятеро преступников — Павел Якшиянц, Владимир Муравлев, Герман Вишняков, Владимир Анастасов и Тофий Джафаров — захватили автобус с четвероклассниками в городе Орджоникидзе (ныне — Владикавказ). Бандиты потребовали выкуп и самолет для вылета за границу, угрожая поджечь автобус, для чего расставили по салону банки с бензином.

Власти предоставили преступникам Ил-76, который ожидал их в аэропорту Минеральных Вод. После долгих переговоров террористам передали восемь бронежилетов, четыре пистолета Макарова, автомат Калашникова с двумя снаряженными магазинами и два миллиона долларов. Под прикрытием живого коридора из заложников захватчики перешли в самолет, после чего освободили детей и учительницу. Террористы решили лететь в Израиль.

Несмотря на готовность бойцов подразделения «Альфа» к штурму, борт решено было выпустить. После приземления в Израиле преступников взяли под стражу и передали властям СССР.

* * *

19 августа 1990 года 15 заключенных изолятора временного содержания города Нерюнгри, которых перевозили в Якутск самолетом Ту-154, совершили угон воздушного судна. Каким-то образом им удалось пронести на борт обрез. Также они угрожали взорвать самолет, выдавая за бомбу кусок хозяйственного мыла, после чего завладели оружием троих конвоиров.

Самолет вернулся в Нерюнгри, где террористы потребовали автоматы, рации и парашюты. Затем борт вылетел в Красноярск, а после этого — в Ташкент. Там часть угонщиков, осужденных по нетяжким статьям, решили сдаться властям. После этого самолет с 36 заложниками и 11 террористами беспрепятственно вылетел в Пакистан, приземлившись в городе Карачи. Прямо в аэропорту угонщики были арестованы и помещены в тюрьму.

* * *

14 июня 1995 года группа из почти 200 террористов во главе с Шамилем Басаевым напала на город Буденновск в Ставропольском крае. Это был первый крупный теракт, совершенный в ходе чеченских войн.

Боевики взяли в заложники более 1,6 тысячи жителей и согнали их в местную больницу. Пытавшиеся противостоять милиционеры были расстреляны.

Террористы выдвинули требования российским властям: остановить военные действия в Чечне и вступить в переговоры с режимом Джохара Дудаева. Сообщения террористов передавали врачи больницы.

В результате штурма 17 июня 1995 года был освобожден 61 заложник, а также возобновились переговоры. Их вели в том числе премьер-министр России Виктор Черномырдин и известный психотерапевт Анатолий Кашпировский. С террористами было подписано соглашение о прекращении войны. 19 июня боевики на предоставленных властями автобусах выехали на территорию Чечни и освободили оставшихся пленников. Жертвами теракта стали 129 человек, 415 получили ранения. Некоторые ветераны «Альфы» считают, что отпускать Басаева было ошибкой и что это привело к последующим терактам, в том числе «Норд-Осту» и Беслану.

После Буденновска требования террористов в стране не выполнялись. Президент Владимир Путин неоднократно заявлял, что Россия не ведет с ними переговоров.

* * *

14 октября 1995 года бизнесмен Виктор Сургай захватил автобус с туристами из Южной Кореи на Васильевском спуске в Москве. Захватчик обещал взорвать транспорт с 26 заложниками. Он потребовал десять миллионов долларов США, транспорт и возможность вылета на самолете, не уточняя пункта назначения.

Переговоры с террористом вел лично московский мэр Юрий Лужков, а в это время сотрудники группы «Альфа» готовились к штурму автобуса. Выстрелом снайпера Сургай был убит, никто из находившихся в автобусе заложников не пострадал.

* * *

21 июля 2020 года дважды судимый Максим Кривош захватил автобус с заложниками в Луцке. Он потребовал, чтобы президент Украины Владимир Зеленский выложил в сеть заявление с текстом: «Фильм "Земляне" 2005 года — смотреть всем».

Глава государства подчинился и записал ролик. После этого захватчик отпустил людей и сдался.

«Договорились, что он отпустит трех человек, и я после этого запишу видео, — сказал Зеленский. — После того как видео выйдет в соцсети, он через полчаса выпускает всех людей. Примерно так и произошло: 30-40 минут, и он отпустил заложников… Если мы можем что-то делать без штурма, если мы можем не рисковать жизнью хотя бы одного человека, то... Я с такими принципами живу, жил и буду жить».

