Мы из "Штази"

17 тысяч госслужащих ФРГ в прошлом были сотрудниками "Штази"

Осенью 2009 года Германия будет праздновать 20-летие падения Берлинской стены. Однако, несмотря на прошествие почти двух десятков лет с момента объединения, многое, связанное с историей ГДР, продолжает служить источником противоречий и конфликтов. В начале июля широкий резонанс вызвала публикация в Financial Times Deutschland, где утверждалось, что тысячи бывших сотрудников восточногерманской службы госбезопасности "Штази", которая многими считается чуть ли не символом тоталитаризма, как ни в чем ни бывало продолжают работать в госструктурах ФРГ. Реакция общества и политического истеблишмента оказалась крайне противоречивой, как и взгляды немцев на свою недавнюю историю.

По сведениям Financial Times Deutschland, в государственных структурах пяти восточных земель плюс Берлин служат, по меньшей мере, 17 тысяч бывших сотрудников "Штази". Многие из них, как отмечалось, занимают руководящие посты в органах государственного управления и полиции. Приводились следующие данные: в Мекленбурге-Передней Померании устроиться на госслужбу смогли 2247 бывших сотрудников "Штази", в Бранденбурге - 2942, в Саксонии-Анхальте - 4400, в Саксонии - 4101, в Тюрингии - 800 и в Берлине - 2733. При этом речь шла не только о рядовых агентах "Штази", но и о некоторых высокопоставленных служащих, сумевших "перестроиться".

Хотя закон от 1991 года ввел обязательную проверку всех служащих госструктур на принадлежность к "Штази", его применение, как отмечает Financial Times Deutschland, было отдано в руки земельных властей и проходило везде по-разному. Порой проверка носила формальный характер, и работа в органах госбезопасности ГДР не влекла за собой негативных последствий. В Тюрингии при трудоустройстве профессиональные качества бывших сотрудников "Штази" шли на первом месте. А в Бранденбурге, в отличие от других восточных земель, вообще не существовало поста специального уполномоченного по документам и актам "Штази", который бы проводил необходимую проверку. Он будет назначен лишь предстоящей осенью.

По словам руководителя центра "Государство СЕПГ" (СЕПГ - Социалистическая единая партия Германии, ведущая в ГДР) Клауса Шредера, которого цитирует Financial Times Deutschland, о масштабах проникновения бывших сотрудников "Штази" в госструктуры ФРГ никто даже не догадывается. Любопытно, что публикации в FTD предшествовал небольшой сюжет в программе Monitor на телеканале ARD, где утверждалось, что двое охранников канцлера Ангелы Меркель, которые обеспечивают безопасность ее загородного дома, в прошлом также являлись агентами "Штази". При этом один из них десять лет проработал в Третьем отделе, который занимался прослушиванием телефонных разговоров между жителями ГДР и западных государств.

Скандал разгорелся довольно громкий. Ряд правозащитников потребовали проведения новых проверок, а также обнародования правительствами земель официальной информации о том, сколько бывших сотрудников "Штази" продолжают находится на госслужбе. Пресс-секретарь Объединения жертв сталинизма Рональд Лессиг назвал все происходящее "ударом в лицо жертвам "Штази". Со своей стороны председатель Сети взаимопомощи жертв "Штази" Харри Хинц (Harry Hinz) сравнил сегодняшнюю ситуацию с 1945 годом, когда многие нацистские функционеры в результате успешно проведенной "денацификации" попали в категорию незначительно виновных и вскоре вновь заняли руководящие посты в Западной Германии.

Постепенно к дискуссии подключились политики. Уполномоченный федерального правительства по делам новых земель Вольфганг Тифензее (Wolfgang Tiefensee) (СДПГ) потребовал проведения повторных проверок и расследований в отношении госчиновников, если имеются основания подозревать их в правонарушениях. По словам Тифензее, те, кто ранее солгал, сплутовал и скрыл свое прошлое, должны быть привлечены к ответственности. Вице-председатель фракции ХДС/ХСС в Бундестаге Вольфганг Босбах (Wolfgang Bosbach) выступил с предложением еще раз проверить послужной список госслужащих, занимающих высокие посты. Однако не менее громко прозвучали и противоположные мнения.

Так пресс-секретарь фракции СДПГ по внутренней политике Дитер Вифельпютц (Dieter Wiefelsputz) счел перепроверку госслужащих ненужной. Мэр Берлина Клаус Воверайт (Klaus Wowereit), активный защитник прав сексуальных меньшинств, известный своими либеральными взглядами, заявил, что информация Financial Times Deutschland не нова, и шум поднимать не из-за чего. Против новых проверок высказались ряд крупных политиков в восточных землях, среди них премьер-министр Мекленбурга-Передней Померании Эрвин Зеллеринг (Erwin Sellering) и сенатор по внутренним делам Берлина (аналог министра в земельном правительстве - Lenta.ru) Эрхарт Кертинг (Ehrhart Korting). Представители профсоюза полиции (GdP), заявили, что спор вокруг "Штази" давно исчерпан и закрыт.

