Ветер перемен на Ближнем Востоке

Ариэль Шарон и Махмуд Аббас договорились о перемирии между Израилем и ПА

Четырехсторонняя встреча на высшем уровне, состоявшаяся во вторник, 8 февраля, в египетском курортном городе Шарм-эль-Шейх, как нельзя лучше продемонстрировала, сколь велика может быть роль личности в истории. Правда, речь идет не о личностях политических деятелей, принявших в ней участие. Как бы ни были уважаемы и влиятельны премьер-министр Израиля Ариэль Шарон, председатель Палестинской автономии Махмуд Аббас, президент Египта Хосни Мубарак и король Иордании Абдалла II, саммит показал, что всем им далеко до ныне покойного Ясира Арафата. Пока он был жив, трудно было себе представить, что эти четыре человека смогут сесть за стол переговоров, чтобы начать диалог о конце нынешней интифады, которая длится с осени 2000 года.

Вашингтон вне игры

Только после смерти легендарного борца за права палестинцев стали возможны прямые переговоры о перемирии между его подопечными и израильтянами. Причем оказалось, что для этого даже не требуется непосредственное вмешательство США. Если прежде подобные саммиты проходили под прямым режиссерским присмотром из Вашингтона (как это было, например, в июне 2003 года в иорданском городе Акаба), то в этот раз президент Джордж Буш и его новый госсекретарь Кондолизза Райс, которая как раз накануне посетила Израиль и Палестинскую автономию, демонстративно отдалились от событий в Шарм-эль-Шейхе. Тем самым Белый дом дал понять, что больше не собирается играть роль посредника между заклятыми врагами, которые пожимают друг другу руки только для того, чтобы сделать приятное своему "старшему брату".

Накануне, в ходе совместной пресс-конференции с руководителем палестинской администрации Махмудом Аббасом в Рамалле, Райс объявила, что США ограничивают свое дипломатическое присутствие в регионе лишь одним посланником, причем далеко не из числа первых лиц государства: место американского координатора по вопросам безопасности в ПА займет генерал-лейтенант Уильям Уард, который раньше возглавлял миротворческую миссию НАТО в послевоенной Боснии, а до этого работал в Египте, Сомали, Германии и Южной Корее. Журналисты отмечают, что Аббас и его кабинет явно были этим разочарованы - они рассчитывали, по крайней мере, что сама Райс посетит Шарм-эль-Шейх, чтобы своим присутствием придать этому событию еще более весомый статус. Но Вашингтон теперь предпочитает оказывать помощь и поддержку мирному процессу на Ближнем Востоке со стороны, избегая сомнительных лавров его непосредственного организатора.

Зато теперь эти лавры с полным правом может присвоить себе Египет, который выступил и инициатором, и хозяином встречи. Уже один тот факт, что Каир сумел организовать этот саммит, сильно повышает его статус в глазах мирового сообщества и, прежде всего, в глазах арабского мира. По сути Египет не просто взял под свое покровительство Аббаса с палестинцами - он оказал покровительство всему процессу ближневосточного мирного урегулирования в целом. Чтобы добиться этого, Каиру пришлось вступить в диалог с палестинскими радикалами из ХАМАС и "Исламского джихада" и склонить их к перемирию с Израилем. Одновременно египтяне пересмотрели свою традиционно враждебную позицию по отношению к Иерусалиму. Так, проправительственная египетская пресса перестала чернить на своих страницах Ариэля Шарона, а сам президент страны Мубарак не сказал решительного и однозначного "нет" на приглашение израильского лидера побывать у него в гостях на вилле в пустыне Негев.

Конечно, официальный Каир, затеяв у себя встречу Шарона и Аббаса, сильно рисковал. И дело даже не в том, что Омару Сулейману, главе египетского Министерства по делам разведки, пришлось принимать повышенные меры безопасности, чтобы наладить охрану высокопоставленных гостей. Просто встреча эта могла, подобно другим подобным встречам, окончиться пшиком. Но теперь, кажется, все волнения позади, и Сулейман вместе с главой египетского МИДа Ахмедом Абулом Гейтом собирается лететь в Вашингтон - в этом заключается еще одна выгода от посреднической роли Каира. Теперь египтяне сами будут рассказывать американцам о последних событиях на Ближнем Востоке, а не узнавать новости от посланцев из Вашингтона. Мысль о том, что арабские лидеры способны сами, без прямого вмешательства Белого дома, разрешать застарелые ближневосточные конфликты, так понравилась Хосни Мубараку, что в своем выступлении по итогам саммита в Шарм-эль-Шейхе он даже упомянул, что собирается приложить усилия для примирения Израиля с Сирией и Ливаном.