В то же время Зеленский продолжает линию своего предшественника Петра Порошенко, отказываясь вести переговоры с жителями Донбасса, которые заявили о независимости после государственного переворота на Украине в феврале 2014 года. Официальный Киев называет ополченцев террористами.

Война и мир

«Мы не ведем переговоров с террористами», — такой позиции официально придерживаются чуть ли не все страны мира: диалог считается серьезной уступкой преступникам и чуть ли не поощрением их позиции. На практике, конечно, это далеко не так: переговоры ведутся повсеместно, вот только требования чаще всего никто безоговорочно не выполняет.

Как правило, лидеры государства лично с террористами не общаются. На месте в случае захвата заложников действуют спецслужбы и полиция, и посторонним людям в процесс просто не позволяют вмешаться: в таких условиях часто работают профессиональные переговорщики.

Впрочем, нельзя сказать, что мировые лидеры остаются в стороне от переговоров с террористами, особенно когда речь идет о политике. Они вполне могут контролировать общее направление диалога, когда он происходит на федеральном или международном уровне.

Яркие примеры ставят в укор не одной администрации США. Так, в 2014-м году на президента Барака Обаму посыпались упреки после того, как захваченного талибами в плен сержанта-дезертира Боуи Бергдала обменяли сразу на пятерых узников тюрьмы Гуантанамо — лагеря, где содержат подозреваемых в терроризме и ведении войны на стороне противника.

А в 1980-х американских заложников в Ливане отпустили в обмен на обещание освободить 700 ливанских заключенных из тюрем Израиля и Кувейта. Позднее стало известно, что после этого представители администрации президента США Рональда Рейгана в сотрудничестве с правительством Израиля осуществили поставку вооружения Ирану в обмен на освобождение американских граждан.

Своих людей на террористов обменивают не только США. В 2009 году, к примеру, специалиста по компьютерным технологиям британца Питера Мура освободили после двух лет иракского плена, обменяв на Каиса Хазали — лидера экстремистской шиитской группировки. А в 2020-м году США признали отпущенного на свободу человека международным террористом.

Однако некоторые европейские страны решают вопрос освобождения своих граждан иначе: платят выкуп через посредников. Вопрос правильности таких действий считается спорным: террористы могут просто-напросто войти во вкус и наживаться на похищениях. При этом внезапный отказ властей от выкупа способен спровоцировать вполне обоснованный гнев в обществе: почему жизнь предыдущих заложников оказалась ценнее, чем следующих?

Вопрос наживы оказывается далеко не безосновательным. Как писала The New York Times в 2014 году, террористы из «Аль-Каиды» (запрещена в России) сделали из похищений граждан западных стран источник финансирования. По данным газеты, к тому времени группировка получила десятки миллионов долларов в виде выкупов, причем большинство — от правительств европейских стран.

Впрочем, не всегда переговоры с террористами приводят к подобным последствиям. В некоторых случаях экстремистские группировки получается плавно встроить в политическую систему, приняв часть их требований. Один из последних примеров диалога на таком уровне — мирное соглашение между США и движением «Талибан» (запрещено в России). Достаточно успешным можно считать и соглашение с повстанцами группировки «Революционные вооруженные силы Колумбии» (РВСК или FARC).

Переговоры с подобными группировками велись не только в последние годы, зачастую они проходили тайно. К примеру, британское правительство поддерживало секретный канал связи с национально-освободительной организацией «Ирландская республиканская армия» (IRA) даже после минометного обстрела офиса кабинета министров в 1991 году. А испанское правительство в 1988-м село за стол переговоров с баскской организацией сепаратистов ЭТА всего через полгода после теракта, унесшего жизнь 21 человека. Израиль, который всегда придерживался жесткой линии в отношении террористов, в 1993 году провел секретные переговоры в Осло с Организацией освобождения Палестины, которая продолжала террористическую деятельность.

Тем не менее в мире до сих пор нет четкого ответа на вопрос, стоит ли вступать в переговоры с террористами или лучше сразу их уничтожать.