Вводная картинка
Бывший СССР

«Больше недели им не продержаться» Жители Мариуполя — о гуманитарной катастрофе, которая разворачивается у них на глазах

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

В ходе очередного раунда российско-украинских переговоров 3 марта стороны договорились открыть гуманитарные коридоры для эвакуации жителей окруженных городов: Харькова, Сум и Мариуполя. Войска РФ и подразделения Народной милиции Донецкой народной республики (НМ ДНР) гарантировали соблюдение режима тишины, но спустя три дня работы коридоров стало понятно, что организованная эвакуация провалилась. Украина обвиняет российские силы в продолжении обстрелов, а в Москве заявляют, что украинские войска специально не выпускают мирных граждан, чтобы использовать их в качестве живого щита. Лишь немногим удается после заката с риском для жизни вырваться из осажденных городов на личном транспорте. Корреспондент «Ленты.ру» побывал в селе Безыменное на юге ДНР, куда прибывают бегущие от боевых действий жители Мариуполя, и пообщался с теми, кому удалось покинуть город.

Где сидит фазан

Мы выезжаем из Донецка еще утром в надежде успеть застать в Безыменном первые автобусы с эвакуированными. Вот только надежд на то, что эвакуация удастся и Вооруженные силы Украины (ВСУ) будут соблюдать заявленный режим тишины, практически не было с самого начала. Донецк мы покидали под звуки артиллерийского огня. Утром 6 марта ВСУ вновь накрыли северные районы города из систем залпового огня (РСЗО). В этот раз, к счастью, никто не пострадал. А вот несколько инфраструктурных объектов оказались повреждены.

Местные говорят, что до войны юг ДНР был медвежьим углом, где практически никого не встретишь. Теперь на дорогах многолюдно, от Донецка в сторону Мариуполя и обратно идут колонны с военной техникой и гуманитарными грузами.

Периодически между грузовиками дорогу перебегают фазаны. Водитель шутит, что для него они стали своеобразными вестниками войны — в спокойное время днем с огнем не сыщешь, а вот в периоды обострения птицы в полях встречаются постоянно

До войны район Новоазовска и Безыменного считался курортным. Жители близлежащих миллионников могли бюджетно отдохнуть на море. После начала боевых действий в 2014 году расположенное близ Новоазовска Седово стало единственным курортом ДНР, а с приходом пандемии коронавируса и закрытием границ — единственным доступным для жителей республики. Теперь местные санатории и пансионаты готовятся стать пунктами временного размещения (ПВР) для прорывающихся из Мариуполя людей.

Несмотря на то что от Новоазовска до окраин Мариуполя, где сейчас идут бои, около 25 километров, атмосфера в городе спокойная и почти мирная. Выбиваются из нее только вооруженные патрули на улицах. Впрочем, настроены солдаты благодушно: обсуждают новости с местными, флиртуют с девушками, посмеиваются над пьяненьким мужичком, начавшим заранее отмечать 8 Марта.

Военнослужащие ДНР под Мариуполем

Военнослужащие ДНР под Мариуполем

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

А вот буквально в 15 минутах западнее, в Безыменном, обстановка совсем другая.

На своих двоих

В Безыменном расположен самый первый пункт приема эвакуированных. Тут стоит несколько палаток, рядом с которыми дежурит скорая, МЧС ДНР и сотрудники республиканской полиции. Нервозность здесь буквально разлита в воздухе: автобусы из Мариуполя так и не пришли, полной картины происходящего в городе ни у кого нет.

Кому-то из жителей прилегающих к Мариуполю сел удалось добраться до контролируемой ДНР территории без проблем. Но так повезло не всем, и у каждого своя история. Кто-то буквально прорывался под огнем. На моих глазах в Безыменное приехали два легковых автомобиля с украинскими номерами, в каждом — по семье. Говорить с прессой никто не хочет, все в шоке и прячут лица от объективов камер.