Курортный роман

Но Сирия и Ливан - дело далекого будущего, а пока внимание всего мира было обращено на Шарм-эль-Шейх, где встретились и вступили в переговоры Ариэль Шарон и Махмуд Аббас. Собственно, сама встреча прошла за закрытыми дверями, но обе стороны еще накануне обменялись черновиками своих выступлений для улаживания последних разногласий, поэтому предмет переговоров ни для кого не был секретом.

Шарон предложил палестинцам вернуться к условиям "Дорожной карты" - плана по урегулированию арабо-израильского конфликта, разработанного в Вашингтоне еще два года назад, который так и не вступил в действие из-за непрекращавшихся случаев нападения арабских боевиков на мирных израильтян. Конечной целью "Дорожной карты" было образование суверенного палестинского государства. Сегодня Шарон по-прежнему готов поддержать эту идею, но при одном условии - создание независимой Палестины будет идти рука об руку с выводом израильских поселений из сектора Газа и с Западного берега в соответствии с планом премьер-министра по одностороннему отмежеванию Израиля от своих соседей. Таким образом, Шарон предложил Аббасу такую последовательность действий: после саммита должен наступить период затишья в боевых действия, в течение которого палестинские министры будут заниматься разоружением боевиков и террористов, а Израиль - готовиться к отделению от ПА.

Вообще-то тут не обошлось без некоторой доли лукавства. Дело в том, что план Шарона по выводу еврейских поселений из сектора Газа и из северной Самарии как раз в принципе не предусматривал никакого соглашения с палестинцами и был придуман именно для того, чтобы ибавить Израиль от необходимости о чем-либо договариваться с руководством ПА (которое в то время возглавлял Арафат). То есть Аббасу предложили формально согласиться с тем, что, по идее, все равно произойдет, независимо от его решения. Но тут есть одно важное обстоятельство. План Шарона по одностроннему отделению от ПА вызвал восторг далеко не у всех его соотечественников и даже однопартийцев, и окончательно этот вопрос еще не улажен. Встреча в Шарм-эль-Шейхе, рукопожатия с Аббасом, широкие улыбки присутствующих и обещания мира должны были стать важным подспорьем для Шарона в его борьбе с политическими оппонентами внутри Израиля.

Но дело в том, что односторонний план Шарона не нравится и палестинцам, поскольку он может закрепить границы Израиля в том виде, в каком этого хочется израильскому премьер-министру, а не в рамках 1967 года, как предусматривает "Дорожная карта". К тому же по плану Шарона весьма неопределенным - опять же, для палестинцев - становится статус Иерусалима. Поэтому Аббас и его министры перед встречей в Шарм-эль-Шейхе пытались включить в проект своего выступления три абзаца, подчеркивающих основные пункты разногласий между Израилем и Палестинской автономией. Это были, во-первых, вопрос о том, столицей какого государства должен стать Иерусалим, во-вторых, о возвращении арабских беженцев на "оккупированные территории" и, в-третьих, о строительстве Защитной стены, которая как раз и "отхватит" от территории Палестинской автономии "лишние", с точки зрения палестинцев, куски.

Но в ответ на этот демарш израильская сторона пригрозила выдвинуть встречные требования, неприемлемые уже для палестинцев, и после нескольких часов переговоров палестинцы смягчили свои позиции. В результате стороны договорились включить в совместное заявление по итогам саммита пункт о том, что между ними остались нерешенные политические вопросы, к обсуждению которых они приступят позже.

Таким образом, несмотря на стремление всех, кто давал оценку саммиту в Шарм-эль-Шейхе, говорить о взаимных уступках со стороны Израиля и ПА, необходимо признать, что пока уступать главным образом приходится Аббасу. Из двух блоков вопросов, на обсуждении которых сконцентрировались стороны во время переговоров - по сегодняшней безопасности и по будущему политическому устройству палестинского государства - Израиль прежде всего интересовался первым, стараясь отложить все непростые политические споры на потом. И в конечном итоге, это ему удалось. Пока.

Итоги саммита

Итак, Ариэль Шарон и Махмуд Аббас договорились. Правда, их договоренности не были зафиксированы ни в каком письменном соглашении, но уже то, что израильский и палестинский лидеры скрепили свои совместные устные заявления рукопожатием, заставило весь мир, давно уже, казалось, махнувший рукой на этот застарелый конфликт, вновь посмотреть в сторону Ближнего Востока с надеждой.

Прежде всего, Шарон и Аббас объявили о перемирии. Шарон сообщил, что израильская армия приостанавливает боевые операции против палестинцев, а те, в свою очередь, обещают прекратить нападения на израильтян. Кроме того, израильский и палестинский лидеры подтвердили, что намерены в ближайшем будущем снова сесть за стол переговоров для обсуждения других спорных тем, которые в Шарм-эль-Шейхе были отложены на потом.