Среди прочего обращалось внимание на то, что новые проверки, если таковые будут проведены, станут прямым нарушением закона о принадлежности госслужащих к "Штази", который был значительно либерализирован в 2006 году. Согласно новой редакции, проверке подлежат только те чиновники и политики, кто занимает высокие посты, да и то, как сообщает Spiegel, только в случае возникновения подозрений. Причем указанная норма будет действовать до 2011 года, и не исключено, что потом ее отменят совсем. Но юридические противоречия здесь не главное: в конце концов, закон можно изменить. Важно, что сторонники новых проверок зачастую не учитывают реалий - ни прошлых, ни настоящих.

В этой связи примечательно интервью, которое дал изданию Frankfurter Rundschau бывший министр внутренних дел Саксонии с 1991 по 1995 Хайнц Эггерт (Heinz Eggert) (ХДС). Известный своим бескомпромиссным характером, он заслужил славу "чистильщика", и его нельзя заподозрить в симпатиях к функционерам бывшего ГДР. Эггерт отметил, что просто "шокирован" сегодняшним спором. По его словам, никто толком не знает и не пытается разобраться, в каких обстоятельствах всеобщей спешки и неразберихи приходилось действовать земельным властям после объединения. Между тем, всему, в том числе присутствию бывших сотрудников "Штази" в государственных структурах, есть свое объяснение.

Откуда они взялись в полиции и силовых структурах? Когда первый и единственный демократически избранный премьер министр ГДР Лотар де Мезьер (Lothar de Maiziere) в апреле 1990 года приступил к исполнению своих обязанностей, его переходному правительству была нужна охрана. А профессионалов с "кристально чистой" репутацией взять было неоткуда. И тогда телохранителей взяли из "Штази". Далее. Сразу после Объединения в бывшей ГДР начался строительный бум. Однако в земле лежало множество бомб, мин и снарядов со времен Второй мировой. Откуда взять саперов? На подготовку нет ни времени, ни средств. Власти пошли на компромисс: 70 специалистов были взяты из "Штази".

И самое важное: эти единичные и, может быть, даже исключительные случаи создавали прецедент, открывали дорогу в новые государственные структуры другим специалистам из "Штази". Наконец, стоит упомянуть об одном парадоксе. После объединения Германии ГДР тоже стала настоящим правовым государством, и уволить бывших сотрудников "Штази" или не взять их на работу "по приказу сверху" уже было нельзя. Люди обращались в суды, Восточную Германию захлестнула волна процессов, многие из которых, если не большинство, истцы выиграли. Пересмотр проверок спустя двадцать лет после их проведения означает также пересмотр тысяч судебных решений, новые процессы и новые апелляции. По словам Хайнца Эггерта, это "самое глупое, что можно было предложить".

У сторонников возобновления проверок госслужащих на принадлежность к "Штази" совсем неожиданно возникло еще одно затруднение. Spiegel выяснил, что данные о 17 тысячах экс-сотрудников госбезопасности ГДР, которые Financial Times Deutschland вытащила на первую страницу, по меньшей мере, десятилетней давности. В частности, цифры о том, что на госслужбу в Берлине смогли устроиться 2733 бывших сотрудников "Штази" относятся к 1996 году, когда уполномоченный по делам "Штази" в берлинском правительстве Мартин Гутцайт (Martin Gutzeit) представил доклад, в котором суммировал статистические данные за пять лет с 1991 года. После этого, по данным Spiegel, данные не обновлялись. Spiegel представил свои выкладки, из которых, между прочим, следует, что отсев бывших агентов "Штази" проходил достаточно бойко: в зависимости от федеральной земли работу потерял каждый второй или каждый третий.

Впрочем, даже цифры здесь не главное. Канцлер Германии Ангела Меркель в интервью авторитетному политическому журналу Cicero, отметила, что подобная статистика не отражает главного: кто кем был в "Штази". Нельзя, по ее словам, ставить знак равенства между рядовым водителем, и высокопоставленным офицером. Кроме того, как заявила Меркель, надо смотреть не только на то, что конкретные люди делали в "Штази", но и на то, чем они занимались и как проявили себя за последние 20 лет с момента объединения Германии. Словом существует множество аспектов, которые необходимо принимать во внимание. При этом Меркель, однако, сочла "разумным" предложение еще раз проверить прошлое некоторых чиновников находящихся на особенно "чувствительных" должностях.

В любом случае канцлер высказалась весьма осторожно, отметив, что форсировать решение данного вопроса не нужно. Что тоже вполне разумно. Акты и документы "Штази", где хранится информация о многих персоналиях, представляют собой грозное политическое оружие, настоящую бомбу, которая может подорвать социальное и политическое равновесие в стране. Доступ к этому оружию, которое многие хотели бы использовать против своих политических противников, хорошо бы ограничить. Причем не верно было бы думать, что потрясения коснутся только Восточной Германии. Недавний случай с бывшим высокопоставленным сотрудником полиции Западного Берлина Карл-Хайнцем Куррасом (Karl-Heinz Kurras), который оказался внештатным сотрудником "Штази", свидетельствует о том, что Западной Германии это касается в той же степени. Так стоит ли лишний раз дуть на угли?