Победа демократии над ЕС

Германия приостановила ратификацию Лиссабонского договора

Конституционный суд ФРГ приостановил ратификацию Лиссабонского договора, который должен заменить собой единую европейскую конституцию. Суд признал, что договор не противоречит Основному закону страны, однако для его ратификации необходимо устранить очевидные недостатки законодательства и, прежде всего, усилить полномочия национального парламента в принятии общеевропейских решений. Решение суда на первый взгляд выглядит необычно, если вспомнить что Германия вместе с Францией выступают локомотивами евроинтеграции. Тем не менее, многие в ФРГ уже назвали его историческим и сочли "победой демократии".

В целом, решение суда в Карлсруэ от 30 июня действительно можно назвать историческим, прежде всего потому, что оно четко определяет будущее соотношение между национальным суверенитетом и общеевропейской интеграцией. И не только для Германии, но и других стран ЕС, для которых позиция ФРГ может послужить примером.

Так, в пресс-релизе конституционного суда говорится, что европейская интеграция не должна вести к выхолащиванию демократической системы в ФРГ. Иными словами, государства - члены ЕС должны сохранить за собой право принимать решения по вопросам, касающимся экономики, социальной и культурной сфер, а не превращаться в полую государственную оболочку, из которой центральные органы ЕС "высосали" весь суверенитет.

Разумеется, существует общеевропейский парламент, куда каждая страна ЕС делегирует своих депутатов. Однако, как отмечается в решении конституционного суда, Европарламент может лишь отчасти уменьшить, но не ликвидировать разрыв между объемом власти, сконцентрированной в руководящих органах ЕС, и той властью, которой реально располагают рядовые граждане в демократических государствах.

Ни по своему способу формирования, ни по своему месту в структуре европейских институтов Европарламент не может приравниваться к национальным представительным органам и рассматриваться как выразитель воли народа. К примеру, последние выборы в Европарламент были использованы гражданами для того, чтобы наказать свои национальные правительства, и превратились в своеобразное протестное голосование. В итоге среди депутатов, оказалось большое число популистов да и просто лиц со скандальной репутацией.

В ЕС, по мнению представителей конституционного суда ФРГ, наблюдается своего рода "структурный дефицит" демократии, который и должны восполнить парламенты национальные. Бундестаг и бундесрат призваны стать своеобразной гарантией от появления общеевропейского Молоха - слишком большой концентрации власти в центральных органах ЕС.

Таким образом, объявление войны и заключение мира, налогообложение и государственные расходы, образование, воспитание, социальная политика, средства массовой информации и взаимодействие с религиозными учреждениями и объединениями остаются в компетенции национального парламента и могут быть переданы другим органам только в том случае, если в Германии будет принята новая конституция. До тех пор пока действует нынешний Основной закон, произойти этого не может.

Конституционный суд ФРГ поставил точку в многолетнем споре о том, что должно стать итогом общеевропейской интеграции: "отечество Европа" или "Европа отечеств", однозначно высказавшись за вторую концепцию. Впрочем, несмотря на очевидную радость евроскептиков, это не должно стать препятствием для дальнейшего общеевропейского объединения. Прежде всего потому, что стремление Германии к евроинтеграции уже само по себе прописано в 23 статье Основного закона и не зависит ни от намерений парламента, ни от позиции правительства, являясь конституционной обязанностью.

В ближайшее время депутатам предстоит внести изменения в так называемый сопроводительный закон, который регулирует участие немецкого парламента в общеевропейских делах и в ряде своих положений был признан конституционным судом в Карлсруэ противоречащим Основному закону. Для этого бундестагу придется прервать летние каникулы и собраться на внеочередное заседание 26 августа. Окончательное голосование намечено на 8 сентября. После этого президенту Хорсту Келеру останется его только подписать. На немецких условиях.