Далее, Шарон пообещал в ближайшие дни выпустить на свободу из израильских тюрем 500 палестинских заключенных, а еще 400 человек - потом, в качестве следующего шага по мирному урегулированию конфликта. Также было решено, что Израиль в течение трех недель передаст под полный контроль Палестинской автономии пять городов на Западном берегу реки Иордан. Первым из них станет Иерихон, в котором двусторонняя подготовка к смене власти должна начаться уже в среду. Кроме того, обе стороны согласились сформировать специальную комиссию, которой предстоит рассмотреть вопрос о палестинцах, разыскиваемых Израилем за совершение терактов в прошлом.

Под конец Шарон пригласил палестинского лидера к себе в гости, на виллу в пустыне Негев, и Аббас принял (!) его приглашение. Соответствующие приглашения получили и посредники на переговорах - Хосни Мубарак и Абдалла II, причем они не отказали Шарону сразу, а заявили, что, может быть, воспользуются его любезностью. Подобное потепление между соседями, которые еще недавно были заклятыми врагами, уже говорит об успехе саммита в Шарм-эль-Шейхе. Об успехе также свидетельствует и тот факт, что Египет и Иордания согласились прислать в Израиль своих послов, которые отсутствовали там все четыре года, в течение которых шла интифада.

Но, несмотря на это, комментаторы отмечают, что нынешнее перемирие - лишь первый шаг на пути к миру на Ближнем Востоке. Даже если израильтяне и палестинцы будут строго придерживаться достигнутых соглашений по прекращению боевых действий, это не означает, что им удастся легко договориться по многим спорным вопросам, в том числе и таким, на которые у обеих сторон существуют диаметрально противоположные точки зрения.

Тем более что сначала нужно добиться по-настоящему надежного перемирия. Между тем террористическая организация ХАМАС, которую, естественно, не позвали в Шарм-эль-Шейх, уже пытается напомнить всему миру о себе и заявляет, что сначала послушает, что скажет Аббас, и посмотрит, что будет делать Израиль, а уж потом решит, присоединяться ей к перемирию или нет. Представитель этой организации в Ливане Осама Хамдан на вопрос журналистов о том, будет ли группировка продолжать боевые вылазки против израильтян, ответил, что это зависит от того, насколько изменится позиция Израиля по отношению к требованиям палестинцев. В частности, подчеркнул Хамдан, Израиль должен отпустить палестинских заключенных, которые содержатся в тюрьмах, и "прекратить все агрессивные действия против палестинского народа". Пока, заметил Хамдан, эти условия не выполнены.

Разумеется, ни Шарон, ни Аббас, ни главы Египта и Иордании не собрались бы в Шарм-эль-Шейхе, если бы с тем же ХАМАС не удалось предварительно достичь определенных договоренностей, поэтому слова Хамдана следует понимать прежде всего как саморекламу. И все же есть опасения, что угрозы палестинских радикалов - не пустые слова. Дело в том, что нарушения условий перемирия уже начались. Во вторник после наступления темноты палестинцы обстреляли автомобиль неподалеку от еврейского поселения на Западном берегу, а затем, когда на место прибыли израильские солдаты, забросали их зажигательными бомбами. При этом никто не пострадал, но ответственность за этот инцидент как ни в чем не бывало взяла на себя организация "Бригады мучеников Аль-Аксы" - группировка, связанная с воглавляемой Аббасом партией ФАТХ.

Израильтяне подчеркивают, что станут соблюдать условия перемирия, только если палестинцы будут воздерживаться от подобных инцидентов в будущем. Никто не ждет, что Аббас разоружит всех террористов уже сегодня, но, считают в Иерусалиме, он должен продемонстрировать свою решимость добиваться именно этого.

И Аббас, в общем, старается. Сразу после переговоров в Шарм-эль-Шейхе министр иностранных дел Палестинской автономии Набиль Шаат отправился из Египта в Сирию, чтобы, во-первых, поделиться с официальным Дамаском новостями об итогах саммита, а во-вторых, еще раз встретиться с руководством ХАМАС и "Исламского джихада" и призвать их прекратить нападения на израильтян. Из Сирии Шаат уехал в Ливан, где, выступая на брифинге в Бейруте, заявил о своей уверенности в том, что все стороны будут четко придерживаться условий перемирия. Видимо, ему все же удалось еще раз договориться с Хамданом и его руководителями.

Остается добавить, что в совместных заявлениях, прозвучавших во вторник из уст израильского и палестинского лидеров, ни разу не встретилось имя Ясира Арафата. Может быть, это и есть самая надежная гарантия того, что ветер на Ближнем Востоке и в самом деле переменился.

Дмитрий Иванов

Другие материалы