Глава администрации села Александр Голуб рассказал, что беженцам при необходимости оказывают первую медицинскую помощь, опрашивают и объясняют, что делать дальше. Проще всего тем, у кого есть родственники в ДНР — их просто отправят к ним. Остальных ждет несколько дней в ПВР и отправка в Россию. За первые сутки работы гуманитарного коридора из Мариуполя вышли всего 52 человека (а ожидалось около 200 тысяч).

500человек

вышли из Мариуполя своим ходом с 4 по 7 марта

За цифрами всегда стоят человеческие трагедии. У палаток, где принимают беженцев, ходит мужчина. Он на взводе и не выпускает из рук телефон, по его лицу видно, что без сна он уже не первый день. Его зовут Игорь, он провел в дороге около суток, чтобы добраться в Безыменное из Крыма. Он постоянно подходит к военным, сотрудникам МЧС, просит показать списки, чтобы узнать, смогли ли его пожилые родители эвакуироваться из Мариуполя. Порывается отправиться вместе с солдатами в сторону передовой, поближе к городу.

Связи с родителями у него нет с вечера 5 марта. Тогда его мать сообщила, что на эвакуационных автобусах выехать не получилось — только расселись, как подошли военные и сказали, что двигаться по гуманитарному коридору небезопасно. Возмутившиеся получили в лицо прикладами, для острастки люди в форме постреляли в воздух

Игорь рассказал, что в последние дни февраля в роддом, где работает его мать, пришли люди в форме. Он не знает, были это бойцы ВСУ или националистического батальона «Азов» (запрещен в РФ). Военные сбили все замки, разогнали персонал роддома, а в здании устроили огневые точки, чтобы, как они объяснили медикам, подготовить к обороне «крепость Мариуполь». На возражения у военных реакция стандартная: удары прикладами, стрельба в воздух.

Жители Украины, эвакуированные из села Виноградное под Мариуполем, 7 марта

Жители Украины, эвакуированные из села Виноградное под Мариуполем, 7 марта

Фото: Сергей Пивоваров / РИА Новости

Пока мы беседуем с Игорем, к палаткам на большой скорости подлетает камуфлированный УАЗ с армейскими знаками. Внутри машины 80-летний дедушка, который с сумкой попытался пешком выйти из Мариуполя. Бойцы подобрали его в поле уже без сознания и сразу же повезли в Безыменное — к врачам.

По словам военного, сидевшего за рулем УАЗа, бойцы НМ ДНР небольшими группами стараются выходить в «серую зону» между донецкими и украинскими позициями, чтобы помочь людям, которые пытаются покинуть Мариуполь своим ходом.

Владимир Карпов (так зовут старика, найденного на дороге из Мариуполя) дрожит от холода, несмотря на то, что накрыт несколькими куртками. Вокруг уже суетятся врачи, но он находит в себе силы, чтобы слабеющим голосом хоть что-то рассказать о ситуации в Мариуполе. В городе нет света, воды, газа и сотовой связи.

Мой дом разбили. Вчера бабка моя умерла. Что оставаться? Ну, думаю, была не была. Решил рискнуть — все равно умирать. В Мариуполе в любом случае убьют, а так, может, пройду

Владимир Карповжитель Мариуполя

Отказ украинских военных выпускать гражданских в сторону, контролируемую ДНР, он назвал «намеренным уничтожением» населения города.

Всю ночь он шел пешком вдоль берега моря. По дороге попал и под артиллерийский обстрел, и под огонь из стрелкового оружия со стороны позиций ВСУ. «Ночью сложно сказать, кто именно стреляет, но кроме украинцев некому», — говорит он, пока его перегружают в машину скорой помощи, чтобы отвезти в Новоазовск.

Сотрудники МЧС переносят пожилого человека в санитарную машину в Безыменном

Сотрудники МЧС переносят пожилого человека в санитарную машину в Безыменном

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Машина, которая доставила Владимира в безопасное место, снова отправляется в сторону передовой: искать тех, кто покидает Мариуполь на своих двоих.

