Новости партнеров

«Для нас это будет власть…»

ДНР и ЛНР провели собственные выборы

Фото: Александр Худотеплый / AFP

2 ноября на территориях Донбасса, неподконтрольных украинским властям, состоялись выборы. Выбирали руководителей самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик (по предварительным данным, победили представители действующего руководства ДНР и ЛНР Александр Захарченко и Игорь Плотницкий) и депутатов парламентов. В Киеве все это считают фарсом и угрожают организаторам голосования серьезными последствиями. Представители самопровозглашенных образований отвечают, что мнение украинских властей их не волнует. Обе стороны при этом обсуждают возможность возобновления масштабных военных действий.

Само голосование, как утверждают его организаторы, прошло при высокой явке — более 50 процентов. Присутствовали наблюдатели из ряда стран, в том числе депутаты российской Госдумы. ОБСЕ мониторингом выборов в ДНР и ЛНР не занималась (хотя среди наблюдателей оказались представители некой АБСЕ — Ассоциации по безопасности и сотрудничеству в Европе).

Критики указывали на то, что избирательные бюллетени были лишены защиты, что голосовать при желании можно было более одного раза, что в некоторых случаях избиратели голосовали без паспортов (в ДНР при этом участвовать в выборах позволили иностранцам, воевавшим за ополчение). Организаторов обвиняли в том, что они заманивают людей на избирательные участки дешевыми продуктами (в Донецке в день выборов устроили распродажу овощей по символическим ценам) и социальными картами (такие карты в день голосования раздавали на территории ЛНР).

В Киеве произошедшее назвали нарушением минских договоренностей по урегулированию конфликта (следуя этим договоренностям, выборы должны были пройти в соответствии с законом об особом статусе Донбасса, а он, в свою очередь, предусматривал формирование местных органов власти, действующих в системе украинского государства ). Министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявил, что они «ведут ситуацию в никуда».

О непризнании выборов заранее объявили представители США и Евросоюза. Сторонники отделения Донбасса в ответ заявляют, что без международного признания могут обойтись. «Нам на самом деле давно наплевать на это все, — говорят в парламенте Новороссии (союзном парламенте ДНР и ЛНР). — Мы зафиксируем это и задокументируем. Для нас это будет власть». «Мы не переживаем, что Европа не признает выборы. Главное, что Россия признает», — вторит глава правительства ДНР Александр Захарченко.

Россия действительно обещала признать результаты голосования, об этом недавно объявил глава МИДа Сергей Лавров. Это, однако, еще не значит, что самопровозглашенные республики станут рассматриваться как самостоятельные государственные образования. Лавров, когда у него спросили, чем для России являются ДНР и ЛНР, ответил, что это «территории, население которых категорически отказалось смириться с вооруженным переворотом и его последствиями». Результаты референдумов, проведенных ранее в Донецке и Луганске, российская сторона, по его словам, «уважает» (такая же формулировка в итоге была использована и в заявлении МИДа по итогам выборов 2 ноября).

При этом даже за формальное признание выборов России, вероятно, придется расплачиваться. Источник в структурах ЕС на днях сообщил «Коммерсанту», что Евросоюз в ответ может ужесточить санкции против РФ.

Для самих ДНР и ЛНР выборы стали средством для того, чтобы сформировать руководство, обладающее определенной степенью легитимности, и очередным шагом на пути к тому, чтобы закрепить их нынешний статус непризнанных республик. Те, кто будет избран, как считает постпред РФ при Евросоюзе Владимир Чижов, получат «мандат на переговоры с Киевом» (хотя, учитывая реакцию Киева на эти выборы, не похоже, чтобы украинские власти признавали за лидерами Донецкой и Луганской республик наличие такого «мандата»).

Главы непризнанных республик в день голосования не скупились на красивые слова. Плотницкий заявил, что голосует за «сильное государство, свободный народ, мир и веру». Захарченко — «за справедливость, счастье, мир и процветание». Он также добавил, что после выборов Украина якобы согласится признать ДНР и даже «вернет оккупированные территории» («оккупированными» представители ополчения считают те населенные пункты, откуда их вытеснили украинские войска).

Лозунги и обещания, правда, можно было услышать еще в мае, когда на востоке Украины проводили референдумы о самоопределении. Их (референдумы) тогда объявили «новой страницей в истории Европы», называли «огромной исторической победой жителей Луганской и Донецкой областей». Утверждалось, что они спасают восток Украины от «киевского режима», создают границу «между фашистской властью и людьми, которые хотят мира и стабильности». Некоторые предсказывали отделение других областей Украины. Жителям Донбасса обещали процветание. «Я думаю, что в наших силах создать маленькую Швейцарию», — заявлял в июле тогдашний лидер ЛНР Валерий Болотов.

Результат известен. Провозглашение ДНР и ЛНР и захват власти на местах ополченцами спровоцировали Киев на применение силы, что в итоге вылилось в масштабную войну. Погибли несколько тысяч человек, сотни тысяч стали беженцами. Многие из местных предприятий были остановлены, ущерб, нанесенный региону, исчисляется миллиардами долларов. Бои, несмотря на перемирие, заключенное в начале сентября, продолжаются до сих пор.

Самопровозглашенные республики вроде бы объединились в Новороссию (создан даже совместный парламент). Однако недавно руководство ДНР объявило, что объединение на данный момент не нужно (как выразился Захарченко, «развитие республик разное… с одной нормальной и одной, которая к этому идет, сделать одну ненормальную — нецелесообразно»).

В ДНР и ЛНР пытаются как-то реанимировать экономику, организовать сбор налогов, наладить выплаты зарплат и пенсий. При этом руководство Донецкой республики предлагает населению не оплачивать украинские счета за ЖКХ (хотя в Киеве уже рассуждают о целесообразности дальнейшего обеспечения газом этой части Донбасса) и получать украинские пенсии (глава правительства ДНР, комментируя эту тему, признал, что «сейчас нет экономики, а значит, нет денег»). А в Луганской республике некий казачий атаман объясняет предпринимателям, что они обязаны делиться товаром с представителями ополчения (в противном случае его будут просто отбирать) и что «торговать, набивать карманы — так не получится».

В целом, как отмечает депутат совместного парламента ДНР и ЛНР Артем Тимченко, о самостоятельном существовании Новороссии говорить сегодня не приходится: «С учетом разрушений, без посторонней помощи Донецк и Луганск не выплывут».

Любые усилия по нормализации обстановки, впрочем, будут перечеркнуты в случае возобновления масштабных военных действий. О возможности такого сценария говорят сегодня как в Киеве, так и в Донецке с Луганском. Стороны обвиняют друг друга в эскалации конфликта, украинские власти утверждают, что ополченцы продолжают получать технику и подкрепление из России (в Москве военную помощь ополченцам отрицают), а руководство ДНР угрожает отвоевать Славянск и Мариуполь. Пока что на востоке продолжает действовать формальное перемирие (пусть даже оно и соблюдается лишь частично), однако военный потенциал конфликта, как отмечают в парламенте Новороссии, сохраняется — его обеспечивают «куча оружия с двух сторон» и уверенность обеих сторон в том, что они «вот-вот победят». Остается вопрос, во что эта уверенность обойдется Донбассу.

Бывший СССР00:0415 октября

Тайные националисты

Украинцы умирали в советских тюрьмах. Они мечтали о свободе и своей державе