Новости партнеров

Сломить Тимоти Уоркмена

Генпрокуратура РФ в третий раз подает в лондонский суд безнадежный иск об экстрадиции

Десятого марта в магистратском суде Лондона на Боу-стрит начались основные слушания по делу об экстрадиции в Россию бывших топ-менеджеров "ЮКОСа" - Дмитрия Маруева и Натальи Чернышевой. Узнав, что Генпрокуратура России предъявила им заочное обвинение в хищении у государства 76 миллиардов рублей, обвиняемые попросили политического убежища в Великобритании, которое она им, вероятно, и предоставит.

С оглядкой на предыдущие дела подобного рода можно с уверенностью предположить, что Лондон откажет в выдаче Чернышевой и Маруева. Достаточно вспомнить проигранные российской стороной процессы об экстрадиции Бориса Березовского и Ахмеда Закаева, которые вел все тот же суд на Боу-стрит под председательством судьи Тимоти Уоркмена.

Немного истории

Дело о выдаче Березовского России, где ему инкриминировалось хищение путем мошенничества свыше двух тысяч автомобилей ВАЗ в 1994-95 годах, рассматривалось в 2003 году. Сам предприниматель называл свое дело политическим и ходатайствовал о получении соответствующего убежища в Великобритании, которое и было ему предоставлено за месяц до вынесения судом решения по экстрадиции. Очевидно, что лондонский суд в итоге отказался выдать бизнесмена российской прокуратуре.

При этом наблюдатели не исключали, что на позицию британских властей повлияло уже получившее к тому времени широкую международную огласку "дело "ЮКОСа", которое привело к многочисленным обвинениям российских силовиков в политической ангажированности. Кроме того, в делах против Березовского и "ЮКОСа" было много совпадений - в обоих случаях они возбуждались по фактам сделок 8-10-летней давности (как, кстати, и в текущем процессе), причем после повторного изучения сделок, уже проверенных правоохранительными органами и закрытых мировыми соглашениями или решениями судов. В обоих случаях момент для начала уголовного преследования был обусловлен факторами, не имеющими никакого отношения к самому предмету разбирательства.

Что касается Закаева, то лондонский суд отказал РФ в его выдаче в ноябре 2003 года. Британское правосудие сочло обвинения, предъявленные спецпредставителю теперь уже покойного президента Ичкерии, бездоказательными. Кроме того, на решение суда повлияло мнение экспертов, которые также называли дело Закаева политическим и выражали сомнение в соблюдении презумпции невиновности в России.

Кстати, в текущем разбирательстве защита и обвинение представлены теми же лицами, что и в процессе последнего. Защиту обвиняемых взял на себя преуспевающий адвокат Эдвард Фитцджеральд, выигравший дело Закаева. Интересы обвинения отстаивает сотрудник Королевской прокурорской службы Джон Харди, проигравший процесс об экстрадиции не только Закаева, но и бывшего гендиректора ЛогоВАЗа, а ныне писателя Юлия Дубова.

Вообще, в течение последних лет практически все отношения между Россией и Великобританией в области выдачи обвиняемых происходили по одной и той же схеме: Москва готовила документы и доказательства, лондонский суд рассматривал их и не признавал убедительными. Возможно, Генпрокуратура все же сделала необходимые выводы и собрала необходимые доказательства виновности Чернышевой и Маруева. Так это или нет, прояснится уже 14 марта.

Суть обвинений

По версии российских правоохранительных органов, в 1997 году некая организованная группа мошенников похитила 76 миллиардов рублей, выделенных Волгоградской области из федерального бюджета. На эти деньги власти собирались построить жилья для военнослужащих, уволенных в запас, а также мост через Волгу и водопровод в городе Михайловка.

Как считает следствие, в эту преступную группу входили заместитель председателя правления ЗАО "Роспром" Владимир Дубов, Чернышева, которая тогда была начальником управления регионального бизнеса "Роспрома", замдиректора СП РТТ Андрей Крайнов, а также "другие неустановленные лица". При этом Дубов, который является одним из акционеров "ЮКОСа", скрывается от Генпрокуратуры в Израиле, а Крайнов находится под арестом в России, будучи третьим обвиняемым по делу Ходорковского и Лебедева.

Как указывает Генпрокуратура, мошенники воспользовались существовавшей тогда системой взаимозачетов между предприятиями и субъектами РФ, имеющими задолженности друг пред другом и федеральным бюджетом. По состоянию на 1997 год Минфин был должен администрации Волгоградской области 76 миллиардов рублей, а тогда еще дочернее предприятие "ЮКОСа" ОАО "Юганскнефтегаз" имело непогашенную задолженность перед федеральным бюджетом.

По данным следствия, Чернышева подготовила фиктивные документы о том, что администрация Волгоградской области задолжала "Юганскнефтегазу" за якобы поставленные нефтепродукты те самые 76 миллиардов рублей. Создание мнимой задолженности позволило мошенникам получить от имени администрации области через Минфин бюджетные средства, которые были направлены в "Юганск" под видом оплаты несуществующего долга.

При этом, по версии прокуратуры, ряд фиктивных документов по предложению Чернышевой были подписаны от имени "Юганскнефтегаза" Дмитрием Маруевым, заместителем главного бухгалтера "ЮКОСа".

Составив картину преступления, Генпрокуратура предъявила Дубову и переехавшим в Великобританию Чернышевой и Маруеву заочные обвинения в мошенничестве, добившись через суд санкции на их арест и объявления их в международный розыск.

Десятого марта в лондонском суде было это обвинение было оглашено. Решив также ряд технических вопросов, суд объявил перерыв до 14 марта. В этот день сторона обвинения, как ожидается, представит своих свидетелей. В их числе, вероятно, окажутся высокопоставленные чиновники администрации Волгоградской области, готовившие восемь лет назад документы об упомянутом выше взаимозачете с "Юганском". До окончания процесса, который продлится около полутора месяцев, обвиняемые будут находиться под подпиской о невыезде из Лондона.

Интересные моменты

Между тем, Чернышева и Маруев обратились к властям Великобритании с ходатайством о предоставлении им политического убежища. Решение по этому поводу пока не оглашено, но совершенно очевидно, что принятая 25 января резолюция ПАСЕ "Об обстоятельствах, сопровождающих арест и судебное преследование ведущих менеджеров ЮКОСа", в которой констатировалось "нарушение принципа верховенства закона и избирательного применения властями России законов", увеличивает шансы обвиняемых стать политическими беженцами.

Кроме всего прочего следует отметить, что Чернышева, также работавшая в 90-е годы начальником отдела приватизации банка "МЕНАТЕП", в России проходит и по другому уголовному делу. Генпрокуратура считает ее одним из основных сообщников Михаила Ходорковского. Чернышева якобы участвовала в мошенничестве при покупке госпакетов акций ОАО "Апатит" и НИИ удобрений и инсектофунгицидов. Однако документы на ее экстрадицию в связи с этим эпизодом российские власти почему-то не подали.

Видимо, Москва просто попыталась подстраховаться, не связывая запрос об экстрадиции топ-менеджеров "ЮКОСа" с основным делом против руководства этой компании. Но можно ли предполагать, что лондонские судьи не заметят подмены? И зачем России процесс, который, вероятнее всего, будет ею проигран?

Алексей Гапеев

Другие материалы
Из жизни00:07Сегодня

Проклятые богатства

Они выиграли миллионы. Это разрушило их жизни