«Мариуполя больше нет»

ПВР в Безыменном расположен в здании местной школы. Здесь люди уже спокойнее, отошли от первого шока. Сюда постоянно подвозят гуманитарную помощь. Занимается этим как МЧС ДНР, так и волонтеры. Среди них директор этой самой школы и семья, которая в 2014 году бежала в Безыменное из Спартака, поселка на северной окраине Донецка, вплотную прилегающей к аэропорту. «Только в конце 2013-го дом купил, года не прошло, как снарядами разнесли. Мне тогда помогли добрые люди, вот теперь возвращаю должок вселенной», — говорит мужчина. Гуманитарную помощь собирают жители Новоазовска, привозят из Донецка и из России.

Полной информацией о том, что происходит в Мариуполе, не располагают даже те, кто покинул город пару дней назад. Более того, люди зачастую не знают, что творится в соседних районах. Но в чем все сходятся точно — эвакуация провалилась задолго до ее начала.

По словам бежавших из Мариуполя людей, еще в первые дни спецоперации по домам прошли украинские военные и сказали всем, что выезжать из города ни в коем случае нельзя, нужно сидеть по домам и выключить свет — так силы ВС РФ и НМ ДНР сочтут город брошенным мирными жителями

«Ясно, что дольше недели им [ВСУ] там не продержаться, — говорит один из горожан. — Вопрос только в том, сколько мирных они заберут с собой. А Мариуполь… Мариуполя больше нет».

Впрочем, люди на ПВР признают, что возлагать всю ответственность за провал эвакуации на ВСУ не совсем корректно. Многих держит на месте страх. По гуманитарному коридору в сторону ДНР уходить боятся. Кто-то — из-за проукраинской позиции, а кто-то — из опасений быть убитым огнем ВСУ и «Азова». Но и в сторону контролируемого Киевом Запорожья уезжать не торопятся. Многие уверены, что вскоре боевые действия докатятся и туда: никто не хочет вырваться из-под огня и снова под него попасть.

Андрей, житель района Ляпино на востоке Мариуполя, рассказал, что он и его семья девять дней не выходили из дома, потому что подвала у них нет. В нескольких десятках метров от них разрывались снаряды. Никакой информации о происходящем, связи и мобильного интернета не было. Коммунальные службы не работали, и людям приходилось топить снег, чтобы добыть хоть немного воды.

Люди в такой ситуации готовы на многое

Андрейжитель Мариуполя

После девяти дней взаперти Андрей услышал на улице голоса, вышел из дома и встретил солдат НМ ДНР. «Они меня спрашивают, чего мы здесь сидим, не верят, что правительство не пыталось никого эвакуировать и не сообщало о гуманитарных коридорах», — говорит он.

После этого он спешно собрал семью и выдвинулся в сторону Новоазовска, по пути пытаясь предупредить соседей. Около пяти километров семья Андрея прошла пешком до ближайшего поста войск ДНР. Солдаты отвезли их в пансионат, где всех накормили и осмотрели врачи.

Эвакуированная из Мариуполя мирная жительница с котом в пункте оказания помощи МЧС ДНР, 5 марта

Эвакуированная из Мариуполя мирная жительница с котом в пункте оказания помощи МЧС ДНР, 5 марта

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Андрей уверен, что украинские военные попросту саботировали эвакуацию жителей Мариуполя. «То говорили, что дороги заминированы, то просто не утруждали себя никакими объяснениями, — вспоминает он. — Решили, уж коли самим тут помирать, так заодно и людей с собой похоронить. Искали любой повод, чтобы оставить нас в городе».

***

Пока весь мир наблюдает за военными сводками, в «серой зоне», в городах вблизи зоны боевых действий разворачивается гуманитарная катастрофа. Украинские власти и бойцы националистических батальонов фактически держат людей в заложниках. Без элементарных бытовых удобств, еды, воды и медикаментов в Мариуполе остались и сторонники, и противники народных республик. Вне зависимости от своих политических взглядов они переживают самые страшные дни своей жизни из-за желания командования гарнизона города создать героический миф о «крепости Мариуполь».

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.